ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Там! — кричал Векс, когда они обогнули обнажение монотонной серой скалы, и в Хорсте внезапно вспыхнула надежда, когда он увидел последнюю массивную дверь, от которой они начинали свой спуск. Оставалось не более нескольких метров, поднимающийся проход за ней была до сих пор освещен мерцающими сферами и он про себя вознес молитву благодарности Императору, что они оставили вход открытым, когда спускались в шахту.

Хорст кивнул, чувствуя внезапный прилив сил, от перспективы их неизбежного спасения и немного прибавил темпа, несмотря на усталость. Холодный ветер смерти почти перерос в ураган, который дул в спину и он помогал бежать, но бросил ошеломленного техножреца на подернутый ржавчиной вход, он почувствовал как его ботинки плюхнулись в глубокую воду. Прыгая в щель за Вексом, он развернулся, хватая ручку двери, и холодок ужаса пробежал по нему, когда он начал тянуть дверь на себя, чтоб закрыть.

Проход позади них исчез в движущейся стене воды, которая полностью затопила его и теперь неслась на них так быстро и неустанно, как взбешенный самец грокс. Хорст напрягся, борясь с заржавевшими петлями, мускулы на его спине вздулись от усилий и с неохотой и визгом дверь начала двигаться. Слишком медленно, подумал он, слишком поздно.

— Давай помогу.

Векс наклонился к нему, хватая арматурный стержень, и тоже потянул на себя. Завывая как проклятая душа в варпе, дверь начала закрываться. Затем стена воды достигла двери, с ударом, который болезненно отразился в замкнутом пространстве, неприятно напомнив Хорсту момент, когда Аквилла Барда ударилась в вечную мерзлоту, дверь захлопнулась, усиленная, один Император только знает, сколькими тоннами воды с другой стороны.

Оба человека были отброшены силой удара, и Хорст почувствовал удар рукояткой своего силового меча, которая больно воткнулась в его бедро. К счастью, сила удара не активировала оружие или в противном случае он потерял бы ногу, а так просто пострадала его гордость и была ободрана кожа. Тонкая взвесь ржавчины плыла по воздуху, ложась на мокрую одежду и тело смесью, от которой зудела кожа. От этого они стали выглядеть странно, как будто оба вымазались в засохшей крови.

— С тобой все в порядке? — спросил Хорст, с трудом вставая на ноги.

— Думаю да, — подтвердил Векс, переводя дыхание. Он пнул лежащий рядом кусок щебня, Хорст в первый раз видел от него такое явное проявление гнева. — Нет прощения моей собственной глупости. Если бы я не лез в этот аппарат, у нас были бы записи Тониса для изучения.

— Я сомневаюсь, — попытался его утешить Хорст. — Если когитаторы не были так же заминированы, можешь назвать меня еретиком. С момента, когда мы ступили туда, единственный вопрос был — в какую ловушку мы попадем.

— Тогда, кажется ты прав, — печально произнес Векс. — Это та, которую бы ты не увидел и которая бы убила.

— Но ты же увидел, — ответил Хорст, похлопывая безутешного техножреца по спине и стараясь приободрить его. — И только благодаря тебе мы до сих пор живы.

Он решительно развернулся и зашагал по проходу, ведущему во входную пещеру.

— Мы точно не знаем чем занимался Тонис там внизу, но мы точно знаем, что это как-то связанно с псайкерами. Инквизитор Финуби был прав.

— Должно быть так, — сказал Векс, устало потащившийся за ним, — но мы до сих пор не узнали больше, чем знали.

Тамбл, Шахта Горгонид, Сеферис Секундус
100.993.М41

Бутылка почти опустела, когда вернулся Кантрис, но Кирлок чувствовал себя трезвым как всегда, его дискомфорт от критической ситуации, в которую он попал, не позволяли алкоголю уменьшить остроту этого. Элира осталась там же, где и была, иногда потягивая пойло, но разговор между ними получился натянутым, и в значительной степени вымышленным, учитывая, что их могут подслушать. Многие из посетителей, несомненно, перескажут тщательно отсеянные крупицы подробностей Кантрису или его помощникам еще до конца ночи. Псайкерша знала свое дело, что касалось охоты на еретиков, но он знал изобилующий преступный мир Тамбла и знал, что она допустила ошибку, доверившись их контакту. Кантрис был пройдохой, это знали все. Единственная причина, по которой он был еще жив, он был полезен, для разных людей и по разным причинам.

— Все устроено, — сказал Кантрис, понижая свой голос, когда подошел к их столику в баре. — Есть группа, которая улетает на барже для руды ночью, после следующей, и у них есть место для двух человек.

— Хорошо, — сказал Кирлок, размышляя, что за побрякушки, которые Элира выложила перед ними, контрабандисты вероятно не будут думать дважды, прежде чем освободить два места, двумя выстрелами, если понадобится. — Где и когда?

— Не здесь, — сказал Кантрис, подозрительно оглядываясь на других посетителей, которые притворялись, что их сильно интересует содержимое своих стаканов. — Есть безопасное место, куда я вас отведу.

— Мы здесь в безопасности, — сказала Элира, и Кантрис с сожалением покачал головой. — Конечно, нет.

Он взглянул на Кирлока, ища подтверждения.

— Если сучка Гранби действительно посадила вам на хвост охотника за головами, он точно обойдет пивнушки.

— Обойдет, — согласился Кирлок.

Это было слишком очевидным и настаивать остаться здесь, наведет Кантриса на мысль, что они не опасаются преследования, затем последует логичный вопрос почему. Он невесело ухмыльнулся рыжему проводнику и пожал плечами.

— Городская девочка.

— Отлично. — Элира встала и подняла свой рюкзак, небрежно забросила его на одно плечо. — Пойдем.

— Хорошее решение, — согласился Кирлок, как можно лучше скрывая свое беспокойство. Он медленно поднялся, собрал свои вещи и не ненавязчиво проверил, что его цепной топор свободно висит в петле, что достать его одной рукой. — Вернусь через секунду.

— Куда ты пошел? — спросила Элира, хотя сказать точно, было ли беспокойство в ее голосе подлинным или это игра для Кантриса, он не мог.

— Мы задолжали Мангу, — напомнил ей Кирлок, направляясь к бару.

Кажется, работающие на Кантриса люди не обнаружили дыр в их истории, но он не думал, что он остановятся.

— Мужик, ты сваливаешь? — сказал Манг, когда его брат приблизился, отрываясь от размазывания грязи по столу влажной и немытой тряпкой

Кирлок кивнул.

— Пять кредитов за комнату, — сказал он, бросая горсть звенящей мелочи на металлическую поверхность, — и кое что за выпивку.

— Достаточно справедливо, — согласился Манг, смахивая монеты и чуть улыбнувшись, когда обнаружил дополнительные два кредита, добавленные братом. Слишком много за едва дистиллированное пойло, но Кирлок считал, что Инквизиция может себе это позволить и они вряд ли когда-нибудь опять встретятся. — Значит улетаешь?

— Похоже на то, — согласился Кирлок.

— Одну на дорожку, — сказал Манг, ставя на прилавок и протягивая бутылку с бесцветной жидкостью. — За старые времена.

— Все было не так плохо? — сказал Кирлок, беря ее и кладя в рюкзак.

Ни одному из них больше не было что сказать, но он внезапно почувствовал нежелание уезжать. Его брат пожал плечами.

— Да, было, — сказал он, — но нужно жить дальше.

Тоскливость прозвучала в его голосе.

— Береги себя, Вос, — сказал он, — потому что я гарантирую, что ни одни педик тебе не поможет.

— Ничего не меняется, не так ли? — сказал Кирлок, разворачиваясь.

Элира и Кантрис уже ждали его около покрывала, ведущего на свежий воздух, и они без слов откинули его, когда он подошел к ним. Кирлок замешкался на пороге, последний раз махнул на прощание, брат ему ответил и затем грязный кусок ткани разлучил их навсегда.

— Куда? — нетерпеливо спросила Элира и вернувшись к неотложным вопросам Кирлок указал кивком.

Была середина ночи, ближе к рассвету и вокруг кипела ночная жизнь Тамбла, его ночные жители прятались от властей в любые дыры или платили взятки за спокойствие или возвращались к повседневным заботам, спрятавшись в толпе рабов. До сих пор было достаточно темно, чтоб висящий город был единственным верным источником освещения и он осматривался по сторонам, тщательно всматриваясь в тени. Тихий скрип камня разносился в ночной тишине, и он напрягся, размышляя о том, кто еще враждебно следит за ними, кроме скальных крыс.

730
{"b":"545139","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Изгнанник. Испытания раян
Ватник Солженицына
Тиран
Евгения Гранде. Тридцатилетняя женщина
Будь моим отцом
Драконья традиция
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
Наши против
#Секреты Королевы. Настольная книга искусной любовницы