ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сержант патрульных сообщил, что за время, пока особняк пустовал, электрическая проводка на стене пришла в негодность, и несколько дней назад группа фанатичных паломников устроила во дворе палаточный лагерь.

— В дом они не заходят, сэр, — предупредил Джака сержант, — но рубят деревья для костров. Прежний владелец не платил нам за охрану и благочестие.

Джак пробурчал несколько слов Гримму.

Тот отсчитал патрульным несколько шекелей. В прежние дни Тайный Инквизитор строго отчитал бы сержанта за вымогательство и богохульство. Что этот дурак может знать о благочестии? Благочестие — это преданность, сосредоточение.

Новым хозяевам не стоило без причины ссориться со стражами порядка, но наоборот, постараться добиться уважения.

— Живем тихо, вместе оберегаем свои жизни и собственность! — пообещал Джак, вытаскивая из-за пояса «Милость Императора».

Полицейские ошарашенно вытаращились, увидев драгоценный старинный болтер из титанового сплава с искусно выгравированными серебряными рунами. В обойме, правда, осталось всего два разрывных патрона, но у Джака имелся еще и лазерный пистолет.

Гримм продемонстрировал свой «Мир Императора» с единственным патроном. Лекс из складок набедренной повязки извлек на свет божий личное оружие.

За две недели, проведенные на Кареше, им не удалось добыть боеприпасы к болтерам, зато лазерные пистолеты оказались в порядке.

Сгущались сумерки. Шофер лимузина нетерпеливо покашлял.

Гримм убрал «Мир Императора» и повернул ключ в замке ворот.

Автомобиль въехал во двор. После демонстрации такого арсенала вряд ли кому-то захочется удрать вместе с багажом.

— Ты ждешь внутри, — приказал Гримм.

Шофер подчинился. Сержант патруля разглядывал голые ноги и скудный наряд Лекса. Он поднял воротник своего камуфляжного комбинезона и поежился:

— Холодно.

Д'Аркебуз презрительно фыркнул. В монастыре десантников учили переносить настоящий холод и настоящую жару. Анатомия их соответствующим образом изменялась. Под кожей Лекса находился квази-органический панцирь, управляемый нервной системой. Через отверстия в спине он снабжал энергией доспехи, но и сам служил изоляционным слоем. Что эти простачки знают о холоде?

«Варвар» поиграл мускулами и процедил сквозь зубы:

— Слабак.

Неожиданно патрульные разбежались. Неужели испугались?

Нет! К особняку приближались черные тени. Десять фигур.

Двадцать. Зазвучал заунывный рефрен молитвы:

Его Лицо.

Истинное.

Его Лицо.

Истинное.

— Кто стоит на пути Его верных пилигримов? — завопил истошный голос. — Паломники возвращаются к своим палаткам со священными реликвиями! Отходи в сторону, отходи в сторону — во славу Его имени!

Острые глаза Гримма, привыкшие к темным пещерам и туннелям Антро, где света всегда не хватало, быстро оценили ситуацию.

— Они вооружены только обрезами, босс.

Обычное огнестрельное оружие со свинцовыми пулями получило широкое распространение среди местных шаек. Джак выкрикнул:

— Предупреждаю: обстоятельства меняются. Вы опускаете ружья. Убираете палатки и с миром покидаете частную собственность!

Резня не поощрялась Имперским Администратом, но слишком часто обстоятельства складывались так, что лишь кровопролитие спасало цивилизацию, разум и веру. Факт, достойный сожаления, в чем-то уравнивающий верноподданных с еретиками Хаоса.

В ответ на предупреждение клацнули затворы и раздалось щелканье, похожее на звук упавших камешков. В воздухе засвистели пули, одна улетела в открытые ворота, остальные рикошетом отскочили от стены. В предвкушении грядущей религиозной церемонии паломники чувствовали себя вправе оставаться на захваченной территории.

Но тут заговорили болтеры. Правым окажется тот, кто сильнее.

Разрывной патрон вылетел из ствола. Детонатор разжег порох. Заряд устремился к цели, чтобы разорвать плоть, кость или жизненно важный орган. Как всегда.

Бесшумно взялись за дело лазерные пистолеты. Тонкий, как скальпель, луч, достигнув цели, вспыхивал. И если жертва могла еще сделать вдох, то в ночи раздавался крик агонии.

С десяток пилигримов, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление, сбежали. Еще дюжина валялась у ворот мертвыми.

Короткий бой.

Сержант патрульных осмелился подойти ближе. В слабом свете уходящего дня он с восхищением осмотрел оружие Джака.

— Болтер Космических Десантников, да, сэр? Мой дед рассказывает мне. Он тогда был совсем маленький. Десантники ищут врагов среди нас. Вы собираете реликвии? Я тоже. Смотрите.

Джак вздрогнул. Полицейский благоговейно снял с шеи шнурок, на котором висел отполированный разрывной патрон.

— Где это берешь? — требовательно спросил Гримм.

— Продают здесь, в Шандабаре. Реликвии.

Похоже, десантники оставили на планете несколько неиспользованных обойм.

— Дай сюда! — рявкнул Лекс. — Мне нужно!

Он помахал перед лицом сержанта пистолетом.

Конечно, полицейский откажется отдать свой талисман. По какому праву (разве что по праву сильного) варвар смеет командовать?

Но нет… Чувство гипнотического подобострастия переполнило жителя Сабурлоба.

— Вижу, как стреляют чудесные болтеры… — пробормотал сержант, почтительно передавая патрон Лексу. Затем взглянул на валяющиеся трупы: — Вызываю санитарный отряд утром, сэр.

— Выражаю признательность, — ответил Джак. — Мой раб укладывает тела в палатки, как в мешки.

Солнце зашло. Звезд стало больше. У Сабурлоба, к счастью, не было спутника, иначе приливы каждую ночь затапливали бы низменные равнины. Реки здесь текли лишь из-за центробежной силы, вызванной вращением планеты.

Добропорядочные граждане не придавали значения таким тонкостям, они привыкли полагаться на технику, а не на природу.

В путеводителе говорилось, что три больших храма в честь Бога-Императора построены там, где в период колонизации располагались в древнем городе ворота. Имелось и бессчетное количество мелких.

Новые владельцы особняка ранним утром отправились пешком в восточную часть города к храму Ориенс. Они пока воздержались от приобретения автомобиля. Драгоценности с оклада «Книги Рана Дандра» в одно мгновение могли сделать их богачами, стоило только продать все камни сразу. Но так поступил бы только дурак. Прогулка — прекрасный способ познакомиться с городом, даже если на это уйдут долгие часы.

Мелинда посещала храм Ориенс. Именно там собирались заговорщики. Джаку не терпелось оказаться в месте, где бывала она. Тем более в храме можно купить «реликвии», подобные той, что подарил патрульный.

По пути внимание беглецов привлекло массивное здание, резко отличающееся от местной архитектуры. Вместо куполов и галерей — уходящие ввысь стены, увенчанные остроконечным шпилем.

— Я бы сказал, что здесь заседает имперский Суд, — предположил Гримм.

На карте Шандабара это строение отмечено не было. Не заметно и замаскированных зеркалами арбитраторов, скрыто наблюдающих за людными улицами.

— Давайте осмотрим попозже, — распорядился Джак.

По мере приближения к храму Ориенс стали попадаться разрушенные дома. Целый район лежал в руинах, и, похоже, ничего не предпринималось для его восстановления. Но это не смущало паломников, пробиравшихся к святыне по занесенной песком улице. На площади собралась огромная толпа верующих, попрошаек и предсказателей будущего, продавцов сувениров и разносчиков с кувшинами подогретого вина и нехитрой закуской.

Будки, ларьки и киоски вырастали на глазах, как грибы. Словно на поле битвы устроили ярмарку.

Несмотря на разруху торговля процветала.

Паломники роились вокруг лотков, как пчелы вокруг сочного фрукта. Гиды зазывали осмотреть храм.

Чтобы отделаться от назойливых попрошаек, Гримм нанял одного из них — худого мужчину средних лет с отпугивающей внешностью: выпученные из-за болезни желез глаза, рассеченная надвое давним ударом ножа верхняя губа. Проводник болтал без умолку, словно заячья губа не могла сдержать поток слов.

917
{"b":"545139","o":1}