ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Чистка? — содрогнулась девушка. — Больше никогда не взгляну на твое произведение.

Она тут же покинула комнату.

И правильно. Кроме планеты Хаоса десантник собирался изобразить смерть Мелинды от копья амазонки с Феникса.

Устав от кропотливой работы, Леке вышел в сад, чтобы дать отдохнуть глазам. Гримм любовался огромным красным солнцем.

— Прекрасный денек, — начал разговор карлик. — С тех пор как мы прилетели, заметно потеплело. Ты не заметил?

Д'Аркебуз обращал мало внимания на погоду. Сейчас он с трудом отвлекся от своих мыслей и удивленно пожал плечами.

— И в то же время, — продолжил Гримм, — светило стало хм-м… как будто меньше размером. Не так ли?

Леке вспомнил, что говорилось по этому поводу в путеводителе.

— Красный цвет имеет внешняя оболочка звезды, растянувшаяся на сотни миллионов километров. Внутри ее скрыто горячее белое ядро, такое же маленькое, как ты.

Десантник усмехнулся.

— Я слышал, что радиационные выбросы белых карликов могут флуктуировать. Это зависит от химического состава звезды, — он сардонически взглянул на Гримма. — Карлики весьма непоседливы.

Коротышка-скват почесал лохматую голову.

— Может, мы попали в радиационный поток?

— Сплюнь! Кто знает, каков окажется верхний предел температуры?

— Только не надо меня пугать, верзила. На Сабурлобе живут миллионы людей. Тысячелетия уже живут.

— Для истории тысяча лет — секунда.

— Знаю, знаю!

— Даже слабое внешнее или внутреннее воздействие может дестабилизировать белый карлик. Например, отголоски ворп-шторма. Или корабль Хаоса, материализовавшийся вблизи звезды.

— Спасибо за утешение.

— Космос существует не для нашей выгоды, малявка. Так же, как собака живет не ради блох. Что бы ни думала сама блоха по этому поводу. Настоящий героизм — защищать реальность, служить Императору и славить Его имя.

— А ты, кстати, знаешь Его имя?

Леке предупреждающе приложил палец к губам.

— Никто не знает Его имени, — прозвучал резкий голос Джака. Он тоже вышел прогуляться в сад. — Вряд ли он сам знает его после тысячелетий трансцедентной боли и вселенской изнуренности.

— Бионн ан феар циалмар ина тост нцаир на юионн пиок ле ра айге, — процитировал он элдарскую фразу и скрылся среди деревьев.

ГЛАВА 9. ШУТ

Прошло несколько недель, и вот однажды Ракел принесла весть, что в районе Махаббат в театре Миракулорум дает представления трио удивительных артистов.

Двое акробатов в пестрых костюмах, цвет которых менялся каждую секунду, носили голографические маски с лицами людей. Маска третьего члена труппы изображала череп, оскаленный в жуткой ухмылке. Невероятно подвижный, в черном костюме с нарисованным скелетом, он единственный владел имперготом.

— Обычные люди, — заключила Ракел, — только очень высокие. Ноги, руки, голова — все на своих местах.

Экзотические артисты прибыли в Шандабар с караваном из города Бара Бандобаст. Жители столицы считали, что они выросли в одном из кочевых племен.

О циркачах девушка узнала от Мардала Шутурбана. Бандит еще не пришел в себя после смерти брата. Он не помнил подробностей ужасной гибели Чора и считал, что Тод Запасник с помощью колдовства спас себя, своих спутников, а заодно и Мардала.

Оказывается, приглашая их в «Дом Экстаза», бедняга Чор рассчитывал, что женщина-змея заползет в голову Запасника и выведает его мысли. Его планам не суждено было сбыться.

Мардал нервно бормотал, что очень недоволен своей внешностью. Ракел поняла, что он собирается предложить некий альянс ее могущественному патрону.

— О мой брат, мой бедный брат, — всхлипывал Мардал. — Мой мудрый брат!

Почему Ракел интересуют странные циркачи? Что задумал сэр Тод? Чор сразу понял бы, но Чор мертв.

Правда ли, что Ракел проникла в Суд? Его информаторы из касты мусорщиков, убирающих токсичный пепел, слышали, что погиб судья. Ракел может ничего не говорить, если не хочет. Ох, какая стоит жара. Пот льет ручьями.

В Шандабаре никогда так не пекло, разве что в греховных домах Махаббата. В Серой пустыне раскалился песок.

— О, мой брат! О, мой брат!

Ах, да… эти странные артисты. Мардал выполнит просьбу сэра Тода, проследит за ними.

— Безусловно, арлекины ищут похищенную книгу, — сказал Джак.

Услышав об инопланетянах, Ракел изумленно ахнула.

— В книге содержится много секретов, — объяснил Драко. — Она хранилась в Черной Библиотеке элдаров, которая спрятана в Паутине. Туда может проникнуть лишь Инквизитор. Это тайные знания, и тебе лучше держаться подальше.

— Знание — не благословение, а проклятие, — согласилась Ракел.

Арлекины провели перегруппировку в своих поредевших рядах и отправились обыскивать галактику, вычисляя наиболее вероятные места появления Драко.

Труппы артистов время от времени посещали планеты Империи, давали представления с танцами и пантомимой во время карнавалов.

Но на гастроли прибывали сотни инопланетян: артисты, костюмеры, операторы сцены и осветители. Три арлекина — это шпионы, которые ищут книгу.

На Сабурлобе они объявились в качестве бродячих циркачей. Местные судьи не успели узнать о бюллетене Астропата. Обычно элдары маскировались под людей, уроженцев далекой имперской колонии. Порой их инкогнито раскрывали, как это произошло на Леккербеке, и они становились жертвами жестоких судей и ревностных служителей церкви.

Арлекины появились из Серой пустыни, а не из космопорта. Джак отслужил мессу, радуясь тому, что вход в Паутину находится на планете. Леке и Гримм принялись строить планы захвата, рассчитывая использовать Мардала Шутурбана и его шайку.

Даже имея на вооружении три заряженных болтера и лазерные пистолеты, вступать в открытую схватку с тремя скоморохами, один из которых — Шут Смерти, — было безрассудно.

Правда, арлекины вряд ли решатся воспользоваться крупнокалиберными орудиями, например, сюрикен-пушкой или антигравитатором.

Утонченная чувствительность элдаров к психическим волнам очень опасна. Над густонаселенным Шандабаром витали обрывки эмоций и полуоформившихся образов. Арлекины постараются отыскать в этом шлаке драгоценный самородок.

Что ценного можно найти во всеобщем гвалте мыслей? Сомнения служителей Оксиденса… Священники выясняют, виноват ли храм Аустрал в краже бедренной кости десантника…

Загадочное убийство судьи…

Кровавое появление тварей Слаанеша в публичном доме, отпечатавшееся в памяти выживших…

Подобные странные события обязательно заинтересуют шпионов. Чувствительные элдары умеют искать иголку в стоге сена! Наверное, один Мардал Шутурбан воспоминаниями о пережитом ужасе наполнял целую улицу. И в его сознании страшные картины ассоциируются со зрительным образом конкретного человека, мага, владеющего огромным количеством драгоценных камней.

Над Шутурбаном необходимо создать защитную ауру, и как можно скорее. Либо убить его.

Уединенный особняк находился достаточно далеко от квартала Махаббат. Вряд ли элдары отследят ментальный след самого Драко. На всякий случай Джак надежно блокировал свои мысли. Капитан д'Аркебуз потерял десантный шлем с покрытием из псикуриума, но вряд ли телепат отыщет в его мыслях что-либо, кроме «О, Рогал Дорн!».

— Леке, — приказал Джак. — Ты должен, не переставая, читать мантру, чтобы закрыть себя от психического вторжения. Ты, Гримм, пой самую длинную балладу скватов. Ракел я сумею защитить от телепатического вторжения шпионов.

Девушка пролепетала что-то невнятное.

— Сейчас, Ракел, — продолжил Драко. — отправляйся к Шутурбану. Предупреди Мардала, что циркачи представляют угрозу его жизни, но я могу спасти его.

— Он убежден, что ты колдун, босс, — предупредил Гримм.

— Ну и пусть, — ответил Джак. — Возможно, что я им становлюсь. — Он изменился в лице. — Благодаря твоей помощи, верный скват, и в особенности, твоей, капитан д'Аркебуз.

Так Ракел впервые узнала, что гигант принадлежал к ордену космических десантников, более того — был офицером. Она непроизвольно вытянулась по струнке. Леке, салютуя, поднял сжатый кулак и стукнул босыми пятками друг о друга.

936
{"b":"545139","o":1}