ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он издал смешок.

— Не все, конечно, я знаю некоторых, но они составляют исключение. Я и не догадывался, что ты почитаешь предков так же, как я!

— На моей планете, — напомнила Ракел, — шаманы пьют отвар лишайника, того, из которого и изготавливают ваш чертов полиморфин, и принимают внешность мертвых предков, чтобы ощутить связь с их душами. Общение с предками для нас священно.

Да, она рассказывала об этом. Гримм помнил.

Притворяться дальше скват не мог. Он вспомнил совет Джака: всегда думать о высшей цели.

— Ракел бинт-Казинцкис, — торжественно произнес Гримм. — Я клянусь своими благородными предками. Пусть они лишат меня генетических и духовных наследников, если я лгу. Пусть я потеряю возможность самому стать предком!

На сердце сквата скребли кошки. Он твердо верил, что предки покарают его. Теперь он никогда не станет старым и мудрым. Червь сомнений будет непрерывно точить его изнутри.

Не год, не два, а до самой смерти.

Если рассказать Джаку о клятве, поймет ли Тайный Инквизитор всю глубину мучений сквата? Оценит ли его самоотверженность, так отличную от двуличной лжи Карнелиана?

ГЛАВА 15. СБОРЩИКИ УРОЖАЯ

Когда Ракел и Гримм вернулись в лагерь, солнце уже разогнало утренний туман. Джак и Леке лениво рассуждали о том, где на планете находится второй вход в Паутину. Карта на линзе показывала, что он существует. Но куда идти, лететь или плыть?

Леке снял с вытекшего глаза повязку — красный пояс ниндзя. Увидев ужасную рану, Ракел вскрикнула. Взгляд Гримма блуждал по верхушкам деревьев, он не желал смотреть на дело рук своих.

— Жаль так быстро покидать столь гостеприимную планету, — печально проговорил скват. — Голубое небо, ласковое солнце. Прямо курорт. — Он чувствовал себя несколько смущенно и решил пошутить: — Как тебя угораздило напороться на нож, великан?

— Прекрати, — сухо оборвал его Леке.

— Да уж, хорошую работенку я задал вашим хирургам. Но второй глаз побереги. Слепой ты станешь нам обузой.

Ракел прервала монолог Гримма:

— Может, нам не торопиться? Получше познакомимся с планетой, поищем людей. Ктонибудь обязательно знает, где второй вход.

Гримм бросил на девушку презрительный взгляд:

— Тебе бы только сидеть без дела. Хочешь, чтобы каждый день был праздником?

— У нас есть драгоценности, — не сдавалась Ракел. — Можно купить информацию, нанять слуг.

— Не обязательно на планете есть люди, — возразил Джак. — Она может оказаться пустынной.

Гримм скривил губы в ухмылке:

— Или здесь живут противные зеленокожие орки. Они навеки обратят нас в рабство. Славная перспектива?

— Я жду, — прервал его рассуждения Леке.

Вздохнув, скват достал нож и поплевал на лезвие, как будто его слюна обладала антисептическими свойствами.

— Вот такие номера орки и проделывают.

— Я ничего не знаю об инопланетянах, — смутилась девушка.

— Тогда нам лучше исчезнуть прежде, чем ты успеешь познакомиться с ними.

— Ты специально стараешься напугать меня. Нет никаких доказательств того, что здесь живут эти самые орки.

— Ха, дорогуша. Если на планете деревья зеленые, то почему бы и разумным существам не быть таковыми? — фыркнул Гримм.

— Ты не в духе, — повернулся к сквату Джак. — Я думаю, лучше нож взять мне.

— Я не в духе? — огрызнулся Гримм. — Не знаю, не знаю. У меня приподнятое настроение. — Он усмехнулся: — Я предвкушаю, как начну пытать Лекса…

Гримм хорохорился. Скват боялся, что Ракел догадается, что он дал ложную клятву, и его жертва окажется напрасной.

Леке опустился на колени, и все повторилось. Клинок вошел в глазницу, чудесный свет появился вокруг Руки Славы, указательный палец вытянулся на восток.

Прежде чем отправиться в путь, они насобирали орехов, каких-то красных ягод и сероголубых грибов. Леке пробовал первым. Не ядовито. Питательно. Вкусно.

День прошел без приключений. Маленький отряд шагал по лесу, лишь изредка вспугивая маленьких зверьков. Ближе к вечеру чаща поредела, появились пни от срубленных топором деревьев, некоторые совсем свежие.

Орки оставили бы после себя широкие просеки. Они уничтожали все без разбора. Значит, планета заселена людьми.

Накануне усталые путники уснули, не дождавшись захода солнца, поэтому не видели ночного неба. Находятся ли они в центре или на окраине галактики, станет ясно по количеству звезд.

Рука Славы привела их на огромную пустошь. Серый пепел усеял землю. То тут, то там торчали обгорелые перекладины и балки. Совсем недавно здесь была деревня. Под обломками хижин они обнаружили несколько скелетов.

Кто сжег деревню? Соседнее племя? Но тогда почему так мало трупов?

Выложенная булыжником дорога уводила дальше в лес. По ней маленький отряд и отправился дальше. Через двадцать километров перед ними открылась панорама большого города, также превращенного в прах. Дорога манила продолжить путь.

На закате Джак решил устроить привал.

Почти весь день солнце закрывали тучи, но к вечеру небо очистилось. На востоке поднялась цепочка естественных спутников, похожих на жемчужины на темном бархате. Лун у планеты оказалось много — около сотни. Их ярко сверкающее ожерелье мешало рассмотреть звезды.

Пока четверо путешественников наблюдали за небесной процессией, одна из жемчужин соскользнула с нитки и начала спускаться.

Леке тихо выругался.

— Что это такое? — так же тихо спросила Ракел.

Ответ десантника прозвучал холодно и жестко:

— На Сабурлобе ты видела генокрадов и мутантов, Ракел. Сейчас тебе предстоит узнать еще одну страшную тайну. Над планетой сияют не спутники. Это космические корабли тиранидов. Чудовищ, которые и породили генокрадов. Тираниды выращивают народы целых планет как биологический материал для последующей мутации, собирают урожай высшей формы жизни — человеческий.

Флотилия тиранидов появилась в Империи из межгалактического течения шириной в два миллиона световых лет. Прежде они опустошили не одну галактику, используя разум как сырой материал, создавая из людей всевозможных монстров: вурдалаков, точильщиков плоти, убийц криком.

Название последним придумали выжившие в стычках с отродьем тиранидов десантники. С ужасающими воплями неслись в атаку невидимые, но реально размахивающие мечами и разбрызгивающие токсичную биоплазму чудовища.

Точильщиками плоти называли ядовитых жуков, набрасывавшихся на жертву и выгрызавших куски плоти.

Корабли тиранидов состояли из тысяч органических существ, сросшихся друг с другом в результате мутации. Контроль над миллионным флотом осуществлял коллективный мозг. Как стоголовая гидра не замечает потери одной головы, так коллективный мозг тиранидов оставался невредимым в любых схватках. Уничтожь тысячи кораблей — напрасная мечта — и все равно он останется целым.

Ни кровожадные воины-тираниды, ни зоаты, промежуточные существа, ни убийцы криком и другие мутанты не обладали индивидуальностью. Все они были клетками колоссального организма, флота-муравейника.

Захват Империи тираниды начали несколько столетий назад, став угрозой не меньшей, чем Хаос. Нападение флота-муравейника стало еще одной причиной безжалостной и беспощадной политики Империи. Иначе человечество погибнет.

Или избавлением от Хаоса станет поглощение всей разумной жизни тиранидами. Черт дьявола не лучше!

Леке ударил сжатым кулаком по колену.

— Мне приходилось сражаться с тиранидами. Я побывал даже на их корабле.

Сейчас он — единственный космический десантник на планете и безоружен. Без доспехов он чувствовал себя голым. Если захватчики обнаружат их, то всем четверым уготована одна участь — стать биологическим сырьем.

Сон пропал. Как тут уснешь, когда похожие на личинок корабли курсируют над планетой.

Одни приземлялись, другие взлетали, увозя новых пленников.

Первый этап отлова на планете закончился.

Тираниды забрали пока только высшую форму жизни — людей. Новая волна подберет остальное.

950
{"b":"545139","o":1}