ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Меня всю трясет, — пролепетала она, ожидая, что Джак достанет карту и придаст сил ее измененному телу. — Ужасное дело — попасть в руки Инквизитора…

— Ракел, — торжественно провозгласил Драко, — прямо за этими стенами в ворп-пространстве находится сила добра, благородства и правды, которая может трансформироваться в эмбрион нового Бога, который сменит нашего Императора. Либо обновит. Его — да простится мне моя ересь! Эта сила избавит Его от тысячелетней агонии и даст вечный покой.

В тоне Джака слышалась неловкость. Верил ли он сам в возможность победы? Он знал, что Светлый Путь существует, видел, как сияет Рука Славы Лекса. Но сомнения живут до тех пор, пока намеченное не свершилось.

Лекса одолевали смешанные чувства. «О, Рогал Дорн, укрепи мою душу! Не допусти в нее коварное предательство!» — взмолился десантник. Гримм совершенно раскис, словно разум его остался бродить где-то в Паутине.

Они нашли место, которое не открывалось еще никому. Так пусть же сомнение не извратит священный момент! Джак, Леке и Ракел опустились на колени в центре перекрестка, омываемого синим светом элдарской Паутины.

Только Гримм остался стоять — скваты не ведали, что такое благочестие и набожность.

Тайный Инквизитор прочел молитвы Императору, затем Ньюмену и Светлому Пути. Он повернулся к Ракел, но подходящие слова не шли на ум.

— Ты хочешь просить меня смириться со своей судьбой? — пролепетала девушка.

Джак метнул разгневанный взгляд на Гримма.

— Что ты сказал ей?! — закричал он на карлика.

— Ничего! — попытался защититься скват. — Клянусь покойными предками, ничего!

— Я старалась, — срывающимся голосом продолжила Ракел. — Старалась изо всех сил. Дайте мне избавление, прежде чем тираниды или какие-нибудь другие твари поймают меня.

— Хорошо, — тихо заключил Джак, довольный, что все складывается удачно.

— Настоящая Мелинда хотела забвения, — признался он. — Но она не верила, что сможет получить его.

Ракел запЛакала.

— Ты хочешь вновь вытащить ее в мир ужаса и страданий! Я понимаю твое желание.

— Ты великодушна…

Но нет никого великодушнее Мелинды, которая вскоре заменит душу этой' женщины в теле.

— Мелинда нужна мне, понимаешь, Ракел? Необходима! Лишь ниндзя сможет победить Принципала Люцифера.

— Ты задумал вернуть ее прежде, чем мы узнали о восстании на Геносте. Я принимаю свою судьбу, Инквизитор. Принимаю! Пошли меня во тьму, чтобы я больше никогда не увидела того, что мне пришлось увидеть. У меня нет будущего.

— Да. Но есть Светлый Путь, который твоя жертва приблизит. О, Император-Сущего, — воскликнул Джак, — прости меня. Восприми это… как должное.

Ракел зарыдала, покорно склонив голову в подтверждение того, что готова отречься от себя в пользу другой. Той, на которую она походила вплоть до малейшего штриха татуировки.

Лекса глубоко расстроила жертва девушки.

— Мы друзья, — сказал он, протягивая Ракел левую руку.

Джак вытащил карту «Ниндзя». И тут же вторая карта вывалилась из кармана. «Демон Тзинча» косо взглянул на Инквизитора. Джаку стало не по себе. Он поспешно бросил карту «Ниндзя» сверху. Мелинда «побила» демона.

— Помолимся и возрадуемся! — провозгласил Драко.

Ракел всхлипнула:

— Я возрадуюсь лишь в забвении.

Так говорила Мелинда. Воровка перестала быть самой собой, ниндзя возвращалась.

Джак сделал Лексу знак снять красный пояс. Десантник размотал повязку, обнажив пустую глазницу. Инквизитор завязал пояс на шее девушки, словно готовил ее к сепуку[74].

— Смотри на карту, — приказал он. — Глаза в глаза. Утони в них. Ты отправляешься в Океан Душ, чтобы пробудить могучее сознание добровольным самопожертвованием.

— Spiritum tuum in pacem di-mitto, — запел Инквизитор на древнем языке.

— Melindi, meum amor ad vitam novam revocatio[75].

Гримм поежился. Леке повернулся боком, чтобы лучше видеть древний обряд, такой же мрачный, как и те, что совершались в крепости-монастыре ордена Кулаков.

Гейша-ниндзя на карте шевельнулась.

— На этом месте, — речитативом повторял Джак, — где время искривляется и поворачивается вспять, силой и милостью Императора…

Ракел вскрикнула и упала на пол, корчась, словно от боли. С губ девушки слетел крик — вызов и утверждение своих прав:

— Я — Мелинда!

В торжествующем голосе прозвучали интонации кровожадной убийцы, имперского агента, обученного секретам тайного ремесла в центре Оффицио Ассасинориум.

Джак упивался победой.

Мелинда привстала, ощупывая грудь, куда вонзилось копье амазонки, вывернувшее наружу ее внутренности.

— Я — Мелинда! — хрипло повторила она, перекатилась на живот и вскочила на ноги. В широко распахнутых глазах ее плескалось безумие.

Боже, она не узнавала Джака. Видела ли она его вообще? Встав в боевую стойку, ниндзя вскричала: — Умрите, отродья Фениксов! — и с яростью бросилась в атаку.

ГЛАВА 18. ИЛЛЮМИТАТ

Как случилось, что Мелинда не узнала Джака? Может быть, мундир комиссара с золотыми эполетами и множеством значков ввел ее в заблуждение? Нет! Ниндзя назвала Инквизитора отродьем Фениксов! А заодно и Лекса с Гриммом.

Князья-Фениксы, элдарские воины-одиночки, бродили по Паутине с одной планеты на другую. Иногда они внезапно исчезали на целые столетия и вдруг появлялись вновь.

Каждый Князь-Феникс так преданно следовал по тропе войны, что возврата ему не было.

Если кто-либо из них умирал, его душа оставалась внутри доспехов. Вместе с доспехами к достойному кандидату переходила и душа умершего — так легендарная птица восстает из пепла.

У входа в Черную Библиотеку Мелинда погибла от руки амазонки-феникса… Воскресшая ниндзя вернулась именно в тот момент отчаянной схватки. Смерть не отпускала ее пробужденную психику.

Мелинда снова дралась в своей последней битве. Так душа, приговоренная к аду, раз за разом подвергается повторяющимся пыткам.

Она видела перед собой трех Князей-Фениксов.

Ужасная шутка Паутины.

Но не она станет жертвой, не она! Кулаком Мелинда ударила Тайного Инквизитора прямо в сердце. Нательный бронежилет смягчил удар, но Джак оступился и чуть не упал.

Ниндзя мгновенно сообразила, что спасло ее врага от неминуемой смерти, и подпрыгнула, метя ногой в голову.

— Мелинда, остановись! — крикнул побледневший Джак, глядя в зачаровывающие безумные глаза возлюбленной.

Но она не узнавала его. Сбив в прыжке Инквизитора с ног, Мелинда схватила его, подняла над головой и швырнула вниз.

Кости Драко хрустнули, боль наполнила его тело, словно бурлящая лава. Джак закричал.

Мелинда снова схватила его и бросила через бедро. Затем подпрыгнула с разворотом в воздухе, но ее разящая пятка натолкнулась на руку Лекса. Болтер, который вытащил гигант, отлетел куда-то в голубой туман.

Джак следил за боем сквозь пелену боли.

Хищно расставленные пальцы ниндзя нацелились в раненый глаз десантника. Но Леке разгадал ее маневр и вовремя уклонился. Пострадал бросившийся на помощь Гримм. Скват, ругаясь, упал на спину — значит, остался в живых. Коротышку спасло то, что Мелинда еще не привыкла к новому телу.

Леке напряг могучие мускулы. Он колебался. Враждебное поведение Мелинды было необъяснимо — если только она не сошла с ума.

Или она вернулась из Океана Душ обезумевшей, или в ее тело вселился демон.

Ниндзя изогнулась, как кошка, сжала кулаки и снова закричала:

— Я — Мелинда!

Ее взгляд остановился на перстнях. Миниогнемет, отравленная игла и лазер. Мелинда раздраженно взревела: как же это она сразу не заметила тайное оружие! И тут же направила один палец на Лекса, второй ткнула в Гримма, а третий — в Джака.

Драко инстинктивно прикрылся здоровой рукой. Лазерный луч пробил незащищенную ладонь. Боли Джак сначала не почувствовал… И вдруг она накатила мощной волной. Казалось, обугленная рука горит огнем.

вернуться

74

Сепуку — обряд самоубийства в древней Японии.

вернуться

75

Spiritum tuum in pacem di-mitto, Melindi, meum amor ad vitam novam revocatio. (лат.) — Душу твою с миром отпускаю. Мелинда, моя любовь, тебя для новой жизни вызываю.

955
{"b":"545139","o":1}