ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Бикейла, с покрасневшими от ярости глазами, прервала его:

— Хватит! Нам не нужно слушать это. Позволь мне убить его!

— Еще одно, — прорычал Росс, подтащив ухмыляющегося гибрида ближе. — Психический сигнал, лебединая песня планеты. Это дело вашего выводка?

— Странно, что ты еще спрашиваешь, — самодовольно сказало существо.

Росс отпустил его и отступил назад. Ответ, словно тяжелый камень, сдавил его сердце. Последний взмах кисти, завершающий картину. Он расследовал это дело для Ордо Еретикус, но это будет пиррова победа. Слишком поздно, чтобы спасти Сирену.

— Верно, псайкер. Слишком поздно. Наш хор звал семью, и семья ответила нам.

Росс в ярости выхватил пистолет. Он ослабил ментальную защиту, и гибрид прочитал его мысли.

— Сколько нам осталось? — спросил Росс, подкрепляя вопрос ментальным воздействием.

Отпрыск Монарха запрокинул голову и расхохотался. Звенящий, пронзительный смех оглушительно громко звучал в стенах огромного зала. Это было слишком. Росс поднял пистолет. Его палец скользнул на спусковой крючок. Но прежде чем он успел нажать, лицо гибрида залило кровью.

Росс опустил оружие, тяжело дыша. Рядом стояла Бикейла, ее серебряный клинок был покрыт багровой запекшейся кровью. Ее облик вселял страх. Краска на ее лице размазалась от пота и жара боя, демоническая маска стекала с ее щек. У ее ног лежал отпрыск Монарха, ярко-красная кровь расплывалась в воде на полу, как нимб вокруг его черепа.

Но смех не умолкал. После смерти гибрида его пронзительный хохот еще долго звенел в зале.

Анналы имперской истории не были снисходительны к Сирене I. В 866. М41 было записано, что армада ксеносов, известная как флот-улей, вторглась в суб-сектор Орко-Пелика. Благодаря предупреждению инквизитора Ободайи Росса все старшие офицеры и высокопоставленные чиновники были эвакуированы. Имперскому флоту было приказано отступить, перегруппироваться и снова вступить в бой. Сообщения от отступающих сил флота описывали вторжение тиранидов как кипящую волну забвения.

На Сирене I семьдесят тысяч гвардейцев монтейских, курассианских и амартинских полков окопались в труднодоступных горах Сефарди, чтобы задержать продвижение ксеносов. В истории говорится, что за три месяца горы были превращены в обширную сеть артиллерийских позиций, укреплений, соединенных туннелями, и огневых точек, позволяющих вести перекрестный огонь. Когда ксеносы начали высадку, гвардейцы рассчитывали продержаться не меньше восьми недель.

Они не продержались и пяти часов.

Последующая кампания по отвоеванию суб-сектора сама по себе является эпической историей, достойной рассказа. Но о Сирене I там больше ничего не было. От одинокой драгоценности Восточной Окраины осталась лишь смазанная чернильная строка в забытых архивах Терры.

Милость Императора

Пролог

Первый десантный корабль упал на городском базаре. Он врезался в землю со страшным грохотом, который был слышен в терракотовых долинах далеко за городом.

Подняв тучу пыли и обломков, корабль пробороздил ряды чайных ларьков и тележек торговцев пряностями, его пятидесятитонный корпус несло вперед силой инерции. Наконец, корабль протаранил один из многоквартирных домов, окружавших торговый район, разрушив весь нижний этаж.

Когда город встряхнуло, как от удара землетрясения, у людей, толпившихся на узких улочках базара, вырвался пронзительный вопль паники. Улицы начали заполняться бегущими в смятении людьми, как рекой, вышедшей из берегов. Из-за тесно стоящих зданий и нависающих крыш не было возможности бежать или хотя бы увидеть, что происходит. Тучи охряно-желтой пыли от каменной кладки древних зданий поднялись непроницаемой стеной вокруг места падения.

Когда это произошло, Винимус Дахло трудился у своей чайной тележки. Он с профессиональной ловкостью держал чайники со сладким черным чаем над железной решеткой, и не видел падения. Но он его почувствовал, сильная дрожь прошла по позвоночнику до самого основания черепа. Когда Дахло поднял взгляд, покупатели, стоявшие или сидевшие на стульях вокруг него, все указывали руками в одном направлении и возбужденно кричали.

Они указывали куда-то вдоль улицы. Куда-то за брезентовые навесы, за кучи мешков с зерном, разноцветных шелковых тканей, фарфоровой посуды и сушеных фруктов. Туда, где узкая улица была взрыта каким-то гигантским снарядом, упавшим с неба.

Дахло бросил свою чайную тележку без присмотра, что было совсем не характерно для человека, столь благоразумного, как он. Охваченный внезапным страхом, он проталкивался сквозь толпу, вытягивая шею, чтобы взглянуть на царившее вокруг разрушение. Торговцы, рабочие и толпы женщин в шалях, оставив свою работу, начали собираться вокруг места падения.

Когда огромное облако пыли начало оседать, их взору открылась длинная металлическая капсула, лежавшая в развалинах. Она была похожа на некий подводный аппарат, вытащенный на берег, ее металлическая обшивка была покрыта ржавчиной и окалиной.

Никто не знал, что это и что с этим делать. Нага была пограничным миром Коридора Медина, и единственными воздушными судами, посещавшими ее порты, были корабли Империума, взимавшие десятину тканями, керамикой и пряностями. Возможно, поэтому, когда в брюхе странного корабля с шипением гидравлики открылся люк, толпа только подошла ближе.

Однако Винимус Дахло начал проталкиваться назад. Его не захватило возбуждение любопытствующей толпы. Что-то — возможно, горячее покалывание в затылке, или ощущение спазмов в животе — что-то предупредило его, что здесь что-то не так.

Из люка выбралась бронированная фигура, словно новорожденный детеныш некоего ужасного чудовища. Сначала показалась голова, гуманоидная по форме, но полностью покрытая полосами какого-то металлического сплава. Потом из люка появилось туловище, облаченное в кольчугу и кирасу из железных лепестков. Одновременно на обоих бортах корабля начали открываться другие люки, и из них вылезали новые бронированные фигуры. И началась бойня.

Она началась с одного выстрела, эхом раздавшегося в настороженной тишине, воцарившейся на базаре. Лазерный разряд поразил молодую девушку. Она безжизненно поникла, тела тех, кто стоял рядом с ней, не давали ей упасть, а по толпе волнами начала распространяться паника. Вопли ярости и смятения, прерываемые треском лазерных выстрелов, разорвали тишину, стоявшую лишь секунду назад.

Высоко над городом новые десантные корабли мчались к поверхности, пронзая облака. В охряном небе Наги десятки кораблей превратились в сотни, сотни — в тысячи.

Менее чем в двух километрах от базара, на стенах крепости городского гарнизона нес службу 22-й дивизион ПВО Наги. Даже с помощью своих приборов наблюдения они не могли видеть бойню на рынке. Но солдаты заметили розовые и багровые вспышки лазерных выстрелов издалека, и от одного этого зрелища потели ладони и сжимались челюсти. А в облаках над ними корабли, подобные тому, что упал в торговом районе, сыпались с неба, как листья осенью.

Грозные установки счетверенных автопушек поднимались над уступчатыми террасами и многоэтажными домами. Как и большинство военной техники на Наге, пушки были устаревшими, и хранились в арсенале больше по привычке. Сами орудия представляли собой зенитные установки типа «Онагр». Примитивная, но надежная местная разработка, каждый 50-мм ствол оборудован пневмоприводом. Темп стрельбы до 6000 выстрелов в минуту по воздушным целям на малых высотах. Установленные на плоских крышах и минаретах большинства наганских городов, «Онагры» были основным оружием Ополчения Синдиката — СПО Наги, применявшимся для поражения и воздушных, и наземных целей.

Майор Мейс Чанта, командир 22-го дивизиона ПВО, ничего сейчас так не хотел, как обрушить этот ливень огня на странные чужие корабли, падающие с неба. Стоя на круглой платформе, с которой открывался вид на город, майор смотрел в магнокуляры, как странные объекты со зловещей грацией падают на городские районы.

964
{"b":"545139","o":1}