ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Нет! Подожди, не сейчас

Он развернулся и бросился к телу Делаханта. Психически он чувствовал, как Селемина убеждает его скорее уходить. Орфратинцы уже приходили в себя после псайкерской атаки, по-военному четко выкрикивая приказы и координаты целей. Их огонь возобновился, становясь все более плотным и точным.

Росс был уже близко к Делаханту. Он видел ободранное тело своего старого друга, лежащее у стены, его шея была выгнута назад под неестественным углом, руки распростерты, как у мученика. Позади Росс слышал, как в огнемете Селемины с фырканьем и хрипом догорают последние остатки огнесмеси. Скоро три десятка орфратинцев расстреляют его и Селемину на этом открытом пространстве. В голову пришла нелепая мысль, как шесть сотен пуль разорвут его тело.

В этот момент из-за колонны выскочил орфратинец и врезался в Росса. Они оба тяжело рухнули на каменный пол. Росс оказался прижат к полу тяжелым корпусом наемника. Сейчас он понимал, как выведение породы профессиональных убийц стало основой экономики Орфратиса. Орфратинец был рожден для боя. Как и его отец, и отец его отца, это был продукт тщательного генетического отбора касты воинов. Таким образом, в генетической чистоте продолжалась династия высоких, гибких и беспощадных убийц.

На удлиненном лице наемника, прижавшего Росса к полу, не выражалось никаких эмоций. Из подсумка на плече он достал моток тонкой проволоки. Отработанным движением Чистокровный накинул проволочную петлю на шею Росса. Схватившись за руку наемника, чтобы не позволить ему затянуть петлю, Росс поднял силовой кулак.

Силовая перчатка времен Танской войны с гудением включилась, окутавшись голубоватым сиянием.

Проволока врезалась в кожу Росса, разрезая ее так чисто, что даже крови не было видно. Но инквизитор успел ударить силовым кулаком по ребрам наемника до того, как проволока перерезала артерии. Силовые кулаки прежде всего предназначены для пробивания брони. Росс по опыту знал, что силовой кулак может пробить даже бортовую броню танка. Против незащищенной же плоти он действовал так, что и думать об этом было страшно. Росса буквально заляпало размазанными внутренностями орфратинца.

Росс отбросил выпотрошенное тело и пробежал последние несколько метров до Делаханта. Глаза мертвого инквизитора были еще открыты и, казалось, их остекленевший взгляд выражал упрек. Росс не успел спасти Делаханта, как обещал.

— Прости… — прошептал Росс. Он склонился над телом Делаханта, выключив силовой кулак, и сразу же увидел блеск кольца с инквизиторской печатью. Росс дернул за руку Делаханта, и кольцо, скользкое от крови, оказалось в его ладони.

В это время огнемет Селемины израсходовал последнюю канистру огнесмеси.

«У меня кончились боеприпасы», телепатически сообщила она.

Росс резко развернулся и помчался к выходу из галереи. Краем глаза он увидел фалангу наемников, ощетинившуюся стволами автоганов. Три пули едва не содрали с него скальп. Он подхватил Селемину, держа ее за талию, и продолжил бежать. Еще одна пуля попала в сегментированные броневые пластины живота. Броня приняла удар, поглотив кинетическую энергию. Доспехи не были пробиты, хотя на животе должен остаться большой синяк.

Когда до выхода оставалось меньше десяти шагов, Росс увидел, как выстрел сразил одного из партизан, прикрывавших отступление. Молодой человек, бывший клерк из дворца губернатора, повернулся, ударившись лицом о стену, из его шеи хлынул фонтан ярко-алой артериальной крови. Росс выскочил из галереи и побежал дальше.

Он оказался у жилых бараков. Выжившие — капитан Прадал и молодой Танзиль — выскочили из своих укрытий, как только увидели Росса.

— Туда, мы прорвемся через тренировочные залы, — указал Танзиль.

Росс кивнул и отчаянным жестом приказал им бежать. Позади он услышал, как последний уцелевший партизан повернулся и несколько раз выстрелил по входу в зал, где их подстерегла засада. Несомненно, наемники бросятся в погоню. Орфратинцы дорожат своей репутацией. Росс продолжал бежать, не упуская из виду мелькающий впереди силуэт Танзиля.

— Теперь ты можешь отпустить меня, — сказала Селемина.

Росс забыл, что несет ее на плече, и ее голова бьется о его бронированную спину. Он немедленно опустил ее на пол.

— Прошу прощения, я не хотел…

Селемина прижала палец к его губам.

— Сейчас не время для многословия.

— Но я…

— Тсс. Ты слишком много говоришь.

Партизан, прикрывавший отступление, отчаянно замахал им руками, призывая двигаться дальше. По извилистому туннелю они направились к выходу из комплекса тренировочных залов.

Когда они выбрались из комплекса, ночь уже прошла, наступил день. Росс увидел, что они оказались на самой арене. Три солнца уже взошли, словно красные угли, тлеющие над горизонтом. С трудом переводя дыхание, ошеломленные своей неудачей, бойцы инквизиторской команды шли через стадион обратно, в захваченный врагом Бураганд.

Глава 8

Бастиэль Сильверстайн подал в патронник последний патрон. У охотника мелькнула мысль оставить последний патрон для себя. Но он был слишком упрям. С усталой отрешенностью Сильверстайн поднял оружие и сделал последний выстрел по врагу.

Пуля, выпущенная с минарета, возвышавшегося над улицей на пятьдесят метров, пролетела по диагонали над крышами домов. Нацеленная на отряд Броненосцев, блокировавших квартал, она попала в одного из вражеских солдат, присевшего за своей патрульной машиной. Пуля вошла ему прямо в лоб и вышла из затылка в фонтане брызг крови и мозга, раскрыв железный шлем Броненосца, как цветок.

Сильверстайн присел за балконным ограждением молитвенной башни. Раздался ответный залп — чего и ожидал охотник, пули яростно застучали в кирпичную стену над головой. Отложив ставший бесполезным автоган, Сильверстайн оперся на красные кирпичи балкона и вздохнул.

— У кого-нибудь еще остались патроны? — спросил он.

Шесть бойцов сопротивления покачали головами. Они израсходовали все, что было у них в карманах, мешках и подсумках. Они предельно устали и были истощены. Сейчас было только раннее утро, но солнца Медины уже иссушали город опаляющей жарой. Обезвоживание, усталость и жара начинали брать свое.

Эта осада длилась уже почти пять часов, с тех пор, как Сильверстайн и несколько партизан отделились от остальных, чтобы отвлечь противника. Враг упорно преследовал их, и они потеряли троих по пути сюда. Казалось, что патрули Броненосцев и боевые псы ждут их за каждым углом. Они укрылись в самой высокой молитвенной башне торгового района Бураганда и там заняли оборону. Точность их огня заставила солдат Великого Врага организовать настоящую осаду, блокировав весь район и стянув сюда ближайшие патрули.

В последний час, когда боеприпасов осталось совсем мало, партизаны просто отдали оставшиеся патроны Сильверстайну, предоставив ему отстреливать врагов, окружавших минарет. По их предположениям, Сильверстайн израсходовал за это время не менее двух сотен патронов. Почти все его выстрелы попадали в цель, неся смерть врагу.

Некоторое время они ждали. Противник больше не стрелял, словно проверяя — нет, провоцируя их ответить огнем. Но у них ничего не осталось, и скоро враг это поймет.

— Как думаете, скоро они догадаются пригнать танк и сровнять с землей всю эту штуку? — спросил Гоа, бывший рабочий литейного цеха. Ему было уже за шестьдесят, и он страдал от солнечного удара больше других. Когда он говорил, его глаза были закрыты, голова безжизненно свисала.

— Нам повезет, если мы погибнем от огня артиллерии. Но они не доставят нам такого удовольствия, — сухо ответил Сильверстайн.

И как будто в подтверждение этих слов они услышали, как Броненосцы ломают ворота на первом этаже башни чем-то вроде тарана. Резкие голоса выкрикивали приказы на непонятном языке.

— Они идут, — Сильверстайн пожал плечами.

Шесть партизан начали готовить к бою штыки, но Сильверстайн просто сидел молча, положив руки на колени.

981
{"b":"545139","o":1}