ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я знала, что народ в Ватикане пристально следит за сестрой Мэри Элизабет. Что ее хотели забрать в Италию, едва она дала обеты. Но она решила остаться в Нью-Мексико, поближе к девочке, которая вызвала хаос на небесах. А вдруг таких, как сестра Мэри Элизабет, много?

- Ты тоже обладаешь какими-то талантами?

- Нет.

В комнату пришел дядя Боб, чмокнул меня в щеку и отправился наверх искать свою жену. Куки точно ждет приятный сюрприз. За креслом встал Рейес и наклонился, чтобы погладить Пип. Ей-богу, его руки творили чудеса, а жар успокаивал.

- Ну а другие похожие на меня люди? – спросила я. – Ты что-нибудь о них знаешь?

- Похожих на вас людей не существует.

- Я имею в виду тех, за кем тоже следят. Таких много?

- Послушайте, меня наняли всего лишь наблюдать и отчитываться о результатах. Вот и все.

- Ты не ответил на мой вопрос.

- Я знаю, что ваш муж тоже особенный.

Это точно. Упомянутый муж как раз покусывал мне ухо, отчего по коже плясали искры удовольствия.

- Ты знаешь, кто он?

- Я знаю, что он из ада.

Я застыла. Не ожидала, что Говарду так много известно.

- Ватикан уже в курсе?

Отвечать мне не торопились. Видимо, Говарду не нравилось, куда свернул разговор, поэтому он решил увильнуть от прямого ответа, и я отчетливо расслышала в его голосе страх:

- Все, что касается вас, попадает в мои отчеты.

- И что они собираются предпринять?

Ну правда, что будут делать люди из Ватикана? Или точнее что они могут сделать? Как бы то ни было, мне хотелось выяснить, прибавится ли у нас проблем.

- Не имею представления. У меня нет доступа к подобной информации.

Я ему поверила. А еще была убеждена, что когда-нибудь этот парень нам пригодится.

- Говард, - проговорила я, широко улыбаясь, - по-моему, у нас с тобой будут прекрасные длительные отношения.

- Но я думал…

- Сколько лет ты меня преследуешь?

В трубке опять повисла пауза.

- Не преследую, а наблюдаю. Семь лет.

Святой ежик! Как я могла о таком не знать? Да уж, иногда я вообще ничего вокруг не вижу.

- Значит, ты должен мне семь лет верного рабства.

- Вот дерьмо…

- Будешь двойным агентом. Это же весело!

- Меня точно отправят в ад.

- В ближайшее время – нет. Ты мне нужен, приятель. Представляешь? Мы с тобой против целого мира! Кстати! Ты, случайно, не в курсе, как укокошить адского пса?

***

Спать я не собиралась. Если Рейес не может, то и я не могу. Но уже через пять минут после того, как мы уселись в кресле вдвоем и он начал поглаживать Пип, я храпела на весь кинотеатр. Помню, как кто-то меня поднял и я успела порадоваться, что мне это только снится. А потом несколько часов спустя проснулась в нашей спальне. Одна.

Солнце едва-едва подзолотило горизонт. Набросив халат, я потопала по коридору в общественный туалет. Справила малую нужду и, уже чистя зубы, выглянула в окошко размером с почтовую марку, которое выходило на задний двор. Гости разъехались, и об особенном в жизни Куки дне напоминали лишь забытые кое-где одинокие цветы и обрывки шелковых лент.

Язык пекло от дурацкой зубной пасты со вкусом корицы. Я уже собиралась вернуться обратно к зеркалу, как вдруг краем глаза заметила в окне какое-то движение у кромки деревьев. Это был Рейес. И он явно шел куда-то втихаря. Ну и куда? Драться с очередным адским песиком? Разве он уже не доказал, что святая земля их не убивает? А может быть, у него опять встреча с предателем Ангелом?

Я прополоскала рот, наспех умылась, побежала обратно в спальню переодеться и спустилась вниз. Дениз почему-то не спала, а готовила завтрак. Я промчалась, образно выражаясь, мимо, остановилась и резко развернулась.

- На сковородке бекон? – Рот против воли наполнился слюной.

- Вегетарианский.

- Какой-то оксюморон получается.

- Хочешь попробовать?

Я подозрительно уставилась на сковородку.

- Даже не знаю.

- Садись за стол. Положу тебе кусочек.

- Не успею. Бегу ловить мужа на горячем.

На чем именно, я понятия не имела, но на все сто собиралась это выяснить.

Глядя, как я хватаю со сковородки кусок вегетарианского бекона и мчусь, образно выражаясь, на улицу, Дениз поджала губы, но все-таки выдавила:

- Ладно, разогрею, когда вернешься.

- Спасибо! – отозвалась я, но не очень громко.

Потому что мне надо было стать колоском в чистом поле, где гуляет ветер. Нет, самим ветром.

Режим «невидимки»: активирован.

Я слилась с деревьями и пошла туда, где была вчера. Оттуда хорошо просматривалось все вокруг. Мне хотелось только одного – убедиться, что мой явно спятивший от нехватки сна муж не дерется с адскими псами. Блин, классная была бы метафора, не будь все по-настоящему. Надо запомнить и как-нибудь использовать по случаю.

Пробираясь между деревьями, я периодически посматривала на обрыв. Тот факт, что Рейес меня до сих пор не заметил, тревожил. Я ведь яркая, почему же он меня не видит? И все-таки он спокойно шел по поляне, которая, по идее, была за границей священной земли. Черт бы побрал гадского Оша! Наверняка он с самого начала был замешан в том, что происходит.

Рейес остановился посреди поляны, а секунду спустя нарисовался Ангел. Рейес его призвал! Моего, блин, лучшего и единственного детектива! Возникло ощущение, будто меня предали. Смяли и выбросили, как салфетку из «Рубежа» – моего любимого ресторана.

Эх, великолепнейший «Рубеж»!

Рот мигом наполнился слюной, но я продолжала внимательно следить за поляной. Перебралась через поваленный ствол и ловко прошла по неровной земле, не поднимая головы и размеренно дыша. Фиг его знает зачем. Чувствовала я себя снайпером в морской пехоте. С той лишь разницей, что была на сносях. Если бы не это и абсолютнейшее неумение метко стрелять, я воплощала в себе все, что присуще первоклассному снайперу. Хитрость. Ловкость. Изящество. Терпение пантеры на охоте. Господи, почему я не смоталась на дорожку в туалет?

Краем глаза я заметила лицо. Это была мертвая монахиня. Она шла прямо за мной, пристально глядя на происходящее внизу. А мне наконец выпал шанс хорошенько ее рассмотреть, хотя повернуться я не рискнула. Не хотела ее спугнуть.

Носик у девушки был маленький и вздернутый. Лицо – ласковое и по-юному нежное. Волосы скрывались под покровом, но даже присущая призракам серость не помешала мне рассмотреть светло-каштановые брови и каре-зеленые глаза. Мы обе смотрели на Рейеса и Ангела, которые разговаривали о чем-то на поляне.

В голову пришла идея, и я наконец повернулась к монахине:

- Может, подслушаешь их разговор прямо с поляны?

Взглянув на меня, она покачала головой. Накатило разочарование.

- А по губам читать умеешь?

Она опять молча ответила нет, но на этот раз едва не улыбнулась. Ладненько, в эту игру можно и вдвоем поиграть. 

- Тогда, может, промчишься мимо, стянешь с них штаны и убежишь?

Монахиня  тихо рассмеялась и отошла на пару метров. Я решила бросить карьеру снайпера и узнать, куда сестра Беатрис отведет меня сегодня.

- Ну ладно. Только учти: тебе придется меня подождать. Я серьезно.

Она то появлялась, то исчезала, а я шла за ней по заросшей тропинке, если тут, конечно, вообще когда-нибудь была тропинка. Мы уходили все глубже и глубже в лес, но еще не добрались до веревки, обозначавшей границу. И все же с каждым шагом рычание псов слышалось все отчетливее.

- Беатрис! – крикнула я, когда опять ее потеряла и становилась отдышаться, но она тут же появилась в шаге от меня. Сердце ушло в пятки. Я прижала руку к груди и сделала несколько глубоких вдохов. – Ну все, сестра. Что ты пытаешься мне показать?

Она указала куда-то пальцем. Я посмотрела в ту сторону и поняла, что стою на каких-то досках. Присела и разгребла листья и грязь. Без фонарика трудно было сказать наверняка, но под досками вполне мог оказаться колодец.

41
{"b":"545141","o":1}