ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ош зашел в комнатку.

- Ни черта не понимаю. У твоего света нет границ. Он вечный и постоянный. Нет ничего, что могло бы его скрыть. Именно поэтому его видят из тысяч других миров.

Я подняла руку и показала на себя:

- Но я-то не вижу.

- Попробуй еще раз, только осторожно, - велел даэва, ни с того ни с сего проникшись недоверием к чулану.

Надо признать, комнатушка действительно казалось чуточку зловещей. А вдруг это портал в ад? Или чулан для швабр? Чуланы для швабр всегда казались мне подозрительными. Зачем швабре собственный чулан?

Я опять зашла внутрь, закрыла дверь и стала ждать сигнала. Ничего такого мы не обговаривали, но наверняка мне дадут знать, когда выходить. Впрочем, я уже начинала думать, что нас как-то одурачили, как вдруг позади услышала мужской голос:

- Привет, милая.

По коже побежали мурашки. Медленно-медленно я повернулась.

- Папа! – пискнула я и обняла его одной рукой за шею.

Он рассмеялся и осторожно, чтобы не раздавить драгоценный сверточек, обнял меня в ответ. Потом посмотрел на упомянутый сверточек, и в его глазах блеснули слезы, а выражение лица ясно говорило о гордости.

- Боже мой…

- Пап, почему ты здесь? – спросила я.

Он словно очнулся и улыбнулся:

- Это что-то вроде бункера. Снаружи нас никто не увидит. А чтобы услышать, о чем мы говорим, придется в прямом смысле слова сюда зайти. Даже призракам. Но тогда ты их точно заметишь.

- Серьезно? Это самая классная комната на свете! Так что с тобой случилось, пап?

Он погладил меня по волосам.

- На это нет времени, милая. Если ты как можно скорее отсюда не выйдешь, народ снаружи точно вынесет дверь.

- Ой, да, ты прав. Погоди-ка. – Я приоткрыла дверь и увидела на лицах благоговейный ужас. – Буду через минутку.

Ош сощурился, словно перестал мне доверять:

- И что ты там делаешь?

- Размышляю о вечном.

Закрыв дверь, я повернулась к папе. Прикоснулась к его лицу, и ощущение холодной кожи напомнило мне, в каком он сейчас состоянии.

- А теперь рассказывай. Что случилось? Кто тебя убил?

- Первым делом, ты должна знать, что есть шпионы.

- Я знаю, ага. Одного даже раскрыла. Шпионка жила у меня в шкафу.

- Она была не одна.

Это я тоже знала. Правда, не так чтобы очень давно.

- Дафф.

- Да.

- Еще есть?

- Думаю, пара-тройка на лужайке. Честное слово, тут как будто холодная война в разгаре.

- Минуточку! А ты тоже шпион? Хоть на хороших парней шпионишь?

- Я шпионю на тебя, солнышко, - усмехнулся папа. – Только я и понятия не имел. – Он опять взглянул на Пип. – Даже не представлял…

- Ладно-ладно. Так кто тебя убил?

Он покачал головой:

- Я не хочу тебя в это втягивать. Ты слишком важна. Она слишком важна.

- Пап!

- Чарли…

- Ну пап...

- Чарли.

- Папа! И да, я так могу целый день. – Я взяла его за руку. – Чтоб ты знал, ты не можешь исчезнуть, пока я к тебе прикасаюсь.

- Правда? – удивился он.

Я приподняла брови.

Папа отвернулся, словно больше не мог смотреть мне в глаза.

- А знаешь, ты всегда меня поражала. С самого рождения ты была не похожа на других. И я это понимал.

- Пап, - опять повторила я.

Не было у нас времени на прогулки по бульвару воспоминаний. Я хотела знать, кто убил моего отца, и упомянутый отец, черт побери, все мне расскажет.

- Дай мне минуту, милая. Ты должна понять, что к чему.

- О’кей.

Я прислонилась спиной к стене и передвинула Пип, но папу не отпустила. Может быть, теперь вообще никогда не смогу его отпустить. Я переплела наши с ним пальцы и стала ждать, когда он выговорится.

Однако заговорил он не сразу. На ресницах собрались слезы.

- Когда ты начала помогать мне раскрывать преступления, люди стали замечать. О тебе, конечно, никто ничего не знал, но некоторые копы сообразили, что мне… помогают. Один из них был продажным. Рассказал все бизнесмену, который ему приплачивал. И тот человек очень мной заинтересовался.

- И все потому, что я помогала тебе с делами?

- И да, и нет. – Папа смущенно опустил голову. – Ты помогала и по-другому. Причем об этом даже не догадывалась.

- В каком смысле?

- Чарли, я не всегда… То есть я совершал ошибки. А иногда… сильно себя переоценивал.

На этот раз голову опустила я.

- Это как-то связано с ипподромом в Руидозо-Даунс[13]?

- Как ты узнала?

Я пожала плечами:

- После этого ты изменился. Когда вернулся из «похода» домой, на тебе лица не было.

- Ну да, ты же чувствуешь чужие эмоции.

Я кивнула.

- Почему ты мне не сказала?

- Потому что и без того была тем еще фриком.

- Чарли, тебя можно назвать как угодно, но только не фриком. И все же это не объясняет, как ты поняла, что случилось в те выходные.

- Чтобы сложить всю картинку, понадобилось несколько лет. Но в итоге до меня дошло, зачем ты ездил в Руидозо. Там есть только три вещи: шопинг, кемпинг и азартные игры. Так что же там произошло?

Папа снова стыдливо поник.

- Я получил то, что в игорном деле называется «верняк».

- Но ты ведь не игрок.

- Как правило, нет. Но тогда мне дали конкретную наводку. Парень сказал, все подстроено.

- То бишь верняк.

- Именно. Плюс я собственными глазами видел, как по одной простой подсказке он выиграл целое состояние. В общем, я поставил все.

- И проиграл.

- Глазом моргнуть не успел.

- Как же ты открыл бар? Я думала, ты вложил в него какие-то сбережения.

- А вот тут на сцену вышла ты. Тот бизнесмен предложил мне заплатить в два раза больше, чем я проиграл. За одно имя.

Я наигранно ахнула:

- Ты меня использовал!

- Чарли, это не смешно.

- Ну да, извини, пап. Но ведь все не так плохо.

- Еще как плохо, и даже хуже.

- Вот оно что! – начала понимать я. – Значит, ты назвал чье-то имя и оказался в долгу у этого бизнесмена. Мало того, он знал, что у тебя есть секретное оружие.

- Да. Я его убедил, что у меня есть тайный осведомитель.

- А с первым парнем что случилось? Ну, с тем, чье имя ты сдал?

От стыда папа стиснул зубы.

- Пропал без вести. Так и не нашли.

- Мне очень жаль, пап.

- Теперь ты понимаешь, почему я так рано вышел на пенсию. Я сказал этому бизнесмену, что потерял доступ к своему осведомителю.

Меня пришибло шоком.

- Па-а-п! Он ведь мог тебя убить!

- Что он, собственно, и сделал, - печально улыбнулся папа.

На этот раз я ахнула по-настоящему:

- Что на самом деле произошло?

- Он слетел с катушек. Хотел узнать, кто мой информатор.

- А ты не сказал. Значит, твоя смерть тоже на моей совести. Как и мамина.

- Ну уж нет, Чарли. После того, через что ты недавно прошла, ты не можешь всерьез винить себя в смерти мамы.

Он прав. Пип стоила всех рисков, которые на каждом шагу сопровождают беременность.

- А ответственность за мою смерть целиком и полностью лежит на мне. Всему виной мои собственные ошибки. Я никогда не был идеальным.

- Был. В моих глазах. – Я наклонилась вперед. – И до сих пор таким остаешься.

- Чарли, я годами использовал тебя ради продвижения по карьерной лестнице. Это точно не делает меня отцом года.

- Мы берем то, что дают. Неужели ты серьезно думаешь, что я могу на тебя злиться? То же самое я бы делала и сегодня. Ты никогда не подвергал меня опасности. Зато ловил плохих парней, к которым я тебя приводила. Мы делали хорошее дело.

- Ну конечно. И привести меня к этим плохим парням просил тебя я. А это само по себе подвергало тебя опасности.

- А ты винишь дядю Боба за то, чем он занимается? Или, скажем, спецагента Карсон? Или даже этого ее ФедЭкса?

- Нет, но ты уже взрослая, солнышко. Все теперь иначе. В большинстве случаев ты прекрасно понимаешь, во что ввязываешься. Я же использовал тебя ради карьеры и никогда не рассказывал, что стоит на кону. К тому же есть еще Дениз…

вернуться

13

Городок в округе Линкольн, штат Нью-Мексико. Главные достопримечательности – ипподром, казино «Билли Кид» и Музей американского Запада им. Хаббарда.

55
{"b":"545141","o":1}