ЛитМир - Электронная Библиотека

Новая горничная становится перед судом.

Председательша. Подсудимый, делайте вид, что вы пишите.

Леон делает вид, что пишет.

Новая горничная. Только оттого, что он быстро пишет, было щекотно!

Председательша (переговорив с заседательшами). Хорошо. Инцидент исчерпан. Можете сесть. Суд не удерживает это обстоятельство как компрометирующий факт, усугубляющий вину подсудимого.

Лебеллюк (поднимается). Защита благодарит Суд за его проницательность.

Ада (тоже поднимается. Это слишком просто! Пусть суд представит себе, какие мысли кошели в голове моего мужа, пока свидетель выставлял себя таким образом?

Председательша (с раздражением). Суд оценивает только факты! Свидетель не заметил ничего подозрительно в поведении подсудимого, пока тот писал статью?

Новая горничная. Нет, господин председатель.

Председательша (громогласно). Госпожа председательша!

Новая горничная (сконфуженно, используя ситуацию). Прошу госпожу председательшу меня извинить, я так взволнована… (С неожиданным спокойствием.) Но я уже на трёх местах служила, и никогда меня ни в чём подобном не обвинили. Никогда! У меня тоже честь есть. Не только у мадам, я прошу прощения! Мы для того революцию делаем, чёрт побери!

Председательша (слово «революция» на неё очевидно действует). Успокойтесь, дитя моё! Никто вас не обвиняет! Новое социалистическое общество зиждется на принципе равенства всех женщин. Инцидент исчерпан. Можете сесть на место. Прежде чем перейти к более детальным слушаньям, у нас, кажется, имеется ещё один свидетель из домашней прислуги.

Вторая заседательша (опять чуть не потеряла список). Гражданин Ля Фисель, Люсьен, комнатный лакей.

Ля Фисель (поднимается по стойке смирно, как служака, поправляет). Драер, командир!

Председательша. Простите?

Ля Фисель. Я — драер. Полы надраиваю.

Председательша. Это совсем не то, что у вас спрашивают. Подойдите к суду и клянитесь, что будете говорить правду, всю правду и ничего кроме правды. Поднимите правую руку, скажите: «Я клянусь».

Ля Фисель (плюёт в грязную ладонь, трёт её об штаны, потом поднимает руку, довольный своей ролью). Клянусь головой моей жены!

Председательша. Вас не спрашивают, чьей головой вы клянётесь! С каких пор вы на службе у подсудимого?

Ля Фисель. Одиннадцать лет, командир!

Председательша. И у вас хорошие отношения?

Ля Фисель. Как жопа с рубашкой, командир!

Председательша. Суд просит вас выбирать выражения. Вы сказали, что полы натираете…

Ля Фисель. Драю, командир!

Председательша. Ставила ли вас служба в непосредственные сношения с подсудимым?

Ля Фисель (начинает чувствовать себя комфортно). Не подумайте! Я говорю драер, так называю, потому что таков пост, но, если честно, я всё делаю. Тут дом, мы не специализированы. Приведу пример, утром приношу я м'сье лаковые туфли или брюки горячие ещё, в стрелку, мы, конечно, поговорим о том-сём. М'сье любит беседовать с народом. А я, если честно, обожаю интеллектуалов. Это меня культивирует. И потом, нельзя забывать… с тех пор, как м'сье привязан к столбу, я его кормлю. И он не всегда, игемон, удобный! За папу, за маму… всякую карусель! Особенно, когда шпинат. М'сье шпинат не любит, но, в целом, он неплохой господин.

Председательша. Во время личного контакта, скажите, случалось ли, чтобы обвиняемый откровенничал? Рассказывал ли он вам, например, про свою половую жизнь?

Ля Фисель. Половую?

Председательша. Интимные связи…

Ля Фисель. Не говорю, что м'сье не пытался. Но я никогда не слушал. Запрещено! А Ля Фисель строго по инструкциям. Ещё командиры в войну говорили: «С Ля Фиселем — замётано! Приказ есть приказ!» Так что я не, я не слушал. Запрещено! Но, конечно, уши-то есть, дело человеческое, кое-что, понятное дело, услышал!

Председательша. Например, что вы услышали?

Ля Фисель. Ничего существенного, командир. Иначе я подал бы рапорт! Всё по инструкции! Естественным образом, какие там суждения о девочках или об их драгоценностях, которые он обнаружил. Сожаления… Я скажу, так как с начальством следует быть откровенным. Власть фаллократов, командир, ему было её искренне жаль… он, как и многие, кто не принял революцию с чистым сердцем. Но я… в такие моменты… я — камень! Потому что я, спросите жену — никогда, не малейшего лишнего слова, даже, бывало, завинтишь за воротник, никогда — ничего. Запрещено! Ля Фисель подчиняется струкциям. Красоток, я лично, даже не нюхал! На этот счёт однозначно. Всё по уставу. Отношения только в специально отведённые дни. И не по собственной воле! Я не брюзжу, как некоторые. Только, когда супруга попросит. Без этого даже никак… ни словечка, ни жеста, который бы он эта самая… даже в разрешённые дни! И командиры всегда… «С Ля Фиселем — замётано!»

Председательша (прерывает его с раздражением). Вы отклонились от темы. И не ответили на вопрос вразумительно. Во время связи с вышеупомянутой горничной, откровенничал ли с вами подсудимый?

Ля Фисель. Нет, этого не было. На него не похоже. Мне лично приводилось сказать что-нибудь, типа, чтобы только проверить и, в случае рапорт… «Славно, мол, слеплена, мякушка!» Но м'сье никогда. Он работал в тени. Секретный был человек.

Председательша. Приводилось ли вам застать их вместе?

Ля Фисель. Никогда. Они хорошо прятались, братец-кролик! Между двух дверей — пафф! — проскочил. Не видел — не слышал, в тумане! У него была техника. С тех пор, как м'сье практикует. В спальную комнату, утверждать не могу, во время уборки или, когда завтрак туда на рассвете, на самую башенку, в его, значит, кабинете. Нет, на кухне такой возможности не было. Там Флипот! И в комнатах для прислуги совсем невозможно. Я бы увидел. Я сделал отверстие, в перегородке.

Флипот (подпрыгивает). Ах, это ты дырку проткнул на уровне раковины, пахабник вонючий!

Ля Фисель. Не будем к этому возвращаться! Я тебе говорил. Это старая дырочка, времён фаллократической власти. Теперь на неё амнистия!

Флипот. И всё-таки ты её сделал! Чтобы подглядывать вечером за кухарками, когда те снимают с себя одежду! Я занимаюсь счетами внизу, а этот, значит, мне говорит: «Пойду-ка, значит, я вверх, голова чего-то не кружится…» Фаллократ! Поросёнок сластолюбивый!

Ля Фисель. Я же тебе говорю, что дырка теперь амнистированная!

Председательша (с раздражением трясет колокольчиком). Тихо, оба! Иначе я прикажу вывести вас из зала! Женщина Флипот, садитесь!

Флипот (усаживаясь). Ты мне за это заплатишь!

Ля Фисель. Засвидетельствуйте, командир, если она жалобу даст! Это амнистированная дырка! Существуют инструкции! Во времена фаллократической власти, быть может… но не сейчас! Ля Фисель — это замётано! Например, командир, можно заделывать отверстие гипсом… не видел — не слышал, я даже не буду ей пользоваться! Так я изменился! Я за новое общество, искренне ваш!

Флипот (опять кричит ему). Я уронила твой гипс, он больше не держится!

Ля Фисель. У него есть тенденция, как у всех гипсов. Всё изнашивается!

Председательша. Как и наше терпение! Можете вы сообщить точный факт, касающийся подсудимого? Замечу, что в ваших интересах чётко и ясно отмежеваться от его фаллократических тенденций. Тем более что претензии гражданки Флипот, относительно некоторых ваших поступков кажутся Суду достаточно вескими для подачи на них жалобы в адрес Комитета Бдительности, так как касаются нарушений по статье 712-й. Поймите меня правильно, я не оказываю на вас никакого давления, не имею такого правда, так как вы выступаете здесь как свидетель. Однако я — женщина, сама являюсь членом Комитета. И если бы нам с коллегами пришлось решать ваш вопрос, моя уверенность по этому поводу могла бы направить их в том или ином направлении…

11
{"b":"545148","o":1}