ЛитМир - Электронная Библиотека

Леон (с отвращением шепчет). Трепещущей… (Кричит ему в негодовании.) Гадина! Забирай свои сраные бумажки и уматывай к чёртовой матери! Если ты будешь защищать меня таким образом, я встану и выложу всю правду-матку!

Лебеллюк (обиженный, собирает бумаги). В мире абсурда правда ничего не стоит, а заплатить за неё можно дорогой ценой! Мужская гордость приведёт тебя к бахвальству, и это будет последний твой подвиг. До скорой встречи! Перед началом суда мне нужно увидеть ещё двух клиентов. Надеюсь, они будут благоразумней тебя.

Лебеллюк выходит. Оставшись один, Леон грустно соображает, потом пускается произносить неожиданно лирический монолог.

Леон. Иметь, иль не иметь? Вот в чём вопрос. Достойно ли смиряться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье, и в смертной схватке с целым морем бед покончить с ними? Умереть. Забыться и узнать, что этим обрываешь цепь сердечных мук и тысячи лишений, присущих телу. Это ли не цель желанная? В больницу лечь и спать… уснуть… и видеть сны? Отринутые чувства, старый хрыч, не смогут оградить от беспокойных снов, сферических видений медсестёр под белоснежным одеяньем, это ли ответ? Какие сны в том смертном сне приснятся, когда покров земного чувства не был снят? Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет несчастьям нашим жизнь настолько лет.

Решительным шагом входит строгая Ада.

Ада. Чем ты был занят?

Леон. Я думал.

Ада. Предпочитаю не спрашивать, о чём. Слишком хорошо устроился, милый друг! Ладно, скоро у нас появится детектор лжи. У меня есть двадцать минут перед приходом массажистки. Дочка до полудня в школе, так что я пришла немного промыть тебе мозги. Твой мозг издалека чувствуется, смердит, друг мой! На чём мы остановились? (Она надевает очки учительницы, берёт блокнот.) Ах да! Девочка тринадцати лет! Тебе хоть стыдно было с тех пор, как я тебя оставила?

Леон. Нет.

Ада (ожесточаясь). Значит, ты безнадёжен.

Леон (с влажными глазами). Я тебе скажу, Ада. Стыдно мне не было, но я много думал. Эти бесконтрольные движения, смятение, которое заставило меня отступиться так быстро… Без сомнения, я до сих пор виноват. Но теперь я могу объяснить. Наше подсознание, боже-мой, какая бездна! На какие тайные предчувствия способно оно! Та тринадцатилетняя девочка… я, было, забыл её лицо, но теперь черты его возвращаются… эта девочка была чем-то похожа на тебя…

Тронутая этим откровением, Ада смотрит на мужа.

Леон (озадаченный). Может быть, это слишком грубо…

Свет внезапно гаснет.

Когда свет опять зажигается, пыточного столба больше нет. На сцене установлен зал суда, импровизированный из мебели гостиной.

Леон, в мундире члена академии сидит на стуле посередине сцены. Поодаль, за маленьким столиком находится Лебеллюк в мантии адвоката, он просматривает папки с делами. За овальным столом в стиле Наполеон III-й сидит Мария Абортова и две её коллеги-заседательши. Всеми тремя элегантность отрицается начисто. Неопрятность сочетается с подозрительным вкусом и кокетливыми тюрбанами на головах. Они, по-видимому, более-менее реализовавшие свою половую направленность лесбиянки, представляют собой мужеподобных интеллектуальных работников. Эти роли могут исполняться трансвеститами.

Остальная аудитория состоит из прислуги, которая сидит на стульях поодаль. Нелепая скамейка перед судом служит трибуной для прослушивания участников.

Председательша. Подсудимый, встаньте. (Леон угрюмо встаёт.) Ваше имя Леон дё Сан-Пе, так ли это?

Леон. Так.

Председательша. Вы являетесь кавалером ордена Почётного Легиона, кавалером ордена Искусств и Изящной словесности. Вы, наконец, член Французской Академии. Ввиду этого Центральный Комитет Свободных Женщин XVI округа Парижа принял решение избавить вас от бесчестья предстать непосредственно перед народным Судом, который, в подобных случаях, является непререкаемым правилом. Так что ваш процесс проходит при закрытых дверях. Леон дё Сан-Пе, вы обвиняетесь в надругательстве над девушкой, которая состояла у вас на службе, Мари-Жозеф Паремпуир, (холостячка, двадцать трёх лет от роду), повлекшем за собой беременность вышеуказанного лица. Обвинение по составу преступления подлежит наказанию по статьям 122-й, 127-й, 417-й и 445-й нового уголовного кодекса, то есть приговаривается к высшей мере или лишению обвиняемого стати через операцию, а также тюремному заключению от 7 до 22 лет, и штрафу в размере от 4-х до 12-ти тысяч новых франков. В случае доказательства вины обвиняемого вышеупомянутые наказания могут присовокупляться одно другому. Хотите ли вы сказать вступительное слово?

Леон. Я отрицаю ваше судопроизводство!

Председательша (формально посоветовавшись с заседательшами). Ответ обвиняемого отводится судом как не предполагаемый данным законом. Можете садиться. Мы переходим к опросу свидетелей. (Видит, что Лебеллюк ерзает на стуле и поднимает руку.) Возражения, мэтр?

Лебеллюк (встав, говорит самым высоким голосом, каким только может). Мой подзащитный, госпожа председательша…

Председательша (доброжелательно). Говорите естественным голосом, мэтр.

Лебеллюк (сконфузившись. Это мой голос, ваша честь.

Леон (мрачно усмехнувшись, ворчит). Молодец, валух!

Председательша. Ну, что ж, мы вас слушаем.

Лебеллюк (самым высоким голосом, на который способен). Мой подзащитный, ваша честь, пользуется общеизвестным уважением, его звания и награды, его незапятнанная жизнь могли бы выступить единственным свидетелями…

Председательша (сухо). Мы ещё не дошли до свидетельских показаний. Вы приступите к защите позднее, мэтр. Будьте любезны, вернитесь на своё место и не берите слово только для того, чтобы ничего не сказать.

Лебеллюк (уничтоженный, тут же садится). Хорошо, ваша честь, я больше не буду.

Леон (бросает ему). Испугался, вол!

Ппредседательша (видя, что Ада встаёт). Вы хотите что-нибудь сказать перед началом прослушивания, мадам Сан-Пе?

Ада (с достоинством). Моя обязанность сообщить суду, ваша честь, что менее двух часов тому назад, в зверином припадке, который мне вовсе не свойственен, прошу Суд мне поверить, я не смогла спровоцировать моего мужа на то, чтобы он меня изнасильничал.

Реакция в зале. Леон стеснён.

Председательша (посоветовавшись с заседательшами). Суд идёт. Вызвать первого свидетеля.

Вторая заседательша ищет список, но не может его найти. Все три женщины принимаются нервно искать, вытряхивать всё из сумочек, переворачивают на столе папки. Тем временем между Лебеллюком и Леоном возникает тайный разговор.

Лебеллюк (тихо). Не вышло?

Леон (мрачно). Совершенно никак. Если б я знал! Вот тебе всегда, мерин, в голову лезли дурацкие фантазии!

Лебеллюк (зло хихикая). Во времена Бульмиша ты был с этой стороны убедительней.

Леон. Заткнись, боров! Ты вообще больше не понимаешь, о чём идёт речь. Возвращайся лучше в Сикстинскую капеллу!

Вторая заседательша (обнаружив страницу со списком свидетелей, которая попала к ней в корсаж). Гражданка Флипот Лё Публан, супруга Ля Фиселя, кухарка.

8
{"b":"545148","o":1}