ЛитМир - Электронная Библиотека

Орас. Ничуть.

Роменвиль. Девочке необходимо побыть на воздухе до начала нового сезона в «Опера́». Она стала очень бледной, поймите, Орас, очень бледной. Каждый на моем месте поступил бы также. Каждый, у кого есть сердце. Я ей сказал: «Приезжайте на несколько дней в Овернь с вашей матушкой». У кого, черт побери, хватит духу попрекнуть меня за то, что я пригласил погостить на свежем воздухе бедную девушку, которая в этом так нуждается? Уж не у вашей ли тетки, которая каждый год тянет с меня деньги на свои благотворительные комитеты?

Орас. За то, что вы пригласили подышать воздухом бедную девушку, вас никто не попрекнет, Роменвиль. А вот за то, что вы пригласили свою любовницу… Вы ведь мою тетку знаете.

Роменвиль. Но эта девушка вовсе не моя любовница. Клянусь вам, она мне не любовница.

Орас. Кто вам поверит?

Роменвиль. Все, потому что это правда.

Орас. Милейший Роменвиль, не все ли равно, правда это или нет, если это не похоже на правду?

Роменвиль. По-вашему, выходит, что правда не стоит ни гроша?

Орас. Ни гроша, дорогой мой, если она неправдоподобна.

Колокол.

(Тянет за собой Роменвиля.) Не волнуйтесь, пойдемте завтракать. Они будут здесь с минуты на минуту. Я предупредил дворецкого, он мне подаст знак. Я шепну им два слова, а когда подадут кофе, Жозюэ официально объявит моей тетке, что приехала ваша племянница.

Роменвиль. А вдруг моя настоящая племянница приедет тем же поездом?

Орас. Я уже дал ей телеграмму от вашего имени, что приглашение моей тетки на некоторое время откладывается.

Роменвиль. Это ловушка! И все потому, что вы застигли меня с этой малюткой, когда мы пили в сенфлурской кондитерской невиннейший оранжад.

Орас. Совершенно верно!

Роменвиль. Вы – сам сатана.

Орас. Почти.

Роменвиль. Но какую цель вы преследуете?

Орас. Цель великую и зловещую.

Снова удар колокола.

Слышите – второй удар колокола. Пойдемте к столу, дорогой Роменвиль. Потерпите немного, и вы все поймете.

Уходят. Несколько мгновений сцена пуста, затем Жозюэ вводит Изабеллу и ее мать с чемоданами.

Жозюэ. Не угодно ли дамам присесть? Я доложу об их прибытии мсье Орасу.

Мать. Ах, что за роскошь! Сколько вкуса! Какое великолепие! Ах, дорогое мое дитя! Вот наконец та обстановка, в которой я снова становлюсь сама собой!

Изабелла. Да, мама.

Мать. Есть люди, которые могут существовать только среди роскоши. Если эту роскошь у них отнять, они чахнут.

Изабелла. Да, мама.

Мать. Не забудь, Изабелла, твой дед был самым крупным в городе поставщиком обоев. Мы держали двух горничных, не говоря уже о мастерицах. Сама понимаешь, в твои годы моя мать никуда не отпускала меня без провожатых.

Изабелла. Да, мама.

Мать. Следом за мной в трех шагах шла гувернантка. В трех шагах. Ах, это было восхитительно!

Изабелла. Да, мама.

Мать. Ты обратила внимание на здешнего дворецкого?

Изабелла. Да, мама.

Мать. Сколько благородства в манерах, какой бархатный голос, изысканно вежливый и в то же время с оттенком превосходства! А какая осанка! (Повторяет с восторгом, копируя мимику Жозюэ.) «Не угодно ли дамам присесть? Я доложу об их прибытии мсье Орасу». Об их прибытии! Выражения-то какие! (Садится.) Ах, дитя мое! Я мечтаю, чтобы у тебя был такой дворецкий!

Изабелла. Ах, мама, право…

Мать. Не спорь, не спорь. Я мечтаю, чтобы у тебя было все то, в чем жизнь отказала мне. Ты ведь знаешь, я молчу, но подчас так страдаю… У меня сердце разрывается, когда я вижу, как твои нежные пальчики краснеют от ежедневного мытья посуды.

Изабелла (внезапно смутившись, прячет руки). Мама, ну пожалуйста!

Мать. Знаю-знаю, ты не так чувствительна, как я. И потом я не помогаю тебе так, как должна бы во всех этих хлопотах по дому… Но право, это выше моих сил. Кстати, мне это и нельзя. Из-за фортепиано. Мои руки принадлежат искусству. Да вдобавок меня воспитывали иначе. Я избалована комфортом. А ты, моя бедняжка, всю жизнь терпела нужду, где тебе понять! Засучила рукава, спела песенку, гоп-ля, все дела переделала и забыла о них.

Изабелла. Приходится, мама.

Мать. Я восхищаюсь тобой. Но сама на это не способна… Мое прошлое, мои разбитые грезы… Ах, Изабелла! Я мечтаю для тебя о другой жизни – о жизни среди роскоши и красоты, где найдется маленькое местечко для твоей матери. Ты – артистка, ты мила собой, может, не так изящна, как я – что поделаешь, ты пошла в отца, – пожалуй, не такие классические черты, но ты пикантна. Ты должна нравиться, безусловно, должна нравиться, дитя мое. Интересно, что нужно от тебя этому молодому человеку?

Орас (входит). Вы точны, благодарю вас.

Мать. Дорогой мсье, я ценю точность превыше всех достоинств. Вы со мной согласны?

Орас (целуя ей руку). Безоговорочно, мадам. А это – мадемуазель Изабелла? (Смотрит на нее.) Я не ошибся в выборе.

Мать. Изабелла – прелестное дитя.

Орас. И даже более того, мадам.

Мать. Господин Роменвиль, наверное, вам о ней говорил.

Орас (не сводя глаз с Изабеллы). Да, мадам, он действительно много о ней говорил.

Мать. Это один из наших добрых парижских друзей.

Орас. Да, я знаю. Скажите, мадемуазель, это приключение вас хоть капельку забавляет? Для меня это очень важно.

Мать. Она голову потеряла от радости!

Изабелла. Господин Роменвиль сказал только, что вы пригласили нас в здешний замок на сегодняшний вечер.

Орас. И больше ничего?

Изабелла. Ничего, мсье.

Мать. Наш добрый друг, конечно, хотел устроить девочке сюрприз!

Орас. А как по-вашему, зачем вас пригласили в этот замок?

Изабелла. Не знаю. Чтобы танцевать, наверное. Я ведь танцовщица.

Орас. Не только чтобы танцевать.

Мать. Не только чтобы танцевать? Ах, мсье, право, вы меня безумно заинтриговали.

Орас. Нынче вечером в замке дают бал. Я хочу, чтобы вы присутствовали на нем, и чтобы вы были красавицей. Красивее всех остальных дам.

Изабелла. Я?

Орас. Да. Вы испугались?

Изабелла. Немножко. Во-первых, я не красавица, и потом…

Орас. Сегодня утром я созвонился по телефону с Парижем. Вечером фирма «Сестры Резеда» пришлет мне большой выбор туалетов и лучших своих мастериц. Когда музыканты возьмут в руки смычки, ваш туалет уже будет готов.

Изабелла. Но что я должна делать?

Орас. Просто блистать всю ночь напролет, как однодневный мотылек. На рассвете вы будете свободны. Само собой, мадам, вашей дочери будет уплачен гонорар, как за всякое выступление, и вдобавок у нее останется платье.

Мать (жеманясь). Ах, мсье, мы даже не думали…

Орас (обрывая ее). Зато я подумал. Теперь я должен вернуться к столу, иначе мое отсутствие будет замечено. Сожалею, что не могу сразу удовлетворить ваше любопытство. Вот Жозюэ, он покажет вам ваши комнаты. Завтрак вам подадут туда… Прошу вас никуда не выходить. Пока никто не должен подозревать о том, что вы в замке. При первой возможности я приду сказать вам, что мне от вас нужно. (Уходит.)

Жозюэ (подхватывает чемоданы). Не угодно ли дамам следовать за мной?

Мать. О да, мой друг! Какой благородный юноша, истинный джентльмен. Ты видела, дорогая, как он поцеловал мне руку? Дитя мое, о чем ты мечтаешь?

Изабелла. Ни о чем, мама. Значит, это его зовут Орас? Это он хотел, чтобы мы приехали в замок?

Мать. Да, дорогая. А какой красавец, не правда ли? Пошли же, ну! Дворецкий нас ждет. Где ты витаешь, дитя мое, – в облаках?

3
{"b":"545150","o":1}