ЛитМир - Электронная Библиотека

Всё, больше никаких лосьонов, кремов, одеколонов и так далее по списку Nivea. Холодная вода после бритья и стойкий запах мужского пота. Так мне будет легче затеряться в толпе…

– О, я вижу вас! – прямо подо мной проскользнула леди Мелисса, пристально вглядываясь в копну сена в дальнем углу конюшни. – Вы играете со мной в прятки, искуситель! Неужели думали, что моё любящее сердце не подскажет, где мне искать сладкую награду? А может, вы специально заманивали меня сюда, чтобы насладиться моим невинным телом прямо здесь, на сене, как простой крестьянкой по праву первой ночи своего господина?! О-о, как это заводит…

Я бесшумно соскользнул вниз, вышел вон и, уже почти убегая, уловил краем уха:

– Но-о… вы не лорд Белхорст?!!

– А вы ждали именно его, леди?

– Седрик… фу! А впрочем, какая разница…

Я дал дёру к воротам, надеясь, что бывший крестоносец не забыл уроки рукопашного боя и всё же сумеет как-то вырваться. И действительно, меньше чем через минуту из конюшни вылетел красный как помидор Седрик, наматывая круги по двору. За ним, до неприличия высоко подняв юбки, неслась озабоченная леди Мелисса. Поймает – обесчестит, жуть и мрак…

– Мой лорд, а я захватил ваш плащ. – Заботливый Метью ждал меня за воротами замка, держа в руках шкуру белого волка. – В горах бывает холодно, а вам нельзя простужаться, это огорчит миледи Хельгу.

Я молча забрал у него плащ, накинул на плечи и сел в седло. Центурион повернул ко мне морду, заглядывая в глаза:

– Куда едем?

– За драконом.

– Это я помню. А поконкретнее можно?

– Эд покажет. У него просто дар находить приключения на свою божественную задницу.

– Ничего она не божественная, – рискнул фыркнуть мой долговязый паж. – Вот у вашей дочери… упс?!

– Догоним, – уверенно подтвердил чёрный конь, когда перепуганный Метью дунул по склону вниз, к пастбищу, где был выгул наших лошадей. – Только за меч не хватайся. Хочешь, когда догоним, я сам его тяпну в воспитательных целях?

Мяу!

– Не понял? – дернулся Центурион.

Я сквозь зубы проклял всё на свете. Похоже, сегодня моя нежно любимая дочь решила добить меня эсэмэсками.

«Па а можно я Десика в кино возьму? Он обещал не драть кресла в зале».

«Можно», – набрал я в ответ, но мой телефон пояснил, что абонент вне зоны действия сети.

Значит, я в средневековом параллельном мире в зоне доступа, а она у нас дома нет?! Как иногда хочется убить всех этих сотовых операторов, кто бы знал. С другой стороны, это на минуточку перекрыло естественное отцовское желание прибить нахального ухажёра моей милой малышки.

Тем более что резво выздоровевший паж быстро исчез из вида. Шустрый парень, инстинкт самосохранения, конечно, присутствует, но романтизм его погубит. Однако раз уж он сам просил его взять в этот поход, то пусть на своей шкуре узнает, чем пахнет горький хлеб наёмника в Закордонье – потом, кровью и гарью драконьего пламени…

– Поговори с ним потом, один на один, – попросил я, наклонившись к правому уху Центуриона. – Так, по-товарищески, без наездов. Но чтоб он понял…

– Хорошо, Ставр, – кивнул чёрный конь. – Когда надо, я умею быть чрезвычайно убедительным. Четыре подковы по зубам – это, знаешь ли, вполне себе весомый аргумент.

– Хельга запретила его бить, – с тоской признался я.

– О-о… тогда извини, мы с твоей дочкой в разных весовых категориях. Она же с меня потом три шкуры спустит.

– Вот поэтому и прошу: просто поговори.

– Тогда я ещё Ребекку к этому делу припрягу. Возможно, она, как девочка, найдёт нужные струны в душе этого юноши.

– Согласен, – подтвердил я, толкая Центуриона каблуками.

Мой конь пошёл мягкой рысью вниз по каменной дороге к выпасу. Скоро осень окончательно вступит в свои права. Трава быстро желтеет, солнце садится за Грани всё раньше и раньше. До первого снега наши лошади стараются собрать с горных пастбищ каждую травинку. Зимой мы кормим их сеном и зерном, но это не замена свежему разнотравью. Тем более что зима в наших краях долгая…

– А вот сейчас не понял, – тормознулся Центурион, недоуменно вытаращив глаза.

Из-за поворота нам навстречу процокала эффектная Ребекка, на спине которой гордо восседал мой паж. Насупленный северный бог мрачно топал сзади.

– Я ни в чём не виноват, лорд Белхорст! – первым заорал Метью, видя, как в моей руке появилась плеть. – Сэр Эд сам приказал мне сесть в седло. Я был против! Я могу спешиться и просто бежать рядом, держась за ваше стремя!

– Куда он побежит, у него с ноги только-только гипс сняли. – Дядя Эдик раздражённо взъерошил свои кудри. – Конь Седрика отказался везти какого-то пажа, и хрен его заставишь! У них там тоже своя лошадиная иерархия.

– Таки да, – блеснула ровными зубками дочь андалузских степей. – Я рождена возить богов, лордов, воинов, ну ещё, конечно, милую Хельгу, но шоб вот такую несуразность?! Он мне всю спину отобьёт своей костлявой… как её по-латыни, не помню, не важно, и тьфу на неё, вы всё поняли! Вы не представляете, шо сэру Эду пришлось мне пообещать, шоб я стала на всё согласная…

– Что? – разом напряглись мы с Центурионом, но каждый в меру своих испорченных фантазий.

– Ой, я таки сболтнула лишнее? – невинно хлопая ресницами, Ребекка обернулась к покрасневшему богу. Тот протестующе замахал руками, старательно делая вид, что ничего такого не обещал, но кто бы ему поверил…

– Чего вы?! – наконец сдался он, опуская взгляд. – Моя длинногривая крошка всего лишь хотела узнать побольше о том мире, где я столь часто пропадаю.

– Ты не… – обомлел я, живо представив лошадь у себя в спальне.

– Да ничего особенного, она только посмотрит одним глазком, и сразу назад!

Я молча рухнул лицом в гриву чёрного коня, закусив её зубами, чтобы не разораться матом.

– Боги держат слово, – обидчиво напомнил Эд.

– Вернёмся к этой теме позже, – компромиссно предложила Ребекка, заглушая мой нарастающий рык. – И таки если ещё вернёмся, а оно же не факт, верно?

Девочка спасла положение. Я дал себе мысленную установку зашить дяде Эдику рот в ближайшей же поликлинике на правах пластической операции. Он псих, он всё подпишет, потом не прикопаются…

– Ладно, выкладываем карты. Кто куда?

– Сколько я помню, – задумчиво начал чёрный конь, ковыряя копытом каменистую землю, – мне туда Ставра везти, это часа три хорошей рысью. Ребекка с тощим юношей на спине не отстанет, а вот…

– Не беси бога, – сдержанно рыкнул Эд, и в его голубых глазах сверкнуло холодное пламя. – В лучшие времена я, подобно оленю, пробегал через леса и горы, от заката до рассвета, даже не переводя дыхание и не вспотев под мышками!

– Круто, – сухо похвалил я. – Садись сзади на круп, поедем, как братья тамплиеры.

– Я? Сзади?! Ставр, это неприлично. И ещё унижает моё достоинство!

– Лорд Белхорст, хотите, я с вами поеду? Меня как пажа это не унизит! Я обниму вас сзади, и пожалуйста…

– Залезай, – сделав страшные глаза, прошипел я Эду.

Кудрявый бог решил далее не искушать судьбу и безропотно вспрыгнул на круп Центуриона. Тот лишь философски покачал головой, молча посылая небесам тихий вздох безысходного отчаяния.

Небеса традиционно безмолвствовали. Как я понимаю, всех псов там принимают в рай, но вот что касается капризных лошадей с критическим взглядом на жизнь и творческим потенциалом на весь мозг? Не уверен.

Лично я бы на месте святого Петра десять раз подумал насчёт того, пускать или не пускать эту своевольную скотину. Хотя почему нет? Пусть с ним ради разнообразия ещё хоть кто-то помучается…

В общем, если опустить пятнадцатиминутные препирательства со всех сторон (исключая Ребекку, она только слушала, хихикала и требовала продолжения банкета), мы двинулись в путь предложенным мной составом: я, Эд, Центурион, за нами белая кобылка с Метью на спине. Умничка Ребекка не приближалась к нам ближе чем на пять шагов, а любые попытки моего пажа поторопить её пресекала уверенным кусанием за колено. Метью сообразил не сразу, но, въехав, перестал дёргать поводья и толкаться пятками.

6
{"b":"545158","o":1}