ЛитМир - Электронная Библиотека

Казалось, мысль моя. Но не гарантирую.

Пара взмахов и дело сделано.

Даша успела подняться и снова заняться монстром. Я на неё не смотрел. Боялся, что жутко не понравится её вид. Монстр-то брал верх…

Дверь небольшого, но мощного сейфа, наконец, открылась и теперь я смог увидеть, что он хранил столько лет. Как и думал, это оказался банальный электронный прибор. Впрочем, банальный, не совсем то слово. По тем временам, когда его собирали, он явно опережал своё время на несколько десятилетий вперед. Банальная черная коробочка размером с пару сигаретных пачек, несколько кнопок и разноцветных светодиодов. Последние весело подмигивали на разные лады. Завершал картинку ещё более банальный рычажок переключателя, как будто создатели не могли придумать что-то получше. Может, все свои силы отдали на создание внутренностей прибора, а на кнопку «вкл-выкл» воображения не хватило.

Я взял прибор. Очень неудобно, когда вместо ладони лопатообразные с мощными длинными когтями и неповоротливые. Попробовал задействовать свою силу воли и… Когти быстро превратились в нормальные пальцы, впрочем как ладони и руки.

Я повернулся к монстру, большой палец лёг на переключатель. Монстр увидел меня с прибором, заревел, словно пара десятком медведей-гризли (убей не знаю как ревут эти медведи, но почему-то именно такая ассоциация пришла в голову первой). Он отодвинулся от нас. Даша, прекратив драку, улеглась у моих ног. Она тяжело дышала, сил не осталось никаких.

Краем глаза я осмотрел напарницу. Ужас! Причем полный. На ней не было живого места, всё в крови. Одежда разорвана на лоскутки. Каким чудом держалась на теле, Бог весть. Впрочем и монстру тоже досталось. Я видел, как затягиваются на нём раны, как он набирается сил. Я вытянул руку, чтобы монстр увидел — прибор у меня, в любой момент могу просто отключить. Интересно, что тогда будет? О плохом, типа варианта, что прибор предназначен для чего-то другого, а не для отключения нанитов, я старался не думать.

Судя по всему, прибор всё же был предназначен именно для того, о чем я думал. Монстр в человеческом обличье… Кстати, я уже давно не думал о нем как о директоре завода. Целых пять минут, именно столько прошло времени, как мы начали поединок. От директора давно ничего не осталось, к сожалению. Так вот, монстр в человеческом обличье, глядя на нас бешеным, нечеловеческим взглядом, пошел на переговоры.

— Я ещё раз предлагаю сделку, — голос уже не человеческий, ровный, практически без эмоций. — Вы отдаете мне прибор, я избавляю вас от нанитов.

— А как же люди, живущие в Ольховске? — спросила Даша. — Они все заражены твоими нанитами.

Вспомнился Пётр почему-то. Наверное, бродит между деревьев в образе тупого зомби, или, что хуже, разыскивает добычу в образе желтого монстра. Выброс энергии, что произвел нано-монстр за последние несколько минут, наверняка самый мощный.

— Их я тоже избавлю от своего присутствия, — заверил монстр. — Вы можете уничтожить меня. Сейчас всё в ваших руках. Но помните о том, что находится в ваших телах. Вами управляют. Вы уже не вы…

— Впрочем, — сказал я, — как и ты, «поселившись» в теле Шаталина…

Монстр усмехнулся.

— Никакого Шаталина на самом деле нет. И никогда не было.

Я нахмурился.

— Но…

— Все это время я изображал Шаталина.

Какой-то миг и бывшее тело директора завода очень быстро потеряло все свои краски, распалось на молекулы. Вместе с одеждой, что характерно. Превратилось в черное облако, что охватило половину помещения. Я воспринял это как угрозу. Большой палец, лежащий на рычажке прибора, жизненно важного для монстра, дернулся, выключая его.

Всё произошло стремительно. Облако, состоящее из парочки-тройки триллионов нанитов, нанесло нам последний удар. Удар отчаяния. Наниты сгруппировались во что-то напоминающее копье и устремились на нас. Я мигом закрыл собой Дашу и присел, запоздало понимая, что такое моё геройство вряд ли спасет хотя бы её. Закрыл глаза…

В следующую секунду нано-монстр «накрыл» нас. Я почувствовал себя как будто оказался в самуме… Это такая песчаная буря, если кто не знает, в пустынях бывает. Правда, в живую я самума никогда не наблюдал, не говоря уже о том, чтобы в нем побывать. Наниты, мелкие, видимые только через мощный микроскоп, живо напоминали песок. Также скрипели на зубах, погибая пачками, лезли в глаза, засоряли поры кожи… Я уверен, что миллионы, а то и миллиарды нанитов проникли в организм и вытворяли в нём что-то, до чего разум вряд ли когда додумается.

И вся эта вакханалия продолжалась меньше, чем несколько секунд, хотя показалось, что намного дольше.

Внезапно всё прекратилось.

— Вова? — тихо донеслось из-под меня.

— Да? — я открыл один глаз, чтобы осмотреться.

Вокруг мало что изменилось, разве что нано-монстра ни в образе облака, ни в образе господина Шаталина, ни в каком бы то ни было другом, в помещении не наблюдалось. Вместо него непонятная, черного цвета пыль по полу. Понятно, что это наш умерший, или погибший, считайте как хотите, нано-монстр. Под нами небольшая серебристая лужица. Я вдруг понял. Нано-монстр всё-таки, последним делом, посчитал необходимым избавить нас с Дашей от присутствия чужеродных тел. Благородно, ничего не скажешь. И неожиданно.

Я слез с Даши. Девушка глубоко вдохнула, взгляд её наткнулся на чёрную пыль.

— Это то, что я думаю? — неуверенно спросила она.

— Да, — кивнул я.

Посмотрел на прибор, помогший нам избавить от проклятия славный город Ольховск. Посмотрел на Дашу, но та не обращала на меня никакого внимания, устремив взгляд на то, что некогда было господином Шаталиным. Я уронил прибор на бетонный пол и пару раз ударил по нему каблуком, разбивая напрочь так, чтобы не то, чтобы восстановить, а понять даже, что к чему, было невозможно. Пусть Иван Павлович не рассчитывает его получить. Сейчас я ничего не боялся.

* * *

— Неплохо, — сказал Иван Павлович, отрываясь от монитора. — Очень неплохо. Как наши подопечные?

— Чувствуют себя нормально, — сверился с показаниями приборов Олег. — Думают, что избавились от нежелательных организмов.

— Пусть себе думают.

17
{"b":"545160","o":1}