ЛитМир - Электронная Библиотека

— За сиденьями должны быть тряпки. Нужно обтереть ее, — сказал Пётр, заводя мотор и, когда мы уже поехали, обратился ко мне: — Вот, гражданин турист, мы и нашли, кто загрыз вашего друга.

Я не ответил ничего. Версия о превращении людей в монстров подтверждалась. Еще как! Но только от этого легче не было. Вряд ли девушка соображала, что делает, когда бегала по гостинице в личине монстра. Вряд ли вспомнит, когда придет в норму. И вряд ли она сделала это по собственной воле. Знать, тут какая-то аномалия. Произошло раз, может произойти и в другой.

Мы выехали из парковой зоны на грязные городские улицы, пронеслись мимо жилых домов, минут через десять въехали во двор небольшого больничного комплекса. С первого взгляда, всё здесь было нормально, если не считать столпившихся у входа чуть больше десятка перепуганных и ничего не понимающих людей. Медсестры в белых халатах, больные в пижамах и люди из ближайших жилых домов.

— Эй! — Пётр выскочил из машины. — Срочно нужна помощь! Зовите врача!

Одна из медсестёр, отбросив в сторону только что прикуренную сигарету, скрылась в здании, а мы с Петром вытащили девушку из автомобиля. Пётр взял её на обе руки, я забежал вперед, чтобы расчистить дорогу. Правда, народ оказался понимающим. Небольшая толпа разошлась в стороны, пропуская нас ко входу. Негромкие разговоры затихли и люди молча проводили нас взглядами, на которые мы, конечно же, не обращали никакого внимания.

Внутри, в небольшом холле, превращающемся с боков в узкие коридоры, так же толпились люди. Здесь их уже было больше и медицинский персонал вовсю старался успокоить людей, выслушивая жалобы. Истории были похожи одна на другую: лёг, понимаешь, спать, как положено, в кровать, а очнулся на улице в луже за пару домов от своего собственного. Врачи, медсестры и даже санитарки, которым приходилось выслушивать весь этот бред, сами мало что понимали в происходящем.

— Дорогу! — крикнул я. — Дорогу! И врача! Срочно!

Впрочем, врач тут же появился. Высокий и худой, смахивающий на Петра, словно брат-близнец человек. Отличался от Петра наличием усов. Халат доктора заляпан жёлтой слизью. Увидев нас, его взгляд сразу же остановился на девушке.

— В пятую палату, — коротко сказал он, махнув рукой, указывая направление.

Я благоразумно отошел в сторону, пропуская Петра и Дашу. Делать мне там было совершенно нечего.

— Это уже третья, — тихо сказал чей-то хриплый мужской голос над ухом.

Я обернулся и увидел перед собой мужчину лет пятидесяти.

— Вообще-то, вам бы стоило поискать ещё таких же, — громко сказал я, кивнув в сторону палаты: — Если вовремя не обнаружить этих людей, они могут задохнуться!

— Что вы здесь, правда, столпились? — вышел из палаты Пётр. — Подумайте о своих знакомых! Они сейчас могут быть точно в таком же положении, как и эти трое! Давайте-ка, быстренько, освободили больницу и принялись за поиски. Даю подсказку — ориентируйтесь по желтым следам. Ну? Давайте, давайте, шнель!..

Через пять минут в больнице остались только старушки, которых на поиски отправлять, собственно, никто не собирался. И даже толпа во дворе рассосалась.

— Твоя подружка осталась там, в палате, помочь, — сказал Пётр. — Пойдем, перекурим?

Хоть я и не курил, но свежий воздух мне был необходим.

Пётр сделал звонок в участок, объяснил ситуацию и посоветовал сотрудникам также подниматься на поиски пострадавших.

— Весёлая ночка выдалась, — сказал следователь, присев на порожек. Он не спеша достал сигарету, повертел в руках, разминая. Прикурил от одноразовой зажигалки.

— Я думаю, кто-то у вас тут произвел какой-то эксперимент, — сказал я, присаживаясь рядом.

— Ты что-то знаешь? — тут же заинтересовался Пётр.

— Только на уровне весьма смутных догадок, — я пожал плечами. Сам я знал не больше, чем успел сказать. — А ты сам как думаешь? После того, что увидел?

— Версия про эксперимент вполне подходит, — следователь пожал плечами. — Других пока всё равно нет. Вот только что это за эксперимент? Кому надо? Мало того, это ведь может и повториться…

— Я этого и боюсь. Представляешь, вот сижу и думаю, а ну как ты сейчас превратишься в зомби. А то еще лучше, в желтого?

Пётр передернул плечами. Жуть, что и говорить. В голове не укладывается.

— На сколько я понимаю, — продолжил я, — желтые на зомби не нападают…

— Типа мы с тобой одной крови? — невесело усмехнулся следователь.

— Возможно… А вот на меня, на Дашу… Это запросто.

— Жуть. Почему тогда Зинка… вернее, тот, в которого она… Одним словом, почему ты жив? Подружка твоя?

— Даша сбежала через балкон, а я…

Пожал плечами, потому что сказать нечего. Кто его знает, почему монстр не слопал и меня. Я уже задавался этим вопросом, но ответов не находил.

На порог вышел врач, достал папиросу закурил.

— Девушка жить будет, — сказал он. — Впрочем, я не обнаружил у нее ничего нового для меня. Одним словом, скоро придет в себя и будет бегать, как раньше. А куда весь народ подевался?

Пётр ему ответил.

— Вот это правильно, — кивнул врач, — а то замучили жалобами типа: «я проснулся в луже посреди дороги». Да тут каждый, я так думаю, оказался в этой ситуации. Я сам, если хотите знать…

— Вот, гражданин думает, что на наш город напала какая-то эпидемия, — кивнул в мою сторону Пётр.

— Эпидемия? — врач задумчиво посмотрел на меня. — Странная эпидемия, не находите? Хотя что тут необычного? Когда-то Ольховск был закрытым городом, знаете ли…

Через какое-то время появилась первая группа поисковиков. Они принесли парня-подростка. Так же, как и Зина, парень измазан желтой слизью. Доктор только проводил их взглядом, коротко посоветовав уложить пострадавшего в палату и отмыть. Мол, тут уже нет ничего такого, что требовало бы непосредственного участия главврача. Медсёстры сами разберутся, что к чему.

Когда парня унесли в больницу, врач продолжил рассказывать историю о заводе. Выходило, что его засекретили из-за лаборатории, где непонятно чем занимались. Впрочем, всё это я и сам знал из релиза, который прочёл перед командировкой. Ничего нового врач не сообщил, кроме, разве что, весьма интересного факта, на который можно было бы, в принципе не обращать внимания.

Дело в том, что однажды на заводе, а конкретно (есть такие подозрения) в той самой лаборатории, произошла авария. Горожан быстро успокоили, мол, ничего страшного, для жизни и здоровья не опасно. Дисциплинированные жители приняли заявление на веру, впрочем, ничего другого им не оставалось. Было это лет тридцать назад. Так как городок являлся строго засекреченным, неприятность быстро замяли. Вряд ли о нём знали даже тогдашние лидеры страны, но суть не в том. Авария случилась ночью (неприятности любят возникать по ночам), а на утро жители городка и рабочие завода стали жаловаться на боли в теле. Тогда врач (он представился Панкратом) ещё в школе учился. Он тоже переболел неизвестной инфекцией.

Местные врачи провели обследование, использовали современную, по тем временам, аппаратуру, но ничего не нашли. Всё как всегда, никаких аномалий, отклонений. Обратились за помощью в центр. Оттуда приехала немногочисленная комиссия, расследовала случай на заводе (подозрение все-таки на засекреченную лабораторию, доступ к которой даже у многих руководителей завода тогда отсутствовал), потом забрала все сделанные в больнице анализы и исследования по делу и благополучно укатила обратно в центр. С тех пор от них ни слуху, ни духу, ни результатов. Впрочем, боль в теле у людей прошла к вечеру. Утром, понимаешь, болело, многие даже с кровати встать не смогли, а к вечеру уже на ногах, с румянцем на щеках.

Вскоре непонятный случай забылся, а потом и вовсе канул в Лету, так как наступили времена совсем других проблем.

— А все эти люди… — я кивнул на ещё одного пострадавшего в слизи, которого вносили в больницу. — Им меньше тридцати. Им нет даже двадцати…

— Угу, — кивнул Панкрат.

6
{"b":"545160","o":1}