ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы не мужчина, — заявила она, не успел Дайм поздороваться.

— И я рад видеть Ваше Высочество. — Он поклонился.

— Вы трус, тряпка и…

Театрально всхлипнув, Ристана попыталась залепить ему пощечину. Дайм перехватил руку, слегка сжал.

— Ваше Высочество встали не с той ноги? Или Зифельд напился пьян и не смог вас ублажить? — не отпуская её, вкрадчиво поинтересовался Дайм.

— Да как вы смеете! Вы, жалкий ублюдок!.. — Ристана задохнулась от гнева.

— Ах, как я смею не подбирать объедки за темным, вы это хотели спросить?

Несколько ударов сердца Ристана молчала: до неё начало доходить, что хваленая защита Бастерхази не стоит перед главой Канцелярии ни динга. Она отняла руку и отступила, гнев её сменился холодной злостью.

— Вы просто не мужчина.

— Какой интересный вывод. Сами додумались, или подсказал кто?

— Это не вывод, а факт, — усмехнулась в ответ Ристана. — О ваших хождениях по борделям с юношами знает вся Империя. А женщины вам неинтересны — у них нет столь нужной вам принадлежности. Вы же любите, когда вас имеют, дорогой маркиз!

Дайм укоризненно покачал головой.

— Ваше Высочество переутомились, иначе бы не забыли, что для потомков Драконов не имеет значения, женщина или мужчина. Увы, в вашем окружении шеров не осталось… — И, словно вспомнив, продолжил. — А что, Бастерхази еще не укладывал вас вместе с Зифельдом? Лет тридцать назад он любил играть с парами. Правда, игры эти заканчивались на алтаре Хисса. Но это неважно, подумаешь, какие-то простолюдины.

Побледневшая Ристана не отрываясь смотрела на призрачные фигурки в ладони Дайма: для пущей доходчивости он показал, как именно заканчивались те игры.

— Омерзительно! — воскликнула, опомнившись, Ристана. — Не смейте порочить!..

— Как можно, Ваше Высочество, — усмехнулся Дайм. — Никто не сумеет опорочить ваше светлое имя лучше, чем вы сами это сделали. Или вы думаете, что Бастерхази будет благородно молчать о том, что делает с вами в этой самой комнате? А, ну конечно, вы же считаете, что накинули узду на дракона.

— Вы… — Ристана запнулась. — Все это время вы лгали…

— К сожалению, нет, — развел руками Дайм. — Всего лишь надеялся, что вы одумаетесь. Нельзя же быть столь наивной и доверчивой: представьте, если бы трон все же достался вам, сколько бед бы вы принесли Валанте.

— Много меньше, чем отродье ведьмы Тальге!

— Я был лучшего мнения об уме Суардисов. Но, похоже, кровь Жаннероев оказалась сильнее. Прискорбно.

— Не смейте оскорблять мою мать. В отличие от Тальге, её род древнее Суарда!

— Разумеется, Ваше высочество! То-то среди Жаннероев уже четыре века не рождаются шеры! — насмешливо поклонился Дайм. — Говорят, только кровь гномов действует пятнадцать поколений.

— А, как же я не догадалась! Вы наметили себе невесту. Раз Его Высочество Лерма не может жениться на темной, это сделаете вы! Но все равно Валанты вам не видать. Не знаю, что вы задумали, но не перехитрите сами себя, Длинноухий!

— Думаете, мне нужна эта занюханная провинция? — хмыкнул Дайм. — Хотя если мне придется выбирать между вами, уж лучше я женюсь на Шуалейде.

— Кто бы сомневался! Ведь она так похожа на мальчишку, — фыркнула Ристана. — Но хоть она и заслуживает такого, с позволения сказать, мужа, придется открыть ей глаза на ваши постельные подвиги. Все же сестра!

— Да сколько угодно, Ваше Высочество, — пропел Дайм. Базарный скандал доставлял ему настоящее удовольствие: слишком редко главе Канцелярии удается сказать не то, что надо, а что хочется. — Если вы всерьез надеетесь переиграть Бастерхази и кронпринца, не стоит удивляться, что вы забыли — Ее Высочество Шуалейда ментал. Ей на инсинуации Вашего Высочества… э… ун даст багдыр арр`еля дыссак с высокой секвойи. И не забудьте повторить это все на совете. Пора бы вашим министрам понять, сколь вы умны и проницательны.

— Да как вы смеете?.. — побледнела Ристана.

Курица безмозглая, думал Дайм, выслушивая очередную сентенцию. Темный жрет ее живьем, а она считает себя хозяйкой положения. Смешно.

И еще смешнее, что придется охмурить девочку. По возможности так, чтобы она не влюбилась всерьез — не надо проблем с обиженными дамами! — но от темного держалась подальше. Если будет нужно, Дайм будет учить ее магии, изображать влюбленного… а, ширхаб! С ней не изобразишь. Ментал. Ни дысса не умеет, зато силы боги дали. Ну да ничего. Искренней симпатии хватит, чтобы она поверила, благо не раз тренировался на студентках Магадемии. Он никогда не заходил дальше пары поцелуев, и каждая барышня знала, почему. Крутит роман с женой кронпринца. Слишком ценит дружбу и уважает внутренний мир прекрасной девы. Безумно влюблен в таинственную незнакомку. Дал Светлой обет воздержания на ближайшие полгода ради накопления силы. Вариант зависел от барышни. Но о том, что Дайма выворачивает наизнанку от боли, не догадалась ни одна.

Напоследок Дайм заявил:

— У меня слишком много дел, чтобы тратить время на пустые пререкания. Если у Вашего Высочества будет что сказать Ушам Императора, извещайте письменно.

Поклонился и покинул покои, провонявшие насквозь болотной тиной.

Только пройдя полдороги до своих апартаментов, Дайм вспомнил про часы. И выругался: до назначенного времени оставалось менее получаса. А ведь он хотел еще подарить Шуалейде что-нибудь этакое… а, плевать. Обойдется. Хватит с неё еще одного цветочка. Это же так романтично!

* * *

Дайм сбежал вниз, в сад, нашел клумбу и сломил розу. Совсем зеленый бутон, но какая разница? Окунув розу в фонтан, Дайм впустил в стебель нить жизни, и бутон начал наливаться. Пока роза расцветала, он сидел на бортике, опустив руку в воду: пусть от слитой тьмы в фонтане заведутся лягушки, зато он перестанет чувствовать на губах вкус тины.

— Светлого дня, Ваше Высочество, — поздоровался Дайм, вручая принцессе розу.

— Светлого, маркиз.

Медитация у фонтана помогла. Дайм чувствовал себя на диво свежим и готовым к новым подвигам во славу Империи (читай — Дайма Дукриста). Он даже был искренне рад видеть младшую принцессу. После старшей она казалась нежной фиалкой с росинками на лепестках.

Сегодняшняя Шуалейда разительно отличалась от Шуалейды вчерашней. Никаких драгоценностей, шелков, локонов и духов. Чистая бледная кожа, собранные в узел волосы, естественный запах. Никакого, шис подери, сандала. И она улыбалась ему, Дайму, а не ступеньке к трону. Она радовалась этой розе, словно… пожалуй, Ристана не одарила бы его таким сияющим взглядом, даже если бы он собственноручно водрузил ей на голову корону. Эта же — ребенок, сущий ребенок! В простом, явно любимом мужском камзоле и бриджах она походила на мальчишку. Походила бы, если…

«С дуба рухнул! Это девочка. Девочка, слышишь, ты?! Для тебя мальчишки у Пышечки Лотти, — прорезался голос разума. Дайм с усилием оторвал взгляд от мягких округлостей под белым батистом. — Давно не валялся мозгами наружу? Так коснись её!»

«Заткнись и не мешай работать, — ответил Дайм. — Не видишь, вхожу в образ?»

Он склонился и коснулся губами протянутых пальчиков, ожидая привычной боли. Но вместо боли нахлынула щекотная волна — удивление, радость, смущение, опасение… сумрачная аура ласкала прибоем, манила и колола мурашками. Он задержал девичью руку в своей, не доверяя ощущениям — куда смотрит Печать? Загляделась на сине-сиреневые водовороты Сумрака? Она совсем не умеет скрывать чувства. Или не хочет?

Вглядевшись, Дайм пришел к выводу, что не хочет. Эта сумасшедшая девчонка ему доверяет. Насмешливые боги, нашла кому!

«Какого демона ты делаешь? Разве непременно нужно морочить ей голову?» — спросила совесть голосом шера Парьена.

«Это для её же блага. Подумаешь, разочаруется. Зато не станет темной», — одернул нахалку Дайм.

«И не нарушит твои планы», — добавила совесть.

Дайм послал совесть туда, где она была последние двенадцать лет, и со всем возможным очарованием улыбнулся.

53
{"b":"545164","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неправильные
Вязание из шнура. Простые и стильные проекты для вязания крючком
Элеанор Олифант в полном порядке
Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай
Средняя Эдда
Последний вздох
Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость
Гемини
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик