ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Четверо встрепанных молодых шеров вскочили, едва глашатай объявил победителя заезда. Ругаясь на клячу, криворуких конюхов, мошенников жокеев и несправедливость жизни, они устремились к выходу, едва не сбив по пути размахивающего желтой бумажкой толстяка. Он радостно орал:

— Я выиграл! Выиграл!

И лез обниматься ко всем соседям подряд.

На освободившиеся места попытались проскочить оборванные мальчишки, но Дольна их отогнала:

— Куда? Брысь! Тут благородные шеры сидят, а не отребье всякое! — крикнула и тут же с улыбкой обернулась. — Самые удобные! Дядюшка водил меня сюда, когда я еще не доставала макушкой до перил! — хвасталась девица, сияя от внимания настоящих шеров. В кои-то веки её слушали, ей улыбались и называли душенькой…

Шу наслаждалась развлечением. До сих пор ей ни разу не приходилось бывать не только на ипподроме, но и в большом городе. Визит в Суард четыре года назад можно не считать. А сейчас — свобода! И люди, люди кругом… Никто не знает, кто она, никто не боится! Все взгляды устремлены на беговые дорожки, все уши прислушиваются к выкрикам глашатая.

— Начинается седьмой забег! Под номером первым идет…

С последним словом звонит колокол, распахиваются дверцы: топот, пыль, на трибунах ор, от азарта зрителей дрожит воздух.

Можно сколько влезет смотреть на лошадей, на подпрыгивающих соседей. Можно купить у торговки ореховые палочки — три на медяк — и в свое удовольствие жевать простонародное лакомство.

Снова раздался звон, и трибуны взорвались ором и рукоплесканиями.

— Лидер — номер шесть! В забеге четырехлеток побеждает Огонь, владелец герцог Чилент! — под радостные и разочарованные вопли объявил глашатай.

Шу поглядела на арену: взмыленных коней вываживали и успокаивали, прежде чем отвести обратно в конюшни. Гнедой жеребец с номером три на попоне скалился и мотал головой, показывая дурной характер.

— О, Ферц ошибся, — сообщила она в спину размахивающей руками Дольне.

— А? — обернулась та. — Ошибся?

Радостная улыбка не вязалась с предполагаемым проигрышем.

— Гри Зург пришел четвертым. Плакали твои марки.

Дольна побледнела, вспомнив о ставках. А Шу обругала себя — перестаралась с успокоением. Бедняжка чуть не позабыла, зачем сюда пришла.

— О, мне так жаль… — девица потупилась.

— Эй, не вздумай лить слезы! — вмешалась Балуста. — Хочешь еще орехов?

— Да ладно. — Шу дернула Дольну за рукав, усаживая на место. — Не переживай. Подумаешь! Чай не последние были марки.

Очень вовремя показалась торговка: между забегами не меньше десятка их носилось по рядам, предлагая лимонную воду, орешки, пирожки, персики, вяленую рыбу и еще сотню всяких разностей по задранной до небес цене. Копченые мидии на палочках и огромные красные апельсины утешили Дольну и порадовали Шу с Балустой — прямо как на ярмарке близ Сойки! А вот появление на трибуне неподалеку серьезного светлого шера с бляхой Конвента на отвороте камзола их насторожило.

Пока Шу размышляла, не убраться ли от греха подальше с глаз муниципального мага, начался очередной забег. Тот самый, в котором должен был выиграть середнячок Демон. Сам, безо всякой магии, по чистому стечению обстоятельств — только Шу не знала, каких именно. Все её внимание сосредоточилось на жеребцах. Время, казалось, замедлилось, задрожали тончайшие, невидимые нити вероятности…

Каурый Демон Шай под пятым номером сорвался со старта, но недостаточно быстро. Почти сразу его на полкорпуса обошел седьмой, за ним чуть не ноздря в ноздрю — гнедой под вторым номером. Первый опережал Демона всего на ладонь… ах, подтолкнуть бы Шая самую малость!

Сильный толчок в бок вырвал Шу из транса — настороженные нити звякнули, едва не выпустив магию наружу.

— Ты что! Что творишь?! — зашипела Баль. — Ну-ка сядь и держи себя в руках!

Вновь по ушам ударили вопли зрителей, заглушая бешеный стук сердца. Шу стянула все свои потоки в кокон — упаси Светлая дотронуться до паутинок! Все должно произойти само: вот же, еле заметные колебания, тоньше самых тонких нитей Разума, за гранью спектров и частот, почти статика!

Картина на беговой дорожке менялась. Фаворит уже опережал Демона на корпус, гнедой шел с первым почти вровень, сам Демон — третьим. Вороной отстал на ладонь. До финиша оставалось всего десяток сажен! Шу нестерпимо хотелось вмешаться. Настолько, что темнело в глазах и дрожали руки. Но она удерживала потоки магии в неподвижности, сосредоточившись на одном желании: Демон Шай должен победить!

И в последний миг чудо случилось: не дойдя до финиша сажени, фаворит споткнулся и рухнул на дорожку, сбив гнедого под номером семь. И под слитный удивленно-разочарованно-счастливый вопль толпы Демон Шай пересек финишную черту. Первым!

Зазвенел колокол, закричал глашатай, и только тогда Шу судорожно вздохнула и разжала руки.

— Приветствую, светлые шеры, — раздался над ухом баритон.

Вздрогнув, принцесса подняла голову и встретилась с внимательным взглядом мага: рыхловатый, в годах, невеликой силы и всего одной стихии, земли. Но вокруг него сияли плетения, от следящих до защитных, замыкаясь на бляхе с весами.

— Светлого дня, — отозвалась Шу, снова закукливая потоки. — Светлый шер…

— Затран, — кивнул маг.

— Э… Очень приятно. Шер Брик и шер Сим.

— Не соизволят ли шеры уделить несколько минут беседе? Не здесь, слишком шумно, — предвосхитил он возражения Шу.

— Разумеется, магистр. С вашего позволения, мы попрощаемся с дамой.

— Не смею препятствовать.

Шер Затран вежливо улыбнулся и отошел на пару шагов, но ни на миг не ослабил следящих нитей.

Перед Шу стоял малоприятный выбор: или отпустить Дольну, чтобы та рассказала букмекеру, что странными юношами заинтересовался штатный магистратский маг, или на глазах того же мага направить девицу в другую сторону. Прикинув, что закон она не нарушает, а кто она есть, светлый наверняка догадался, Шу достала из кармана предпоследнюю марку.

— Душечка, прости, дальше тебе придется развлекаться самой. Вот, купи себе еще сластей, — улыбнулась она и вложила в потную от страха ладошку монету.

Вместе с монетой девица получила приказ сейчас же идти на Рыбный рынок и купить там радужную камбалу — первое, что пришло Шу в голову. Она надеялась, что за те полтора часа, что понадобятся Дольне на поход в дальний конец города, она успеет и разобраться с магом, и получить с Буркало законный выигрыш.

Девица послушно пошла прочь.

— Мы готовы следовать за вами, светлый шер, — кивнула Шу, вложив в жест все возможное высокомерие.

— Идемте, — точь-в-точь повторив тон принцессы, Балуста встала рядом с ней.

* * *

Завсегдатаи расступались перед Затраном, но не замечали его спутников: Шу на всякий случай закрылась отвлекающим заклинанием. Затран не возражал. Да, собственно, с чего бы ему возражать? Никаких законов и правил Шу не нарушала. А вот о чем маг желает поговорить с принцессой, пока оставалось загадкой. Она бы не смогла прочитать мысли светлого, даже если бы его не защищал амулет. В отличие от разума Дольны, похожего на мелкую лужицу — все просто и на поверхности — маг казался куда более глубоким и непрозрачным. Конечно, не как Дайм Дукрист — в том море Шу утонула бы и потерялась в миг.

Магистр привел их в контору и пригласил в кабинет. Усадил в кресла, предложил щербет, и только дождавшись от Шу кивка, занял третье кресло.

— Прошу прощения, что посмел оторвать Ваше Высочество от развлечений, но… э… — Затран замялся. — Видите ли, вы едва не… — он смущенно сжал руки.

— Едва не нарушили закон, вы хотите сказать? — пришла на помощь Шу.

— О, нет! Что вы! Не закон, всего лишь правила… э… муниципальные правила, Ваше Высочество. Разумеется, на членов королевской фамилии не распространяются.

— Так в чем же проблема, магистр? Вы так обеспокоены.

— Видите ли, Ваше Высочество. Амулет Конвента самостоятельно отслеживает магические воздействия в пределах арены, конюшен и служебных помещений. Все отчеты направляются в муниципалитет и к придворному магу.

57
{"b":"545164","o":1}