ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Незнакомец окинул ее взглядом темно-карих глаз с головы до ног. Сначала Тарин подумала было, что он всего на несколько лет ее старше, но его глаза говорили об обратном. Жизнь явно не была к нему добра.

– Лиза?

Тарин покачала головой.

– Так звали мою маму. Я Тарин. – Странно, что незнакомец назвал ее именем матери.

Тарин протянула ему руку. Он обхватил ее ручку своей большой ладонью, но не пожал. И так долго и пристально изучал ее лицо, что Тарин почувствовала себя немного неловко. Она попыталась отнять у него руку, но безуспешно.

– Меня зовут Дрейк.

Тарин узнала имя. Старший брат Брэдана. Внезапно фамильное сходство стало очень заметно. И понятна боль в глазах. Все знали, что он все еще скорбит по своим жене и дочери.

Тут Дрейк за руку притянул ее к себе и сделал глубокий вдох, и Тарин решила, что в этом отношении братья похожи.

– Приятно познакомиться, Дрейк. Брэдан говорил, что ты приедешь. – Она чуть сильнее потянула руку, стремясь освободиться. – Мне надо отнести покупки в дом, иначе замороженные продукты начнут таять.

Дрейк посмотрел на их сцепленные руки и, прежде чем отпустить, ласково провел большим пальцем по тыльной стороне ее ладони.

– Конечно. Позволь я помогу.

Немного отодвинувшись, чтобы Дрейк смог вытащить пакеты из багажника, Тарин наблюдала за ним краем глаза. Он подхватил большую часть сумок, а затем терпеливо подождал, пока она соберет остальные. Тарин чувствовала интерес с его стороны, но точно знала, что он носит не сексуальный характер.

Закрыв машину, Тарин повела Дрейка к дому. Зашла внутрь, заглянула в гостиную и остановилась так резко, что Дрейк аж врезался ей в спину. Лишившись дара речи, Тарин не могла оторвать глаз от собравшихся там мужчин. Такое ощущение, что у нее дома проходит съезд бодибилдеров. Один взгляд на их лица, и любая женщина превратится в желе. Она понимала, что, стоя в дверях с открытым ртом, выглядит как раз как одна из таких женщин. Но в комнате было столько тестостерона, что она даже физически ощущала, как он волнами омывает ее.

Вдруг прямо перед ней, закрывая обзор, возник Уэйд.

– Ты должна так смотреть только на меня, – спокойно сказал он. Дрейк, все еще стоявший у нее за спиной, хихикнул.

Тарин, сбитая с толку, пробормотала:

– Что? Кто?

– Ничего, – процедил Уэйд и подтолкнул ее в сторону кухни. – Я помогу тебе разобрать покупки.

Поставив пакеты на стол, Тарин начала вынимать из них продукты.

– Это люди, которых прислал Беовульф?

Уйэд яростным рыком подтвердил ее догадку.

– Ну что сказать – черт побери! Должно быть, это из-за воды, которую вы пьете. Столько красавчиков в одной комнате любую женщину превратит в законченную идиотку. Я могла бы сделать целое состояние на дегустации вин, если бы кто-нибудь из этих парней работал на меня круглый год. Ко мне со всей округи съезжались бы женщины, только бы поглазеть на них.

– Тарин.

– Интересно, смогу ли я уговорить кого-нибудь из них остаться после сбора урожая. Я подумывала об открытии на винограднике погреба для дегустации вина. Эти ребята могли бы стать именно тем, что мне нужно для привлечения посетителей.

– Тарин! – закричал Уэйд.

Внезапно поняв, что тот совсем не в восторге от ее восхищения красотой других парней, Тарин робко посмотрела на возлюбленного.

– Прости. Иногда я склонна увлекаться. Я ничего такого не имела в виду. – Она подошла к Уэйду и положила руку ему на грудь. – В этом плане я интересуюсь только тобой.

– Да, я знаю. Извини, но мне тяжело слушать, как ты восхищаешься другими мужчинами. Ты моя и я хочу, чтобы всё так и оставалось.

– Я никуда не собираюсь.

Тут Дрейк многозначительно откашлялся.

– Не желаете, чтобы я оставил вас одних?

– Нет, – быстро успокоила его Тарин. – Мы закончили. Да, Уэйд?

– Кажется да, – подтвердил тот и повернулся к Дрейку: – Почему бы нам не оставить Тарин закончить раскладывать продукты? Ей не нравится, когда я приближаюсь к плите. – В ответ на вопросительный взгляд Дрейка Уэйд покачал головой: – Длинная история. Я покажу тебе комнату, и, кажется, Брэдан хочет кое-что с тобой обсудить.

Прежде чем они вышли из кухни, Тарин предупредила:

– Не задерживайтесь надолго. Я управлюсь за несколько минут, а потом хочу, чтобы все начали работать.

Уэйд снова подошел к ней, приподнял голову и целовал до тех пор, пока у нее не ослабели колени.

– Это чтобы ты не забыла, кому принадлежишь.

Неуверенная, что после такого поцелуя сможет вспомнить хотя бы свое имя, Тарин кивнула и молча проводила их взглядом.

Уэйд нетерпеливо ждал у входной двери Дрейка, который пошел к машине за своим чемоданом. Брэдан был наверху. Уэйд не хотел задерживаться слишком надолго и оставлять Тарин одну с парнями. Он знал, что может не волноваться: никто из них не станет к ней подкатывать. Они были членами его стаи и знали, кто она для него. Но Уэйда обеспокоила реакция на них Тарин. Он хотел, чтобы так она смотрела только на него. Да, большинство женщин посчитали бы их привлекательными – вервольфы вообще отличались красотой – но все равно: Тарин должна хотеть его одного!

Наконец вернулся Дрейк, и Уэйд быстро повел его наверх. Войдя в комнату, он закрыл дверь и повернулся к братьям.

– Так как ты только что приехал, Дрейк, позволь кое-что сказать. Тарин не вервольф и ничего о нас не знает. Она моя пара, и именно я расскажу ей всё о нашем виде. Расскажу, когда найду подходящий момент. Если ты или Брэдан пойдете против моего решения, я заставлю вас пожалеть об этом.

– Понимаю. Ты ее пара, и твое право защищать ее так, как ты считаешь нужным.

– Хорошо. Тогда сразу перейду к делу. Тарин твоя дочь?

– В этом я еще не совсем уверен, – задумчиво ответил Дрейк. – Она очень похожа на мою половинку. Я назвал ее именем жены, и Тарин сказала, что так звали ее мать. Слишком много совпадений: мать Лиза, дядя Колин. Ее запах мог бы сказать, моя ли она дочь, но он слишком слабый. Это или потому, что она смертная, или потому, что ты ее пометил.

Уэйд застонал.

– Вы двое, перестаньте ее нюхать! Тарин уже интересовалась, нет ли у Брэдана каких-нибудь странностей.

Брэдан усмехнулся.

– Да уж, объяснять это не слишком-то удобно. Если Дрейк сделал тоже самое, бедная девочка наверняка подумала, что вся наша семья с отклонениями.

– Ну так постарайтесь больше так не делать. Значит, мы точно не знаем, твоя ли она дочь. Кроме теста ДНК, который неприемлем, какие еще у нас есть варианты?

– Фотография ее матери развеет все сомнения, – мрачно сказал Дрейк.

– Посмотрю, что можно сделать. Но я не видел в доме ни одной фотографии. Дай мне немного времени. – Уэйд выпрямился, оттолкнувшись от закрытой двери. – Раз мы это уладили, предлагаю вернуться вниз. Я знаю, Тарин не терпится начать работу.

Брэдан расхохотался.

– Скорее ты волнуешься, что Тарин осталась там с парнями одна.

Распахнув дверь, Уэйд повернул голову к лестнице.

– Ты не сильно ошибаешься, – рассеянно ответил он. Не оборачиваясь, чтобы проверить, следуют ли братья за ним, Уэйд заторопился вниз, перепрыгивая через две ступеньки за раз. Благодаря чуткому слуху оборотня, он знал, что Тарин весело болтает с членами его стаи. Чем быстрее он выдворит их из дома и они приступят к работе, тем лучше.

Тарин вздохнула, поглубже погрузившись в ванну. Теплая вода хорошо действовала на ноющее тело. Первый день сбора всегда был самым тяжелым. К вечеру все мышцы протестующе вопили. Спина и плечи болели больше всего. Но, несмотря на это и то, что завтра будет еще труднее, она была удовлетворена проделанной работой. Все парни трудились очень усердно. И хотя у них это был первый опыт в данной области, они справились на отлично. Собрали винограда наравне с опытной командой.

Положив голову на край ванны, Тарин закрыла глаза и позволила теплой воде омывать себя. Легкая улыбка заиграла на ее губах, когда она подумала о поведении Уэйда. Он работал рядом с ней. Когда кто-нибудь подходил слишком близко или проявлял к ней хоть малейший интерес, а не просто задавал вопрос о винограднике, Уэйд тут же закидывал руку ей на плечи, прижимая к себе. Она наслаждалась его вниманием, несмотря на то, что оно было больше для видимости. Этакая демонстрация прав. Но на самом деле ему не из-за чего было волноваться. Да, она находила этих парней красивыми, но Уэйд стал для нее единственным.

16
{"b":"545168","o":1}