ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей необходимо узнать все об оборотнях, если собирается строить свою жизнь среди них. В отличие от матери, она не станет убегать от того, чего не понимает. Даже если бы Уэйд рассказал правду о себе только после рождения ребенка, она бы не сбежала. Было бы слишком больно жить без него. Тарин задалась вопросом, впустила ли мама отца в свою душу, ведь именно так поступила бы настоящая суженая. Скорее всего, нет. То, что Дрейк скорбел по ним почти тридцать лет, говорило о том, что он любил ее маму, несмотря на то, что та его бросила.

Уэйд зашевелился. Нежно провел пальцем по ее брови.

– О чем ты думаешь? Такое ощущение, будто ты в тысяче километров отсюда.

Тарин приподняла голову и заглянула в светло-голубые глаза.

– Просто думала о вервольфах. Я не знаю, чего от меня ожидают, ведь я дочь одного оборотня и невеста другого.

– Твоя жизнь не сильно изменится, Тарин. У тебя по-прежнему будет твоя винодельня; разница только в том, что получишь еще и меня. Я бы никогда не стал просить тебя отказаться от того, что ты любишь. И полагаю, мне придется привыкать, что рядом постоянно станет вертеться Дрейк.

– А я надеялась, ты скажешь, что с радостью переедешь ко мне. Но не это меня волнует. Что делать с моей смертностью? Ты будешь вечно молодой, а я стану старой и...

Уэйд сразу же прижался к губам Тарин, не давая ей закончить предложение.

– Молчи. Даже думать об этом не желаю.

– От этого не убежишь. Только если нет способа сделать меня бессмертной. Иначе какие варианты? – На лице Уэйда появилось задумчивое выражение. – Что? Меня можно сделать бессмертной?

– Не уверен, но, возможно, стоит попробовать.

– Ты меня совсем запутал. – Тарин понятия не имела, о чем он говорит.

– Ты знаешь, Рокси, как и ты, была смертной. Но сейчас она оборотень. – Когда Тарин кивнула, Уэйд продолжил: – Всегда считалось, что смертного нельзя превратить в одного из нас. Наша способность перекидываться носит больше магический характер, чем физический. В отличие от киношных оборотней, перевоплощение не причиняет нам боли и нам не приходится сначала рвать на себе одежду.

– Какая жалость, – усмехнулась Тарин.

Уэйд бросил на нее игривый взгляд:

– Как бы то ни было, мы можем превращаться в любое время благодаря магии в нас. Мы с этим рождены. Так как ты наполовину вервольф, в тебе тоже может оказаться немного магии. Но, очевидно, она очень слаба, иначе ты не была бы смертной. С Рокси та же история. В ней текла кровь вервольфов, но от дедушки ее отделяло несколько поколений, так что в ней она была намного слабее, чем в тебе. К чему я веду – ее обратили с помощью заклинания, которое раньше никогда не срабатывало.

– Очевидно, на Рокси оно подействовало.

– Да. Рокси полагает, оно сработало, так как в ее жилах уже текла кровь вервольфов и так как ей вкололи кровь деда во время заклинания. Просто чудо, что всё получилось, учитывая, кто его произносил.

– Что ты имеешь в виду?

– Рокси не добровольно решила испытать заклинание. Грен просто не оставил ей выбора. Он взял ее в заложники вместе с Ройсом, ее дедом. И по чистой случайности он решил использовать кровь Ройса, а не свою.

– Я так понимаю, Грен не является членом вашей стаи?

– Ты хотела сказать – нашей стаи. Нет, он из стаи, с которой мы никогда не ладили. Беовульф не раз сталкивался лбами с Греном до того, как стал вожаком.

Тарин кивнула. Теперь понятно, как Беовульф смог предоставить ей дополнительных работников на время сбора урожая. Как главный в стае, он с легкостью мог все устроить. А потом что-то щелкнуло у нее в голове.

– Подожди-ка. Ты сказал, того парня зовут Грен? Ты хочешь сказать, что твой брат – тот самый Беовульф, а Грен на самом деле Грендель?

– Все верно.

– Вот это да! Да твой брат совсем старый! Этой легенде полторы тысячи лет. Черт возьми! Он довольно таки горяч для античной реликвии.

Уэйд сердито нахмурился:

– Я очень постараюсь сделать вид, что не слышал, как ты назвала моего брата горячим. Я также не скажу Беовульфу, что ты обозвала его античной реликвией. Уверен, Рокси есть что на это возразить. Мы отклонились от темы. Как я говорил, заклинание могло сработать, так как в жилах Рокси уже текла кровь вервольфов и так как ей ввели кровь Ройса. Точно никто не знает, потому что никто не пытался снова его использовать. Если для успеха необходим смертный с генами оборотней и кровь его кровного родственника-вервольфа для инъекции, тогда с тобой оно тоже может сработать.

Тарин была более чем заинтересована в этом. Ей казалось, что долго уговаривать Дрейка поделиться кровью не придется. Она не сомневалась, он будет счастлив, если дочь станет оборотнем.

– Хорошо, я согласна. Как мы получим заклинание?

На лице Уэйда расцвела широкая улыбка:

– Завтра поговорю с Рокси. Уверен, она помнит слова.

Глава 12

Уэйд дождался, пока все с головой не погрузились в работу, отошел на край виноградника и вытащил из кармана телефон. Выбрал номер, нажал вызов и стал ждать, когда Рокси ответит на звонок.

– Э-э … алло? – Голос Рокси звучал рассеянно.

– Привет, компьютерный червь. Можешь говорить или слишком занята своей занудной работой? – Уэйд едва сдержал смех, когда Рокси зарычала.

– Еще раз назовешь меня так, и я не отвечаю за то, что сотворю с тобой при встрече. Чего тебе? Я тут вообще-то работать пытаюсь. И раз ты звонишь на мой мобильный, тебе нужна именно я, а не Беовульф.

– Такие угрозы, и от кого! От невестки! Хорошо, я быстро. Ты помнишь заклинание, с помощью которого Грен обратил тебя?

Рокси помолчала.

– Да, конечно, помню. И, наверное, никогда не забуду. А почему ты спрашиваешь?

– Хочу испробовать его на Тарин.

– А она согласна?

– Да. Иначе бы я тебе не звонил.

– Только есть один момент. Тебе известна моя теория, почему на мне заклинание сработало, а на других подопытных – нет. Оно может не подействовать, так как у Тарин в роду нет оборотней.

– Вообще-то есть. Дрейк – ее отец.

– Эту историю я должна услышать со всеми подробностями.

– Ну, если приедешь на виноградник, с радостью всё расскажу. Беовульф ведь собирается сюда сегодня?

– Да. Он упоминал какого-то волка-одиночку, который вертится вокруг вас, но в подробности не вдавался. Слишком меня оберегает. Но я все равно планировала поехать вместе с ним.

– Спасибо. Я твой должник. И, Рокси, я бы не стал упоминать о заклинании при Беовульфе.

– Во что ты меня втягиваешь? – рассмеялась она. – Он же попросту не пустит меня на виноградники, если узнает, что мы с тобой обсуждали заклинание. Властный негодяй.

– Но ты все равно его любишь.

– Это точно. А теперь мне надо работать. Увидимся позже.

Довольный разговором, Уэйд вернулся к работе на своем участке. Проходя мимо Тарин, он поднял вверх большой палец. Та быстро кивнула и вновь сосредоточилась на сборе урожая.

Беовульф и Рокси приехали вскоре после окончания рабочего дня. Тарин была рада, что они догадались привезти на всех пиццу. Она слишком устала и с ужасом думала, что после тяжелого дня ей пришлось бы еще и готовить на всю компанию.

Как только мужчины набросились на пиццу, Рокси взяла два куска и кивнула Тарин, чтобы та следовала за ней на улицу. Они сели на ступеньки крыльца и принялись есть. Тарин ждала, когда Рокси начнет разговор.

– Слышала, вы с Уэйдом хотите попробовать заклинание.

Проглотив еду, Тарин кивнула.

– Да. Теперь я знаю, кто он такой и что мы половинки. Не хочу, чтобы ему пришлось смотреть, как я старею и умираю.

– То же пришло в голову и мне, когда Беовульф наконец решился рассказать мне о парах. Я готова поделиться с вами всем, что знаю. Но должна предупредить: оно может не сработать, несмотря на то, что ты наполовину вервольф. Ведь я не обычный оборотень и, очевидно, была рождена другой.

– Уэйд говорил, ты правишь всеми стаями. Сначала я подумала, что ты королева оборотней.

21
{"b":"545168","o":1}