ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— «Спасибо» — и все? — Ди положила руки в дорогих браслетах на плечи мужу и заглянула в его глаза «таким взглядом».

Сим тут же осуществил ее желание — на толстом ковре кабинета. Здесь не было публичного дома и Жорж сидел на «голодной диете». Поездки в Нью — Йорк по делам и прочие «каникулы» случались не так уж часто.

— Джо, ты не считаешь, что я перегружена? — Устало опустив веки, она сжала виски — измученная непосильным трудом хрупкая женщина.

— Чем перегружена? Сексом?

— Ах, если бы…Я целыми днями сижу в кабинете с этими бумагами. Отсюда и головная боль и напряжение. Было бы легче, если бы я взяла себе секретаршу.

— Секретаршу? Ну что ж, если это поможет привести мои дела в порядок…

— Кажется, у тебя появилось чувство юмор, — поставив ногу на сидение кресла, Ди поправляла чулок. — Только зачем непременно обижать меня!

— Дорогая, прости. — Он поцеловал круглое колено. — Я вовсе не против секретарши.

— Тогда еще одна просьба, Джо: я бы хотела лично выбрать помощницу.

— Пожалуй, так будет даже лучше. — Он знал, что любая кандидатура с его стороны будет принята в штыки.

Который раз мелькнула мысль, что им ловко манипулируют, но ощущения счастья заставляло закрывать глаза на мелочи и идти на уступки. В конце концов, так приятно уступать капризам любимой женщины.

Дениз нашла секретаршу в округе — урожденную австрийскую графиню, прожившую блестящую жизнь. Элегантная дама оказалась прекрасной собеседницей. Обе женщины проводили весь день в кабинете, затихая, когда Хозяин проходил мимо.

У Сименонов появилось множество друзей из проживающей в этих местах культурной элиты. Почти ежедневно проходили обеды с друзьями. Таким образом Дениз «скучала» три недели дома, чтобы вырваться в Нью- Йорк, где следовала непрерывная чреда походов по кабаре и встреч со знаменитостями.

Бывая в Нью — Йорке они любили рассматривать витрины 54 авеню, сплошь занятой ювелирными и антикварными магазинами. Дениз увидала на витрине роскошное бриллиантовое кольцо, как оказалось, принадлежавшее знаменитой оперной певице.

Жорж без колебаний сделал ей этот подарок.

В 1951 году Сименон серьезно думает о том, чтобы принять гражданство США. Мешает приглашение Бельгийской Королевской академии, вознамерившейся принять его в свои ряды. Летом 1952 года Сименон отправляется в Бельгию, дабы пройти церемонию посвящения в Королевские академики. В июне на борту знаменитого плавучего дворца «Иль де Франс» семейство в сопровождении Буль, которая ухаживает за малышом, едет в Европу. На борту собралось блестящее общество. Обеды за столом капитана и долгие вечера в салонах и барах в самой изысканной компании. Ди выглядела счастливой.

В Гавре их ждала торжественная встреча — стая журналисты с блиц- интервью, официальные лица с речами. Мадам Жорж Сименон преподносят красные гвоздики.

— О, это мой любимый цветок! — восклицает она. С тех пор ее буду забрасывать именно этими цветами.

В Париже Сименону устроили грандиозный прием. Гранд банкет в салоне отеля «Кларедж» — куча знаменитых друзья знаменитого писателя, журналисты, писатели, актеры. Затем переход от одного званного обеда к ужину, из радиостанции в издательства — везде объятия, шумные приветствия, завистливые женские взгляды, устремленные на Дениз, демонстрировавшую туалеты.

На второй же день Дениз получила приглашения от знаменитых фирм, предлагавших выбор эксклюзивных изделий. Она остановилась на Ланвен, возможно, в память о платье «Бовари» из гардероба Тижи, надетом в «ночь северного сияния» с Сент — Маргерит. На примерке заказанных платьев мадам Жорж Сименон сразила Кутюрье непомерными капризами. Что хотела доказать эта дама, с упорством тупого ребенка заставляя бесконечно переносить какую–то вытачку? Возможно, ей нравилось помучить важных клиенток, дожидавшихся своей очереди в салоне? Или указать самому «маэстро» моды его место — прислуги, собственно, как ни называй даже самого известного портного.

На ужине у друга Сименона Поля Коклена произошел странный инцидент. Дениз попыталась потягаться силами с самим Морисом Гарсоном, имевшим славу отчаянного острослова и мистификатора. Словесная дуэль завершилась не в ее пользу. Дениз прикусила язык и, расплакавшись, убежала в ванную комнату. Прошло около часа и двери в комнату, в которой происходило застолье, распахнулись. Все увидели Дениз, закутанную в простыню, с перьями в распущенных волосах и боевой индейской раскраской на лице. Она обошла гостиную при всеобщем молчании. Никто не знал, как реагировать. Сименон поспешил увести жену в гостиницу.

Как отнестись к такой «шутке» Дениз? Как к неумелой попытке переплюнуть парижских остряков? Или, все же, в этом случае, как и в эпизоде с примеркой, была виновата излишняя порция виски?

— Твой любимый Морис, изображающий из себя короля острословов — элементарный наглец. Интересно, что ты и твои друзья находят в нем смешного? — Супруги завтракали на балконе своего «люкса» в отеле «Кларедж», осуществляя обещание Жоржа. Он говорил жене, что она будет завтракать на балконе с видом на Елисейские поля.

— Дорогая… Понимаешь, есть люди со слабо развитым чувством юмора. Мы с тобой относимся к таким. Но, я хотя бы, понимаю шутки других и сам не претендую на лавры остряка. Не считаешь, что твой пикантный выход в простыне…получился не слишком удачным? А все из–за спиртного! — Он схватил стакан с виски, который не выпускала из рук жена, и выплеснул содержимое с балкона. — Ты же обещала не пить с утра!

— Я чувствую себя совершенно разбитой после вчерашнего банкета, а сегодня надо снова целый день вертеться среди торжественных встреч и возлияний. Они знают, как надо приветствовать Сименона — взрывами шампанского! Ты ведь тоже не слабак в выпивке. — Она мельком глянула на него, дабы оценить эффект произнесенных фраз. Завелся или нет? Вопреки обыкновению, он не набросился на нее с пощечиной, служившей прелюдией к слезам и сексу. Понятно, здесь, в Париже, кобелек достаточно нагулялся. Ничем не распалишь. Она решила поддеть с другой стороны.

— Не понимаю, что твоя Тижи нашла в этой Ланвен? В обычном ателье к клиенткам относятся внимательнее, и будут переделывать столько раз, сколько захочу я! Я за это плачу. Хотя, что от нее было ждать? Она, бедняжка, и не знала, как ведет себя настоящая требовательная дама.

Он снова не прореагировал, раскурив трубку и гуляя отсутствующим взглядом по парижским крышам.

— Я твердо решила сшить придворное платье у римского кутюрье.

— Придворное платье? — Жорж уставился на нее в недоумении.

— А в чем же, по–твоему, я должна идти на прием во дворец? Ведь после церемонии вступления в академики, непременно будет прием!

— Я же говорил тебе, дорогая, нас не примут во дворце. В католической стране человек разведенный не может быть принят королевской особой.

— Идиотскик заморочки! Никогда не смогу этого понять! Думаю, для тебя можно было бы сделать исключение.

— Боюсь, в этом случае исключений не будет.

— Пусть так. Но мне все равно необходимо придворное платье!

4

В ресторане «Белый шар» устроили Монпарнасский бал в честь двадцатилетней «жизни» Мегрэ на книжных полках. Среди приглашенных много красивых женщин, они шикарны, сладострастны. Сименон купается в многозначительных манящих взглядах. Он знает: стоит только поманить пальцем и любая из этих красоток пойдет с ним.

Четыре танцовщицы с Мартиники исполнили экзотический, полный любовной неги, танец. Сименон зашел в актерскую уборную, когда девушки переодевались. «Я занимался любовью с двумя, в то время как остальные с улыбкой смотрят на нас» — вспоминает Сименон. В эти безумные, наполненные раскаленной страстью дни парижского триумфа,

им овладело настоящее сексуальное исступление, остановиться было трудно, а Дениз и не пыталась урезонить мужа. Наконец, оставив Буль с Джонни в Париже, супруги отправились в Льеж.

В Льеже знаменитого горожанина встречает восторженная толпа. Гремит оркестр, украшенная цветами карета везет чету Сименоно в мэрию, где их ждет прием у губернатора. Кортеж сопровождает толпа горожан, репортеров, фотографов.

27
{"b":"545169","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Брошенная колония. Ветер гонит пепел
Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже
Убийство Командора. Книга 2. Ускользающая метафора
Корейская красота
Ад под ключ
Эйсид-хаус
Память и ее развитие
Машина пространства