ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Память и ее развитие
Starcraft: Сага о темном тамплиере. Книга первая: Перворожденные
Сталинский сокол. Комбриг
Любовь к несовершенству
Немой крик
Моя бабушка – Лермонтов
Гербарий для души. Cохрани самые теплые воспоминания
Зеркало для героев
Серьга Артемиды

– Можешь загружать меня серьёзными и депрессивными разговорами в любое время,– Лиам дружески толкнул меня плечом.

Я с благодарностью улыбнулась, толкнув его в ответ.

– Что насчёт тебя? Твоя семья?

– Они живут в Колорадо,– сказал Лиам.– Стараюсь навещать их раз в пару лет. Они не могут себе позволить приехать сюда.

– Скучаешь по ним?

– Да. Но мы общаемся по скайпу. Болтаем чуть ли не каждую неделю.

– Братья? Сёстры?

– И те, и другие. Мои родители хотели большую семью, и добились своего,– он улыбнулся, глядя на воду, при мысли о родне.– У меня есть старшая сестра, Мелани. И у неё уже четверо детей. Затем я. Детей нет,– он игриво улыбнулся мне.– Пока. Дальше близнецы, Кайл и Лиэнн. У них по двое детей. И моя младшая сестра, Бет. Без детей. Сейчас учится в колледже.

– Вау. Действительно большая семья.

– Да. У нас случаются свои драмы, как у всех остальных, но я рад быть частью этой семьи.

– Они, должно быть, ужасно по тебя скучают.

– Ну, возможно, я просто отвратительный брат, и они только рады были избавиться от меня,– поддразнил Лиам.

– Быть такого не может,– я никак не могла себе этого представить.

– Думаешь?– он смотрел на меня с любопытством, сексуально улыбаясь.

И опять этот трепет внизу живота. Ощутив прилив храбрости, я пожала плечами, дерзко улыбнувшись ему в ответ.

– Слишком уж ты привлекательный.

Лиам сузил глаза, игриво взглянув на меня.

– Оу, я понял. Ты запала на меня.

Вот же самодовольный кретин!

– Ну? Запала на меня?

Лиам усмехнулся, его взгляд опустился на мои губы.

– Ты отчасти прав.

Я затаила дыхание, гадая, поцелует ли он меня сейчас. Кровь стучала в висках и бурлила по всему телу, пока я ждала действий от Лиама.

И в этот момент он резко отвернулся, снова посмотрев на воду.

– Не могу решить, то ли это твои красивые глаза, то ли чертовски сексуальные ямочки. Скорее всего, ямочки.

– Что?– растерянно спросила я, ошеломлённая тем фактом, что мы не поцеловались.

– Твои ямочки. Они убивают меня.

Меня рассмешила идея того, что мои ямочки способны кого-то убить, и я дотронулась до небольшой впадинки на правой щеке, появившейся от моей улыбки.

– Эти малютки?

Его глаза светились весельем.

– Они имеют власть надо мной. И рискну предположить, что не только надо мной.

Эта мысль привела меня в восторг.

– Если бы я только использовала эту власть во благо, а не во зло,– смеялась я.

Усмехнувшись, Лиам потянулся за бутылкой воды, но так и не сделал ни одного движения в мою сторону.

Как ни странно, когда мы открыто признали наше взаимное увлечение друг другом, притяжение между нами стало ощущаться лишь интенсивнее. Оно витало в воздухе, будто нас соединила натянутая струна, которая к тому же была под напряжением. И каждый раз, когда мы случайно соприкасались, всё моё тело трепетало.

– Если у тебя такая замечательная семья, почему ты здесь, а не там?– вдруг спросила я, нарушая неловкое молчание.

Лиам ненадолго задумался.

– Когда я приехал сюда в колледж, это было своего рода приключение. При этом я планировал вернуться домой и работать по профессии там. Но кое-что произошло, пока я был здесь,– он посмотрел на меня.– Я влюбился.

По какой-то причине мысль о нём, влюблённом в другую девушку, заставила моё сердце болезненно сжаться в груди.

– Да?

– В эту страну. Я полюбил эту страну.

Необъяснимое облегчение разлилось по моему телу.

– Ну, у нас здесь довольно соблазнительное место.

– Ещё какое,– вздохнул Лиам.– Здесь я чувствовал себя как дома больше, чем на родине в Колорадо. Страна, люди, юмор. Всё подходило мне намного лучше. Но я всё же любил свою семью. Это был трудный выбор для меня. Я разрывался на части.

– И как ты принял решение остаться?

– Я вернулся домой на какое-то время и очень скучал по жизни здесь. Моя семья велела мне возвращаться в Шотландию. Они понимали, что только здесь я буду счастлив.

– Кажется, они очень заботливые и понимающие,– сказала я и неожиданно осознала, что очень хочу познакомиться с ними.

Осознала, что хочу знать абсолютно всё о Лиаме.

Привязанность, которую я ощущала к нему, была безумной, но я не могла её отрицать.

– Они у меня такие.

– А ты любишь свою работу?

– Да,– кивнув, серьёзно ответил он.– Я бы не хотел заниматься чем-то другим.

– Тогда почему ты отправился в этот поход?

Я заметила, как он напрягся от этого вопроса, и моё любопытство достигло своего пика.

– Просто... Мне нужно было уехать. На некоторое время. Иногда мы все в этом нуждаемся, ведь так?– заметил он многозначительно.

– И вот я вторглась в твоё уединение,– язвительно сказала я.

– Как и я вторгся в твоё.

– Ну, ты неплохо отвлёк меня от тягостных мыслей.

– Насчёт Дня Валентина?

– Ну и зачем напомнил? Забудь, что я сейчас сказала,– я игриво оттолкнула его.– Вообще-то, нет. Я имела в виду свою работу. Ты отвлёк меня от мыслей о работе. Никак не могу решить, как мне поступить, чёрт побери.

– Уволиться.

Меня поразил такой резкий ответ.

– Ты с ума сошёл?– изумилась я.

– Нет,– Лиам посмотрел мне прямо в глаза, отчего у меня опять сбилось дыхание.– Ты умная. Ты забавная. Ты можешь заниматься всем, чем тебе вздумается. Хейзел, ты же не хочешь проснуться через десять лет, сожалея о прожитых годах, лишь потому, что побоялась потерять свой дом и Мини Купер.

– И что ты предлагаешь мне делать?

– А чем ты хочешь заниматься?

– Писать о реальных людях и реальных проблемах, может даже попробовать помогать им.

– Так делай это.

– Что, вот так просто?– неуверенно усмехнулась я.

– Да,– настаивал Лиам.– Будь упрямее и настойчивее со своим редактором. Или найти другой журнал, в котором оценят твои идеи. Только делай что-нибудь. Что угодно. Раздражай людей, выводи их из себя, главное– обрати на себя внимание, заставь их присесть и выслушать тебя. Так делаются дела в Америке. Вы все здесь слишком уж вежливые.

Я пыталась переварить сказанное им, и Лиам замолчал на какое-то время, пока я думала о его словах.

– Есть идея получше,– прошептала я, пытаясь сформулировать только что возникшую у меня мысль.– Мой брат... у него полно связей в сфере социальных сетей... Я могла бы создать свой блог с советами,– я смотрела на Лиама, ошарашенная тем, что никогда не задумывалась об этом раньше.– Можно завести блог, а Джонни поможет мне распространить информацию о нём в Интернете. Если блог станет достаточно популярным, я смогу зарабатывать на рекламных объявлениях...

– Звучит как отличная идея.

– Но будут нужны деньги, чтобы продержаться какое-то время,– вздохнула я.– У меня есть небольшие сбережения, чтобы...

– Откажись от машины. Откажись от ипотеки. Неужели они так важны, в конце концов? Ты счастливо прожила в фургоне целую неделю. Разве для жизни не вполне достаточно небольшой и недорогой съёмной квартиры с доступом в Интернет?

Это просто безумие. Совершенно сумасшедшая дурацкая идея.

И, тем не менее, меня она воодушевила. И я не чувствовала ничего подобного на протяжении действительно долгого времени.

– Я рада, что встретила тебя, Лиам Броуди,– улыбнулась я ему.

– Я рад, что встретил тебя, Хейзл,– он улыбнулся в ответ, а потом добавил:– Даже если ты продолжаешь называть меня Лиам, хотя я просил звать меня Броуди.

– Мне больше нравится Лиам,– имя подходит ему больше, чем Броуди.

Мы снова любовались озером, наслаждаясь уютной тишиной.

А затем, стоило мне прикрыть глаза от яркого солнышка, Лиам заговорил.

– И ты мне нравишься,– тихим голосом произнёс он.

***

Солнце уже садилось, когда я притормозила на стоянке перед пабом и гостиницей в Форт-Уильяме, где Лиам решил остаться на ночь.

– Сниму здесь номер, если есть свободные,– сказал он.– Мне нужен хороший сон, если я собираюсь завтра подняться на Бен-Невис.

9
{"b":"545170","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чёрт из табакерки
Азбука послушания. Почему наказания не помогают и как говорить с ребенком на его языке
Рестарт: Как прожить много жизней
В канун Рождества
Хоумтерапия для отчаявшихся хозяек. Практика осознанного домоводства
Дом, в котором...
Тук-тук, сердце! Как подружиться с самым неутомимым органом и что будет, если этого не сделать
Несемейное счастье
День опричника