ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Бигль»[7] шёл на всех парусах со скоростью 13–16 километров в час к островам Зелёного мыса в Атлантическом океане и дальше к берегам Южной Америки. Это было деревянное парусное судно, трёхмачтовое, водоизмещением 235 тонн, с десятью пушками на борту.

«Гроб» — звали матросы суда такой конструкции за лёгкость, с какой они шли ко дну во время шторма. Но «Бигль» — испытанный в бурях корабль, и его вёл опытный, знающий своё дело моряк капитан Фиц-Рой.

Как же Дарвин оказался на борту «Бигля»? В качестве пастора? Нет, он — натуралист, участник кругосветного путешествия, попавший на корабль по рекомендации своего доброго заботливого учителя — Генсло. 27 декабря 1831 года «Бигль» отправился составлять подробные карты берегов Южной Америки и ряда океанических островов, а Чарлз — описывать природу и собирать коллекции диковинных животных[8]. Море встретило его сурово. На второй же день после отплытия из Англии началась сильная качка, и у молодого натуралиста открылась морская болезнь. Обессиленный, он лежал у себя, вытянувшись в гамаке, или на диване в каюте капитана, раскаиваясь в поездке. Но вот море утихло, и Чарлз занялся чтением, а потом и ловлей планктона.

С ним была книга по геологии известного английского геолога Лайеля. Вся история земли освещалась в ней совершенно по-новому.

В это время господствовала теория французского учёного Кювье о земных катастрофах.

Заметив, что земные слои бывают сильно изогнуты и даже стоят вертикально, Кювье задумался: какая же сила изогнула, разломила, перевернула их?

Он решил, что когда-то на земле происходили грандиозные катастрофы: внезапно вздымались горы, появлялись пропасти. Резко менялся климат. Тропические страны вдруг охватывало оледенение. Холодные страны становились жаркими. И тогда погибали все животные и растения.

За катастрофой наступало затишье, и жизнь опять развивалась. Последней катастрофой считался всемирный потоп. Всё, что есть теперь на Земле, появилось после потопа каких-нибудь несколько тысяч лет назад. Эта теория не противоречила учению церкви о сотворении мира богом.

Религиозные люди вполне соглашались с учением о катастрофах, так как в священных книгах также говорилось, что жизнь на Земле возникла недавно.

У Лайеля всё объяснялось по-другому.

Лайель много путешествовал, поднимался в горы, спускался по течению рек в долины. Он изучал, как моря и реки размывают берега, как образуются дельты и мели. Ему приходилось наблюдать деятельность вулканов, ледников. Много думал он над тем, что видел.

Нет! Не внезапные катастрофы, а ветер, дождь, ручьи, реки, медленные, незаметные опускания и поднятия суши — вот истинные причины изменений земной коры. Пусть эти силы оказывают слабое действие, но ведь оно продолжается в течение бесконечно длительного времени и поэтому приводит к большим изменениям на Земле, хотя и незаметно для человеческого глаза.

«Я попробую разобраться на основе того, что здесь говорится, в геологии первой же страны, где мы пробудем подольше», — решил Дарвин.

Случай не замедлил представиться: 16 января 1832 г. «Бигль» бросил якорь у берегов Сант-Яго, главного острова архипелага Зелёного мыса, где пробыл три недели.

Солнце немилосердно палило. Молодой натуралист спрятался в тени от выступа застывшей лавы, раздумывая над кусками горных пород, собранных им в разных местах острова. Прибрежные обрывы состояли из мощного пласта белого известняка с множеством раковин. Под известняком залегали древние вулканические породы, а сверху над ним тянулся чёрный базальт, тоже вулканического (но более позднего) происхождения. Местами известняк был кристаллического строения.

Что же происходило здесь в незапамятно далёкие времена? И Дарвин по горным породам прочитал.

Когда-то, давно-давно, на месте острова Сант-Яго, где тогда катил свои волны океан, произошло извержение подводного вулкана. Раскалённые потоки лавы разлились по морскому дну, покрытому раковинами и кораллами, спекая рыхлую породу в плотный мощный пласт, а местами переплавляя её в кристаллическую массу. Эта часть морского дна медленно поднималась, вот она достигла уровня моря, потом поднялась над ним. Вулканические извержения происходили здесь не раз, поэтому на острове и встречаются потоки лавы разного возраста.

Позднее вулканы уже не действовали. Зато океан изрыл ударами волн каменные громады берегов, засыпал прибрежную полосу обломками утёсов, раздробляя и превращая их в гальку, гравий и песок. А там солнце, ветер и вода размельчали и размягчали поверхностный слой. Вода и ветер сносили его в низкие места острова. Сюда попали семена — появились растения, потом и животные…

Радостный трепет охватил молодого исследователя. Он теперь знает, как разобраться в строении местности. Надо изучить состав земных слоёв, выяснить, как они расположены, измерить их мощность, посмотреть, какие остатки животных и растений заключены в них. Потом сопоставить эти данные и думать над ними, применяя теорию Лайеля.

Какое счастье погрузиться с головой в историю страны, продвигаться шаг за шагом к открытию истины. Это ли не настоящая жизнь! И сколько ещё стран впереди, геологию которых он будет разбирать и изучать, — можно написать целую книгу.

Написать! Не смешно ли вспомнить, что несколько лет назад в Эдинбурге он поклялся никогда не брать в руки книги по геологии, а оказывается — это замечательная наука.

Но и кроме неё, сколько занятного на Сант-Яго. Вместо спокойных зелёных пейзажей Англии, перед ним были голые равнины с громадами скал. Между камнями у берега он видел морских зайцев — крупных улиток, поедавших нежные водоросли. Он стал ловить одну из них, как вдруг вода стала ярко-красной, и улитка скрылась. Потом всё-таки удалось захватить её в плен, хоть она и обожгла ему руки своими едкими выделениями. «Защита!» — подумал Дарвин.

Он не раз наблюдал за животными, оставшимися в лужах, после морского отлива. Наблюдал он, распростёршись на камнях. Лежать было очень неудобно, острые края резали руки, в опущенной вниз голове шумело, в висках стучало. Но зато он оставался незамеченным осьминогами и многое мог бы рассказать об их повадках.

Сколько пришлось ему помучиться, прежде чем удалось поймать одного из них. Приметил красновато-коричневого осьминога и хотел его схватить, а тот мгновенно исчез. Правда, рядом лежал какой-то зелёный комочек, на который Дарвин сначала не обратил внимания. Но вот этот комочек зашевелился. И вдруг словно провалился сквозь землю. Это и был осьминог, он изменился в цвете и забился в узкую щель между камнями.

Иногда, чтобы скрыться от преследования, осьминоги применяют такой способ: бросятся с одной стороны лужи на другую и покроют себя маскировочной завесой, выпустив тёмно-коричневую жидкость.

Дарвин рассказал товарищам на корабле про разнообразные уловки одного осьминога:

— Некоторое время он лежал без движения, потом, крадучись, точно кошка за мышью, продвигался на дюйм или на два; время от времени он изменял свой цвет; действуя таким образом, он добрался до более глубокого места и тут внезапно рванулся вперёд, оставляя за собой густую маскировочную завесу, чтобы скрыть нору, в которую он уполз.

Растительности на острове почти не было, только около ручьёв встречались оазисы с пальмами, бананами, кофейными деревьями, сахарным тростником.

Яркие краски растений, птиц, насекомых — всё это было новым для Дарвина, и он старался ничего не упустить из виду, не потерять без дела и получаса.

«Что за туман держится над островом, — заинтересовался Дарвин. — Водяные пары?»

Специальным прибором он определил содержание влаги в воздухе и нашёл его очень низким. Значит, мгла состоит из чего-то другого? Он заметил на астрономических приборах тончайшую пыль. Пригляделся — да она повсюду лежала на корабле. Вот и разрешена загадка тумана.

Нет, это решение лишь первой части её, а мысль исследователя идёт дальше: из чего состоит пыль? Дарвин нашёл в ней обломки крошечных раковинок. Но пыль такая тонкая, что для ответа на вопрос нужен хороший микроскоп. Надо искать помощи у учёных. Он собрал пакетик пыли и послал его на исследование в Англию. Сам же упорно искал в книгах сведения о морской пыли, оседавшей на кораблях. Её приносило ветром с африканских берегов. Она загрязняла корабли, засоряла людям глаза, а иногда сгущалась в такую плотную завесу, что из-за непроницаемого мрака суда садились на мель.

вернуться

7

Бигль — гончая собака (англ.).

вернуться

8

Карта путешествия Чарлза Дарвина на корабле «Бигль» дана в конце книги.

8
{"b":"545172","o":1}