ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ребята, давайте играть, — предложил Саша.

— Во что?

— Устроим военную игру, весной вожатая научила, помните?

— Помним. «Синие» пленного прятали, «красные» искали.

— Вот-вот! Пусть «синие» возьмут в плен ну хоть Павлика, а мы, «красные», станем его искать.

Быстро разделились на два отряда. «Синие» повели Павлика к лесу.

Когда отошли от деревни, один из мальчишек сказал:

— Как бы они не стали за нами подглядывать! Надо оставить при них одного нашего. Лешка, останься ты.

— Ладно, — охотно согласился Лешка. — Будьте спокойны: у меня, пока вы не дойдете до леса, ни один человек с места не стронется.

И он вернулся в деревню:

«Синие» наперебой похвалялись:

— Ну, пленный, сейчас мы тебя так спрячем!..

— До самого вечера будут искать.

— И не найдут!

Павлик посмеивается в ответ:

— Найдут! Часа не пройдет, как найдут, вот увидите.

— Посмотрим…

— Пленный, что это у тебя под рубашкой топорщится?

— Фуражка.

Дойдя до опушки леса, «синие» стали совещаться, в какую сторону идти, куда спрятать пленного. В конце концов решили идти к Сосновому логу.

На краю лога растет огромная сосна. Вешние воды каждый год подмывают ее корни, так что под ними образовалась глубокая яма, настоящая пещера.

В эту пещеру и привели «синие» пленного.

— Сиди тут и голосу не подавай, — приказали они, а сами разбрелись по черничнику: ягоды уже поспели.

Оставшись один, Павлик достал из кармана клочок бумаги, карандаш и написал несколько слов. Потом привязал записку к лапке вороны и, погладив ее по спинке, шепнул:

— Ну, Варька, выручай!

Ворона взлетела на сосну, посидела немного, каркнула и улетела.

Вскоре к пещере вернулись «синие».

— Надо и нам, ребята, в пещере спрятаться, а то как бы «красные» нас не заметили…

Между тем «красные» вышли на поиски.

— Идите, ребята, я догоню, — сказал Саша и свернул к Павлику во двор.

Он догнал ребят на краю деревни.

Лешка шел и всю дорогу злорадно приговаривал:

— Не найдете! Не найдете!

Саша молча улыбался в ответ.

Когда пришли на опушку леса, «красные» заспорили, в какую сторону податься.

— Тут и спорить нечего, — сказал Саша. — Надо идти к Сосновому логу. Павлика спрятали в пещере под большой сосной.

— Ты откуда знаешь?

— Павлик письмо прислал.

Ребята рассмеялись:

— Письмо? Может, телеграмму?

— Не верите? Вот, смотрите сами. — Саша показал записку.

Лешка выхватил у него из руки записку, прочитал вслух:

— «Ищите меня в Сосновом логу, в пещере. Павел Кузнецов».

— Брехня, это он заранее написал!

— Откуда же он мог знать, что его в пещере спрячут? — возразил Саша.

Но Лешка не уступал:

— Может, он вовсе и не там!

— Ну ладно, чем спорить, пойдем и посмотрим, там он или нет.

Саша решительно зашагал в сторону Соснового лога. Ребята — за ним.

«Синие» да и сами «красные» не могли опомниться от удивления, что так быстро нашли пленного.

В конце концов Павлик и Саша открыли свой секрет.

— Вот здорово! — в один голос сказали ребята.

Один Лешка надулся:

— Не очень-то задавайтесь! Ворона-то была моя.

— Была да сплыла! — отрезал Павлик. — Ты ее сначала чуть не убил…

— А потом за пять метров лески продал, — добавил Саша.

Придя домой, Павлик подошел к ящику.

— Молодец, Варька, — похвалил он ворону.

Она в ответ:

«Кр-р!..»

Вдруг Павлик услышал позади себя веселый голос отца:

— О чем это ты там со своей вороной шепчешься?

Оглянулся — во двор входил отец, а вместе с ним Сашин отец Сергей Трофимович.

Сергей Трофимович — председатель колхоза; отец Павлика Петр Иванович — участковый милиционер. Как и сыновья, отцы дружат с самого детства.

Обращаясь к Сергею Трофимовичу, отец сказал:

— Целыми днями парень с вороной возится. И твой с ним. Нашли себе забаву.

— Это не забава, — возразил Павлик. — Это очень важное дело. Случись что — у нас есть крылатый почтальон.

И Павлик рассказал, как Варька выручила его из «плена».

Черное озеро

Если, выйдя из деревни, пройти поле, потом березовую рощу — придешь на Черное озеро.

Озеро вытянулось в длину больше чем на два километра, в ширину — и двухсот метров не будет. На том берегу растет лес. Высокие сосны и ели стоят на крутом обрыве над самой водой, от этого вода там кажется совсем черной. Наверное, потому и назвали озеро Черным.

Ближний берег болотистый. По нему тоже к озеру не подойдешь, мешают заросли ивы и шиповника.

Лишь в одном месте, там, где из озера вытекает маленькая речушка, озеро подпускает к себе человека, берег тут низкий, но пологий и сухой. Сюда приходят рыболовы со своими удочками. Тут же стоит сторожка деда Никифора.

Несколько лет тому назад колхоз запустил в озеро мальков карпа. Теперь озеро кишит рыбой и карпы в нем большие, что твои поросята. В колхозе создали специальную бригаду рыбаков, колхоз продает свежую рыбу в город, получает большой доход. Никому другому, кроме колхозной бригады, не разрешается ловить рыбу бреднем или сетями.

Удочкой — пожалуйста, уди сколько хочешь. Много ли поймаешь удочкой? Тем более, что карпов в озере специально подкармливают, так что они на приманку и смотреть не хотят. И все-таки есть любители, которые готовы целыми часами сидеть не шелохнувшись, не сводя глаз с поплавка. Зато уж если поймают рыбку-другую — то-то радость!

Но не все рыболовы согласны пытать счастья с удочкой в руках. Находятся еще такие, что норовят залезть в озеро сетями, а иные и вовсе глушат рыбу динамитом. При этом гибнет множество мальков и мелкой рыбы.

Для того чтобы охранять Черное озеро от браконьеров, председатель колхоза приставил деда Никифора.

Собрались Саша с Павликом на рыбалку. Лешка увязался за ними:

— Я тоже пойду.

— Мы сегодня не у сторожки станем удить, — предупредил Саша. — Решили поискать место на дальнем конце озера.

— Мне все равно, на дальнем так на дальнем, — сказал Лешка.

У Саши есть велосипед. Они с Павликом ездят так: один в седле, другой на раме, потом меняются. Если бы сегодня пошли на рыбалку вдвоем, можно было бы ехать на велосипеде, но из-за Лешки пришлось идти пешком.

Взяв удочки и ведерки, зашагали по дороге. Миновали поле, прошли березовую рощу. Отсюда, с холма, было видно далеко вокруг.

Черное озеро сверкало, как огромное зеркало. Домик сторожа казался отсюда не больше пчелиного улья.

За озером виднеются луга и рощи, блестит вдали серебряная лента реки. Ребята знают, что эта река — Кама, но побывать на ней никому из них еще не довелось.

— Не пропустить бы вечерний клев, — сказал Павлик. — Солнце уже низко.

С холма пустились бегом.

Вот и Черное озеро. Дойдя до сторожки деда Никифора, мальчики пошли вдоль берега и, миновав место, где обычно рыбачили, вошли в густые заросли ивняка и шиповника.

Идти решили в виду озера, чтобы не заблудиться в зарослях, не уйти далеко от воды.

Чем дальше шли, тем круче становился берег, тем темнее казалась под берегом вода. Спуститься к ней было негде, того гляди, сорвешься в дегтярно-черную воду.

Неожиданно заросли кончились. Берег разрезал глубокий и широкий овраг. На его глинистом склоне бил родник, журчащий ручей бежал по дну оврага, сливаясь с озерной водой, которая затопила нижнюю часть оврага.

— Смотрите, ребята, какой залив, вот где рыбы-то! — негромко, как будто боясь спугнуть рыбу, сказал Павлик.

— Да, место что надо, — согласился Саша. — Глядите-ка, под обрывом, у самой воды, большой камень, с него удобно удить.

Лешка первым прыгнул на большой камень, за ним — Павлик.

Вдруг они услышали, как Саша вскрикнул:

— Ой!

Оглянулись — Саша стоит позади них на камне, поджав одну ногу.

— Ты чего? — спросил Павлик.

— Ногу подвернул, — ответил Саша, морщась от боли.

5
{"b":"545176","o":1}