ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Бывает, — отозвался Лешка и стал разматывать удочки. — Походи — пройдет.

Саша попробовал наступить на ногу, но снова вскрикнул и сел на камень, потирая больное место.

Павлик присел рядом, пощупал ногу.

— Может, вывихнул? — с беспокойством спросил он.

— Не знаю… Как я теперь домой пойду?

— Как-нибудь доберемся, — сказал Павлик. — Только надо сейчас же идти, пока не стемнело.

Лешка возмутился:

— Ну вот! Столько времени тащились сюда, а теперь ни с чем возвращаться? Нет уж, дудки! Вы как хотите, а я…

— Ладно тебе, Лешка! — с досадой оборвал его Павлик. — Что он, нарочно, что ли, ногу подвернул? С каждым может случиться. Вот что: одному из нас надо идти с Сашей…

— Я не пойду, — быстро сказал Лешка.

— Тогда беги в деревню, возьми Сашкин велосипед и жди нас в сторожке деда Никифора.

— Ладно, — нехотя отозвался Лешка и стал собирать удочки.

Вскоре он исчез в зарослях.

Павлик поднялся по склону оврага, вырезал ореховую палку и вернулся к Саше.

— На, держи, будешь опираться, — сказал он. — Другой рукой ухватись за меня покрепче. Пошли потихоньку.

Он подставил Саше плечо, и они шаг за шагом стали пробираться вдоль берега.

Вечерело. Вода в озере стала пугающе темной.

Оба скоро устали, присели отдохнуть под высокое дерево. Саша потер ногу.

— Больно? — спросил Павлик.

Саша молча кивнул.

— Вставай, Сашка, идти все равно надо. Сюда, в эту чащобу, с велосипедом не доберешься. До сторожки дойдем, а там я тебя на раме повезу.

Они пошли дальше, то и дело присаживаясь отдохнуть.

Над озером встала луна.

Серая «Волга»

Лешка еще засветло миновал сторожку деда Никифора, но, когда шел березовой рощей, стало смеркаться, и Лешка начал трусить.

«Порыбачили, называется! — злился он. — Угораздило Сашку ногу подвернуть. Только я-то тут при чем? Им что — идут себе потихоньку вдвоем, им-то не страшно. А я пока до деревни дойду да пока обратно — через рощу придется ехать в потемках. И зачем только я за ними увязался? Сидел бы сейчас дома и знать ничего бы не знал».

Но вот роща кончилась, Лешка зашагал по полевой дороге. Тут было светлее, и Лешка немного приободрился.

Неподалеку от деревни он увидел, что навстречу ему, поднимая клубы пыли, мчится легковушка. Вскоре с ним поравнялась серая, присыпанная желтой пылью «Волга». Шофер затормозил.

Сидевший рядом с шофером мужчина спустил стекло, высунулся в окно машины. Лицо у него было круглое и красное, толстые щеки, казалось, вот-вот лопнут.

— Мальчик, где тут у вас Черное озеро? — спросил мужчина.

Лешка махнул рукой:

— Там.

— Далеко?

— Километров пять.

— Дорога одна?

— До рощи одна. Потом будет развилок: другая дорога проложена через болото на сенокосные луга.

Шофер вышел из машины, с опаской посмотрел вперед.

— Через болото, говоришь? — переспросил он и покачал головой. — Дела-а… Как бы нам с тобой, Алексей Фомич, на эту самую болотную дорогу не сбиться, в роще небось уж стемнело. Завязнем в болоте — придется трактор вызывать…

— Ни в коем разе! — испуганно воскликнул Алексей Фомич. — Послушай, мальчик, — обратился он к Лешке, — Хочешь на машине прокатиться? Хотя чего я спрашиваю: конечно, хочешь! Садись, покажешь нам дорогу.

Лешке и вправду очень хотелось прокатиться на «Волге», и он первым делом подумал, как будут завидовать ему мальчишки, когда об этом узнают. Но тут он вспомнил, что потом ему придется снова бежать одному через темную рощу, и покрутил головой:

— Нет, не могу…

— Не можешь? — удивился мужчина. — Это почему же?

Лешка шмыгнул носом и не ответил.

— Тебя как зовут?

— Лешкой.

Мужчина почему-то очень обрадовался. Он даже вылез из машины и хлопнул Лешку по плечу.

— Какое совпадение! Когда я был маленьким, меня тоже звали Лешкой. А теперь я Алексей Фомич. Ну вот мы и познакомились. Послушай, тезка, неужели ты нас не выручишь? Или ты потемок боишься?

Лешка ответил, не поднимая головы:

— Ничего я не боюсь… Я… Меня ребята ждут.

— Ребята подождут, никуда твои ребята не денутся. А другого случая прокатиться на «Волге» может и не представиться. Ну, что скажешь, тезка?

Лешка молчал.

— Чудной ты парень, — пожал плечами шофер. — Да я в твоем возрасте…

— Погоди, Кузьма, — перебил его Алексей Фомич. — Я думаю, мы с Лешей все-таки поладим.

Лешка увидел, что над лесом поднимается луна, и подумал, что Павлик и Саша, наверное, уже ждут его возле сторожки деда Никифора.

Алексей Фомич сунул руку в карман и протянул на ладони перочинный нож.

— Бери, Леша, дарю! — сказал он.

Лешка замер, не сводя глаз с ножа.

— Бери, бери. Для тезки не жалко. Или не нравится? Ну, тогда… — И Алексей Фомич стал медленно закрывать ладонь.

Лешка поспешно схватил нож. Давно мечтал он о таком ноже! Два блестящих лезвия, пластмассовая ручка в коричневых и фиолетовых крапушках.

— Нравится? — спросил Алексей Фомич.

— Нравится!

— Так как же насчет дороги? — другим, деловым тоном спросил Алексей Фомич. — Покажешь?

— Конечно, покажет, — садясь в машину, хохотнул Кузьма. — За такой нож можно впереди машины бежать. Верно я говорю, Лешка?

Лешка заулыбался, закивал.

— Садись рядом с шофером, — приказал Алексей Фомич. — Я сяду сзади.

Лешка уселся на переднее сиденье. Машина тронулась.

— Говорят, у. вас на озере сторож дежурит? — спросил Алексей Фомич. — Как его зовут?

— Дед Никифор.

— А по отчеству?

— Степанович. Вы рыбачить едете?

— Рыбачить.

— Где же ваши удочки?

— Удочки? Удочки… э-э… Они у нас в багажнике.

Лешка удивился:

— Такие короткие?

Кузьма искоса взглянул на Лешку, сказал сердито:

— Любопытный какой! Бывают разборные удочки. Не знаешь, что ли?

— А-а…

Лешка смутился и больше ни о чем не спрашивал. Он смотрел на дорогу, время от времени подсказывал Кузьме:

— Чуть левее… Теперь прямо… Осторожно, пень! Тут немного правее…

Роща осталась позади, выехали на луга.

— Вон озеро! — воскликнул Лешка. — Видите? Теперь дорога будет прямая до самого берега.

Кузьма остановил машину:

— Вылезай. Беги домой.

Лешка открыл дверцу, спрыгнул на дорогу.

Кузьма обернулся к Алексею Фомичу, сказал, понизив голос:

— Парень, видать, пройдоха. Как бы он номер машины не приметил.

Алексей Фомич пренебрежительно махнул рукой:

— На что ему наш номер? Он в себя от радости не придет, что такой ножичек за здорово живешь получил. — Он высунулся в окно, пальцем поманил Лешку, сказал внушительно: — Ты, тезка, не вздумай кому-нибудь рассказать, что видел нас. А нож, скажи, нашел — и все. О машине — ни слова. Понял?

Лешка ничего не понял, но поспешно сказал:

— Понял. О машине — ни слова.

Дома Лешка весь вечер занимался ножом и, только ложась спать, вспомнил про Сашу и Павлика.

«Ничего, и без меня как-нибудь доберутся», — подумал он и тут же уснул.

Запертые ворота

В это самое время Саша и Павлик только еще подходили к сторожке: оба давно выбились из сил и подолгу отдыхали на каждом привале.

Луна зашла за тучи, стало совсем темно.

— Вот и пришли, — с трудом переводя дыхание, сказал Павлик. — Наверное, Лешка нас заждался. А, может, уж домой ушел, время-то позднее.

— Пусть, лишь бы велосипед пригнал, — отозвался Саша.

Подошли к воротам. Они были заперты.

Павлик постучал. Гремя цепью, из конуры выскочила собака. Она громко залаяла, но никто не вышел во двор.

— Деда Никифора дома нету, — растерянно сказал Павлик.

— Велосипеда во дворе не видно? — спросил Саша.

— Сейчас погляжу.

Павлик нашел щель в высоком и плотном заборе, припал | ней глазом.

В это время луна выглянула из-за тучи, осветила все вокруг ярким светом.

6
{"b":"545176","o":1}