ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, велосипеда не видать… — сказал Павлик. Тут он заметил машину в углу двора. — Сашка, «Волга»!

— Какая еще Волга? — Саша едва не плакал от боли и усталости.

— Машина! Интересно, кто это мог приехать к деду Никифору на «Волге»? И где он сам?

— Постучи посильнее, — попросил Саша. — Может, откроют…

Павлик постучал изо всех сил. И снова лишь собака отозвалась на стук.

— Спят, наверное, крепко, не слышат. Выходит, не удастся нам тут переночевать, — вздохнул Саша. — А Лешка-то… Предатель!

Павлик пожал плечами:

— Ты что — Лешку не знаешь?

— Знаю… Только я думал: он в пустяках такой, а коснись чего важного… Павлик, я ведь до дома не дойду. Что делать?

Павлик подумал:

— Оставайся тут, жди меня. Я пойду за велосипедом.

В это время, откуда ни возьмись, налетел порыв сильного ветра. Что-то зашуршало в зарослях, по воде Черного озера прошла рябь. Луна снова спряталась за тучу, стало темно.

— Нет, Павлик, ты уж не оставляй меня одного! — испуганно воскликнул Саша и поежился то ли от холода, то ли от страха. — Вместе пойдем.

— Вместе так вместе, — согласился Павлик и снова подставил плечо. — Пошли.

Саша кое-как доковылял до рощи, но тут сел на землю:

— Все! Больше не могу!

— Сними ботинок, легче будет, — посоветовал Павлик. — Отдохни немного, а потом снова пойдем, не ночевать же тут.

В это время впереди показались два ярких огня.

— Фары! — разом воскликнули мальчики.

Вскоре подъехал «газик», из машины выпрыгнули Сергей Тимофеевич и Петр Иванович.

— Вот они! — сердито, но не в силах скрыть радости закричал Сашин отец.

— Полюбуйтесь на них! — в тон ему отозвался отец Павлика. — Ночь на дворе, а они разгуливают как ни в чем не бывало!

— Отец, Саша ногу вывихнул. Мы с ним… — начал было объяснять Павлик.

Но Сергей Тимофеевич его перебил:

— Скорее полезайте в машину! Дома разберемся, а то там матери места себе не находят.

«Газик», подпрыгивая на ухабах, помчался к деревне.

В сторожке

Стариковский сон чуток, да и ложился дед Никифор обычно ненадолго, но в этот вечер он крепко спал в своей сторожке и не слышал ни стука в ворота, ни собачьего лая под окном.

А дело было так.

На закате подъехала к дому серая «Волга».

«Небось начальство из района в колхоз приехало, заодно и мне проверку делают», — решил дед Никифор.

Он вышел к воротам.

Алексей Фомич не спеша вылез из машины, протянул старику руку:

— Здравствуй, Никифор Степанович!

«Во, как звать-величать знает, — подумал польщенный старик. — Начальник-то обходительный». Вслух сказал:

— Здравствуйте, добрый вечер.

— Можно машину во дворе поставить? — спросил Кузьма.

— Можно, можно, почему нельзя… — Дед Никифор распахнул ворота. — Вот сюда, в сторонку, и ставьте. Вы что же, в колхоз наш по делам приехали или как?

— По делам, Никифор Степанович, по делам, а то как же, — отозвался Алексей Фомич. — Теперь дела закончены, можно и отдохнуть немного. Вот, решили возле вашего озера свежим воздухом подышать.

Дед Никифор радушно улыбался гостям:

— Да-а, воздух тут лучше лучшего. И отдохнете и порыбачите, коли есть охота. Удочками удить никому не запрещаем.

Алексей Фомич хитро прищурился:

— А если бреднем или сетями?

— Ни-ни, насчет этого у нас строго. Нарушать закон никому не позволяем, — без улыбки ответил старик.

Алексей Фомич похлопал его по плечу:

— Правильно, так и надо. Я ведь нарочно спросил, хотел проверить тебя, Никифор Степанович, не делаешь ли ты кому поблажки.

— То-то я гляжу, вроде вы — из района начальство. Так или нет?

— Так, так, дед. Что ж ты нас во дворе держишь? С дороги перекусить неплохо бы…

Старик спохватился:

— Ох, и что ж это я в самом деле? Заходите, заходите в дом. Не обессудьте, болтлив стал к старости. Заходите, милости просим.

— Ворота, Никифор Степаныч, запри, — напомнил Кузьма.

Дед махнул рукой:

— Да я их сроду не запираю. От кого запираться-то? У нас тихо.

— Ну, знаешь, машина все-таки, — возразил Кузьма. — Мало ли что…

— Ладно, запру, если желаете. — Старик задвинул тяжелый засов. — Вот, будьте спокойны, никто не войдет.

— Так-то оно лучше, — кивнул Кузьма и вслед за Алексеем Фомичом вошел в избу.

Лодка

В избе дед Никифор принялся было ставить самовар, но Алексей Фомич остановил его:

— Не суетись, Никифор Степанович. Не надо самовара: чаю что-то не хочется.

Старик растерялся:

— Тогда не знаю, чем вас угощать… В обед уху варил, рыба осталась. Может, рыбы поедите?

Алексей Фомич обрадовался:

— Это — другое дело! Давай сюда твою рыбу. Только, как говорится, рыба по суху не плавает…

Старик понял намек, развел руками:

— Водки не держу.

— Ничего, Никифор Степанович, у нас в машине кое-что найдется. Будет и выпить и закусить.

Он подмигнул Кузьме.

Тот вышел во двор и через минуту вернулся с большой кожаной сумкой. Расстегнул «молнию», стал доставать из сумки свертки. На столе появился батон белого хлеба, колбаса, консервы, бутылка водки.

Дед Никифор поставил на стол миску с вареной рыбой.

Сели за стол. Алексей Фомич держался за столом, как хозяин. Разлив водку по стаканам, он провозгласил:

— Ну, Никифор Степанович, за встречу!

Старик пригладил усы.

— Что ж, за встречу можно и выпить маленько.

Ели молча, сосредоточенно жуя. Видно, гости сильно проголодались с дороги. Когда миска опустела, Алексей Фомич сказал:

— Спасибо за угощение, Никифор Степанович. Давненько не едал свежей рыбки. Поел с удовольствием.

— На здоровье, гости дорогие, на здоровье.

Вскоре Кузьма, навалившись грудью на стол, задремал.

Алексей Фомич отодвинулся вместе с табуреткой от стола, закинул ногу на ногу и принялся обстоятельно расспрашивать старика:

— Что, Никифор Степанович, много рыбы в вашем озере?

— Полное озеро, — с улыбкой ответил дед Никифор. — Не первый год разводим.

— Выгодно колхозу?

— Как не выгодно! Рыбу в город продаем — доход немалый. Да и колхозники покупают охотно: кому не хочется ухи из свежей рыбки поесть? Наш председатель специальную бригаду рыболовецкую сколотил, сетями ловят.

— Каждый день?

— Нет, у них там свое расписание… Мое дело — озеро сторожить.

— А что, часто браконьеры наведываются?

— Нет, теперь редко. Бывало, сетями ловили и взрывчаткой не брезгали. Сколько рыбы зря погубили! Вот меня и приставили к озеру. У меня, брат, не украдешь! Я, в случае чего, стрелять буду. Мне наш председатель прямо сказал: ежели который добром не послушает — применяй оружие. Вот так. Покуда, бог миловал, ни разу стрелять не приходилось. Да чужому человеку нипочем мимо меня к озеру не подступиться: на той стороне лес стеной стоит и берег там обрывистый. Потом, сам посуди, что делать браконьеру на озере без лодки? На спине ее не принесешь, а на озере всего-то две лодки и есть, обе под моим наблюдением находятся. Одна лодка — моя, когда она на берегу, я ее на замок запираю. Вторая — та, с которой наша рыболовецкая бригада рыбу ловит. Большая лодка — десять человек держит, ее не так давно колхоз где-то на Каме купил, оттуда и привезли. Хорошая лодка, ничего не скажешь. Хотя и прежняя была неплоха, да только много меньше против теперешней…

Тут Алексей Фомич, внимательно слушавший разглагольствования старика, прервал его, спросив как бы между прочим:

— Куда же дели эту старую лодку — увезли или на дрова разбили?

Дед Никифор даже рассердился:

— Такую лодку — да на дрова?! Скажешь тоже! Я бы ни в жизнь не допустил. Правда, председатель приказал вынуть ее из воды, мол, не нашлось бы охотников на ней поплавать. Ну, я лодку и убрал под навес. Чтоб не сгнила, просмолил ее заново — все честь честью. Понадобится — хоть сейчас спускай на воду. И весла при ней.

7
{"b":"545176","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нахал
Холмс вернулся. Дело Брексита
Скрижали судьбы
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях
Любовь к себе. Как справиться с эмоциональным выгоранием и получить все, что вы хотите
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Аня де Круа
Княгиня Ольга. Ключи судьбы
Дом учителя