ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И барон на это согласился? – удивился я. – Он же из благородных, им наушничать законы чести не позволяют. Мне-то это ничего не стоит сделать. Но тот-то Эраст, который помер, – как он на такое пошел?

– Родился бы ты третьим сыном в семье барона из глубинки – понял бы, – ответил Агриппа вместо мага. – У него перспектив было немного – либо наемником к соседу идти, либо в вольные охотники. Как восемнадцать бы стукнуло, так его из дома пинком бы папенька вышиб. По законам Лесного края…

– Все достается первому сыну, – покивал я. Ай, мне же про это говорили, забыл.

Но я убиваться бы точно на месте этого Эраста не стал. Лучше быть третьим сыном барона в глухомани, чем бездомным воришкой в большом городе. Хоть голодным спать не ляжешь.

– Потому он недолго сомневался, когда я ему предложил эту работу, – вновь перехватил инициативу маг. – Перспектива, вид на жительство в приличном королевстве и хорошее жалованье – чего еще надо юноше из глубинки? А моральные принципы… Кто о них вспомнит, если впереди – большие города, доступные женщины и мешок золота?

– С этого места поподробнее, – оживился я. – Мешок золота?

– Это ему было обещано, – веско сказал мастер Гай. – И он был барон.

– Я – это он, – нагло и громко сказал я, сам себе поражаясь. – Вы сами так говорили.

– У тебя, дружок, свой гонорар. – Маг достал мензурку с разноцветной пылью внутри. – Вот он. Я заплачу тебе твоей жизнью.

Ну да. Барону – золото, а грязи с мостовой – просто жизнь. Все правильно. Все по-честному.

– Не печалься. – Мастер Гай подмигнул мне. – Если все закончится хорошо, внакладе не останешься, обещаю.

– Хорошо бы, если так, – вздохнул я. – Мастер, и еще вопрос. А откуда я узнал, что этот, ну, высокомерный, учеников набирает? Где Лесной край – и где замок на Вороньей горе? И про письмо вы мне так и не рассказали.

– Молодец, – одобрил мой вопрос маг. – Не забыл. Тебе про это все поведал некто Фратин Сивый, маг. Он все время по всяким закоулкам Рагеллона слонялся, искал приключений на свою задницу, так что сомнений это не вызовет никаких. Вот и занесло его в дом твоего папаши, веселого барона Йохима фон Рута. Там он свел знакомство с тобой, ты пришелся ему по душе, увидел он в тебе перспективу. А может, просто пожалел. Потому и написал рекомендательное письмо своему старому приятелю Герхарду Шварцу по прозвищу Ворон, который как раз сообщил ему, что будет набирать учеников. Письмо настоящее, так что ты можешь ничего не опасаться.

– А Фратин? – поинтересовался я. – Который Сивый. Если они приятели с этим самым Герхардом, он же может в его замок притащиться, по старой дружбе. Повидаться там и все такое?

– Не притащится, – заверил меня мастер Гай. – Он умер еще в середине весны. Так сказать, скоропостижно скончался. Маги, увы, тоже смертны. Возраст, знаешь ли. Да и образ жизни он вел очень неправильный.

Ну да, образ жизни. Небось как письмо написал, так и окочурился. Надо думать, вы его и того… То-то вон Агриппа ухмыльнулся.

– Вы мне его хоть опишите, – попросил я мага, и не подумав озвучить свои мысли. – Должен же я знать, с кем общался. Внешность, привычки… Может, у него какие словечки были, которые он все время употреблял?

– Само собой. – Агриппа подбросил в костер немного хвороста. – Все расскажем, все объясним.

– И вот еще что. – Мастер Гай снова уставился мне в глаза. – Это очень важно, запомни крепко-накрепко. Никогда, ни при каких обстоятельствах не упоминай, что знаком со мной. Вошел в ворота замка – и забыл меня до той поры, пока я тебе сам о себе не напомню.

– Хорошо, – кивнул я. – Понял. А что, этот Герхард вас не любит?

– Скорее, я его, – проворчал маг. – Причем очень давно. Дорогу он мне как-то раз перешел, глиста долговязая. Он про это, может, и забыл уже, а вот я – нет. Впрочем, не я один к нему счет имею.

– Понятно, – усмехнулся я.

– Ничего тебе не понятно, – неожиданно зло сказал мастер Гай. – Личная неприязнь – это одно, а безопасность нашего цеха – совсем другое. Если бы я хотел всего лишь ему насолить, я бы не стал проворачивать подобные комбинации, я бы нашел другие методы и способы. Все, что я сейчас делаю, – это насущная необходимость. Ворон – неконтролируемая личность, он опасен. Никто не хочет повторения событий трехсотлетней давности, никто. Маги, которые учили когда-то меня, эти смелые, умные люди, знающие и умеющие невероятно много, куда больше, чем мы, нынешнее поколение, способные даже остановить ненадолго ход времени, пусть и в ограниченном пространстве, так вот – даже они бледнели, вспоминая те костры. Мальчик, на этих кострах за пару лет сгорело три четверти всех представителей нашей профессии! Три четверти! Безумный Виталий – и тот нам так не насвинячил.

– Да уж, – поддакнул магу Агриппа. – С Ворона станется кашу заварить!

– То-то и оно! – Гай всплеснул руками. – Как ему скипетр наставника дали, я не понимаю? О чем боги думают? А орден Истины только и ждет того, чтобы развязать новую резню, это не секрет. Только теперь они не остановятся до тех пор, пока нас всех не спалят. А проклятый Герх наверняка будет делать из вас не просто магов. Он не станет вам преподавать простые дисциплины, как положено, он уже изобрел что-то эдакое, какую-нибудь новую методу или иную дребедень, которую нормальный маг даже за теорию не примет, поверь мне. Мне ли его не знать!

– Да понял я. – Мне стало не по себе. Вон как мой старичок разошелся, как бы ему карачун не пришел. – Все ясно. Буду следить, если что – доложу. Только вот еще одно. Чего же вы тогда со мной через половину Рагеллона бок о бок ехали? А если ему про это кто расскажет?

Вопрос был не пустячный – мастеру Гаю ничего в этом случае не будет, а вот я запросто могу под раздачу попасть.

– Да не волнуйся ты. – Маг скривился. – Герхард не любитель дальних поездок, соглядатаев же у него нет. Он слишком брезглив и щепетилен в подобных вопросах. Если бы я был уверен в обратном, то тебя бы сейчас сопровождали совсем другие люди.

– Хорошо, коли так. – Я посопел и задал следующий актуальный вопрос: – А как мне вам информацию-то передавать?

– В деревне Кранненхерст есть корчма. – Агриппа посмотрел на разошедшегося мага, который все еще что-то бормотал и махал сухенькими кулачками. – Обычная деревенская забегаловка, без изысков. Корчмаря зовут Йоганн Литке, его ни с кем не спутаешь – рожа круглая, будто по ней сковородой ударили. Если у тебя будет, что нам сообщить, – шепни ему: мол, барон имеет сказать пару слов Агриппе. Только приватно говори, чтобы не слышал никто.

– И? – поторопил я его.

– На следующий раз, когда туда придешь, он тебе объяснит, что к чему, – пожал плечами Агриппа. – Ну там в каком доме меня найти или еще что. Имей в виду, может быть такое, что он тебе от нас привет передаст и какое-нибудь поручение.

– А оно точно от вас будет? – засомневался я. – Знаю я этих корчмарей, то еще жулье.

– Оно будет не на словах. – Маг вроде успокоился и протянул ко мне руку. – Вот, смотри.

Чего там смотреть? Я этот перстень-печатку давно приметил, даже первые дни против своей воли прикидывал, как бы такую красоту умыкнуть.

– Пергамент с посланием тебе будет запечатан сургучом, – пояснил мастер Гай. – На нем непременно должен быть оттиск этого перстня.

– Так надежней, – признал я. – Просто не верю я корчмарям…

– И правильно делаешь, – одобрил Агриппа. – Сволочи они, через одного. А те, что не сволочи, еще хуже.

– Слушайте, – подавил зевок я. – А кто меня вообще в корчму отпустит, а? Я же вроде как студиозус буду.

– Воскресный день – твое свободное время. – Маг хихикнул, видно, что-то вспомнив. – В воскресенье всех отпускать на волю будут, кто захочет, понятное дело. Да и не станет вас Ворон в замке держать, я в этом уверен. Набегаешься ты там по окрестным деревням, чую, по полной. Как бы ноги тебе до колен не стоптать.

– Оно и хорошо, – обрадовался я и снова зевнул. – Не люблю в четырех стенах сидеть.

11
{"b":"545177","o":1}