ЛитМир - Электронная Библиотека

Голубка Лейя будто только и ожидала его. Пролетев мимо и проворковав что-то, она поднялась высоко над домом. Мальчик-голубь присел на крышу, не зная, что делать дальше. Превращение в птицу его совсем не обрадовало, и, хотя он вырвался из этого дома, такое освобождение принесло только ещё больше вопросов. Что ему делать теперь? Как вернуться домой?

Домой? А где вообще его дом?

– Что ты там сидишь?! – крикнул великан и махнул своей дубинкой. – Лети за Лейей. Она тебя приведёт к ведьме.

– К ведьме?! Чтобы она меня съела?! – возмущённо проворковал Алёша. Он пытался произнести слова, но почему-то из его клюва выходило лишь воркование. «Ну вот, разговаривать уже разучился», – обречённо подумал он и взмахнул крыльями. Лейя ждала его, кружась над домом.

Крылья уже давно устали и совсем не хотели слушаться, а Лейя всё летела и летела над лесом. Наконец голубка, повернув голову, что-то проворковала и стала опускаться. Стараясь не потерять её из виду, мальчик-голубь последовал за ней к небольшому покосившемуся домику, еле различимому между стволами деревьев. Присев на крышу следом за Лейей, новоявленный голубь, заметив щёлку между брёвнами, просунул туда голову.

Весь дом оказался заполнен паром. Мальчик-голубь, не разглядев ничего, хотел вытащить голову назад, но пар начал рассеиваться, и появившаяся старуха, заметив его, крикнула:

– Ко мне, перевёртыш!

Не понимая как, голубь вдруг провалился в небольшую щёлку и полетел прямо в кипящий котёл, перед которым и стояла старуха с крючковатым носом, помешивая большим половником своё варево.

«Вот и всё, – пронеслось в голове. – Прощай, моя мамочка! Ведь ты же есть у меня!..»

Но старуха, подставив руку, поймала голубя.

Посмотрев на него, ведьма, запрокинув голову, спросила у голубки, заглядывающей в ту же самую щёлку, через которую провалился бывший мальчик по имени Алёша:

– Зачем ты его обернула? Кто он такой и откуда взялся?

Лейя что-то проворковала и, повернув голову, посмотрела в щёлку другим глазом.

– В лесу спал? – старуха с интересом взглянула на Алёшу и спросила уже у него:

И как это ты в лесу оказался?

– Не знаю, – проворковал тот.

– А кто знает? – продолжая помешивать своё варево, пробормотала ведьма.

Из-за плеча старухи показалась змеиная голова. Затрепыхавшийся от страха голубь попытался вырваться из цепких пальцев ведьмы, но та держала очень крепко. Змея с плеча переползла на руку и стала приближаться к голубю.

– Да не дёргайся ты! – проворчала старуха. – Не тронет она тебя, – и ещё крепче сжала пальцы.

Змея приподняла голову и заглянула голубю в глаз, который был ближе к ней. Потом так же быстро уползла.

– Вот видишь. Посмотрела. Не понравился ты ей. Это дочка моя. Красавица. Эти-то олухи отказались на ней жениться, – кивнула она на поверхность котла, над которым всё продолжала держать руку с голубем. Варево перестало кипеть, и на ровной поверхности показались дракон с великаном, сидевшие на полу в том доме, откуда недавно и вылетел мальчик-голубь. Хотя они сидели в круге света, но теперь так и оставались в прежних обличиях, не превращаясь в воинов.

Заколдованные принцы о чём-то бурно спорили. Голубь-перевёртыш надеялся, что ведьма не знала и о его пребывании там. И не слышала, о чём беседовали заключённые в доме.

– Глупцы, смирились со своим видом и даже не пытаются измениться. А моей доченьке приходится эту шкуру змеиную носить, пока один из них не одумается. Придётся, наверное, ещё одного женишка подыскать, более сговорчивого, – зло прошамкала старуха.

– А может, ваша дочка и не хочет за них замуж? – немного успокоившись, проворковал Алёша-голубь.

– Как это не хочет? Что же ей – тоже век тут куковать? Знаешь, какая она у меня красавица? Вся в меня, – сказала старуха и улыбнулась, показав кривые и гнилые зубы.

Мальчик-голубь удивлённо моргнул и с трудом проглотил комок, подкативший к горлу.

– Не веришь? И я не поверила бы, да только это правда, – ведьма отошла от котла и, присев на сундук, продолжила:

– Было это давно, уж и не помню, сколько лет назад. Влюбилась я в одного принца, а отец его не разрешил на мне жениться, – она прокашлялась и села удобнее. – Принц не мог ослушаться отца и женился на принцессе, а ко мне стал в гости захаживать. Потом родилась у нас Лойша, – старуха погладила по голове вновь появившуюся змею. Глаз голубя уставился на раздвоенный язык, раскачивающийся прямо перед ним. – Вот и хочу, чтоб мою дочь полюбил какой-нибудь принц. Да так, чтобы жениться решился. Надумала я сама устроить её судьбу, – она вновь погладила по голове змею, слушавшую рассказ матери. – Но никто даже посмотреть на неё не захотел. А я от горя всё больше старела. Не хочу, чтобы и доченька моя состарилась, так и не выйдя замуж. Потому и превратила Лойшу в змею, чтоб сохранить её красоту и молодость. Только один раз в сто пятьдесят лет она сбрасывает змеиную кожу и оборачивается прекрасной девушкой, но всего на три дня. Сегодня как раз этот день, и скоро наступит та минута. Вот уже двоих выбрала моя доченька, а они не согласились. Хоть бы взглянули на неё, а то упёрлись и всё. Если эти два олуха опять откажутся, пойдёт она искать третьего принца.

Немного помолчав, старуха тяжело вздохнула и продолжила:

– Жаль, что ты не принц, да и маленький ещё. Но вот для Лейи как раз подходишь. А то она всё одна и одна. Это правильно она поступила, оборотив тебя. Будет ей теперь с кем время коротать.

– Я что, теперь навсегда голубем останусь?! – в ужасе проворковал Алёша.

Новые сказки – V. Том 3 - i_004.jpg

Шамиева Анна, 14 лет

– Зачем голубем? Если Лейя захочет, оборотит тебя обратно и сама в девчонку превратится.

– В девчонку?

– Да, – подмигнула старуха. – Не хотела она становиться взрослой, вот и пришла ко мне лет триста назад. Или больше? Да я уж и не помню. Пришла и попросила оставить её навечно девочкой. А как остановить молодость? Только оборотившись в какого-то зверя или птицу. Вот и летает она голубкой с тех самых пор. Человеческую речь уж почти позабыла. Иногда, правда, превращается в девчонку, да потом обратно в голубку. Неинтересно ей жить меж людей.

– А сколько ей лет?

– Так сколь было, столь и осталось. Вроде двенадцать или тринадцать? Да как раз для тебя подходяще.

– Я не хочу быть голубем, я человеком хочу!!! – очень громко проворковал Алёша-голубь.

– Ишь ты, как разволновался. А зачем тогда в лес-то пришёл, если не хотел?

Мальчик-перевёртыш обречённо уронил голову на руку ведьме. «Кругом один обман», – думал он, глядя на сонную змею у той на плече.

Ведьма, чуть покачиваясь, стала что-то напевать. Отяжелевшие веки голубя прикрылись, и он уснул.

* * *

Проснувшись, Алёша потянулся в кровати и резко сел.

– Фу, – протёр он глаза и осмотрелся. – Это был сон?! Какой кошмар! Как же я испугался! – говорил мальчик, приложив ладони к щекам.

Потом его взгляд упал на клетку с белой голубкой, стоявшую на подоконнике. Он встал и быстро подбежал к ней. Наклонился и внимательно посмотрел в тот глаз птицы, каким и она смотрела на него. Подумав, спросил:

– Тебе тут плохо, да? – открыв окно, вынул из клетки голубку и, выпуская, сказал:

– Лети, Лейя, и прости меня…

Потом взял со стола стеклянную банку, закрытую крышкой с маленькой дырочкой, и большой коробок для длинных спичек и выбежал во двор. Открыв банку, мальчик аккуратно вынул оттуда маленького ужика и, погладив его пальцем по голове, отпустил в траву, не забыв попросить прощения. А затем Алеша отпустил на свободу большого жука и ящерку, освободив и их из заточения в спичечном коробке. И им он тоже пообещал, что больше никогда не будет так поступать.

А старуха с крючковатым носом всё хихикала и помешивала странное варево в котле…

4
{"b":"545179","o":1}