ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пользовалась я ими не часто, только в редких случаях, в них вкладывается всегда энергия человека, кто ими владеет, и многое они объясняли. Но я также пользовалась и обычными картами, причём они были со мной всегда, а карты таро не желательно было переносить из их места, просто порой я приходила до знакомых и они, зная, часть моих способностей просили погадать. С картами меня связывает не только гадание, не только то, что я чувствую их, не только то, что для меня они говорят, а больше привязанность к тому, что посредством раскладов, так или иначе я меняю судьбы людей. Ко мне люди приходят одни, а уходят совсем другие. Одновременно я редко распространяюсь о своих способностях, не хочу огласки, да и слава мне не нужна, если в моих силах изменить что-то, я меняю, если нет, то нет.

Когда-то у меня даже было две попытки отказаться от этого дара, точнее просто не применять свои способности. Первый раз, я предприняла это, когда меня в шестнадцать лет окрестили, почему-то бабушка не хотела этого делать, но я настояла. А потом просто хотела всё бросить, пошла в церковь на покаяние, на что батюшка сказал, что по идее меня должны отлучить от церкви за карты, на двадцать пять лет, по старым законам, но сейчас так не делают, поэтому лучше мне отказаться самой от всего.

Я год ни притрагивалась к картам, но бабушка стала говорить, что если это дар, и могу помогать людям то, что бы я ни делала, от меня это никуда не уйдёт. И я снова взялась за старое, казалось, даже сил прибавилось, больше энергии стало, я даже занялась очисткой ауры людей. А через несколько лет, снова появилось желание всё бросить, на этот раз я была в другой церкви, и рассказала, что это вторая попытка от всего отказаться, на что батюшка уже другой церкви, мне ответил, что если ещё раз я за это возьмусь и приду каяться, наказание уже от церкви последует. Снова я ничем не занималась год, но одной девушке требовалась помощь, мы вместе учились, и мимо её беды я пройти не смогла, за несколько дней она изменилась до неузнаваемости, таяла на глазах. Я сразу поняла, в чём дело, но не решалась помочь, а потом всё же подошла к ней, и мы поговорили, я сказала, что ей нужно сделать, а дома работала с энергией. И у неё всё прошло. Это была самая настоящая порча. В итоге всё началось сначала, и уже я не стала отказываться ни от чего, раз есть, значит для чего-то это нужно. Но постепенно я всё реже прибегала к способностям, и даже гадать перестала.

По идее в двадцать семь лет наступает кризис веры, в свои способности, может как раз я это и переживала в этот год. Точно не знаю, а всё же пользовалась силой меньше, притом, что я пока не увижу результат, не поверю, что всё сделано правильно, или хотя бы не услышу от знакомых, что моё вмешательство помогло.

И теперь просьба Марины застала меня немного врасплох.

– И чего тебе понадобилось снова заглядывать в будущее? – спрашиваю я.

– Ну, Лен, ну ты же знаешь… – протянула Марина.

– И это так жизненно необходимо? – с сарказмом заметила я.

– Понимаешь, я там познакомилась кое с кем и хочу узнать, что будет, – проговорила она.

– Да всё хорошо будет, что ты так переживаешь, – отмахнулась я.

Встав с кровати, я подошла к зеркалу и поправила руками распущенные волосы.

Глава 9

– А может, мы сегодня хорошо отдохнём, ну не зря же так наряжались?! – сказала я, обернувшись к Марине, стараясь переменить тему.

– Ты давно не применяла способности, но ведь сама знаешь, что от этого не уйти, раз есть дар, значит, нужно его использовать, – запротестовала Марина.

– У тебя что-то случилось? – подошла я к ней.

– Нет, ты бы первая узнала, – отмахнулась она.

– Посмотри мне в глаза! – взяв её за руку, сказала я.

Она посмотрела в сторону, отводя взгляд. На секунду мне показалось, что в её глазах блеснули слёзы. Я присела рядом.

– Ты что-то скрываешь от меня? – спросила я.

– Нет, ты что, – ответила она, слегка улыбнувшись.

– Я тебя знаю, и даже слишком хорошо, – произнесла я, поправляя пряди её волос.

– Да брось, всё нормально, – она снова не смотрела мне в глаза.

– Марина! – позвала я, пытаясь поймать её взгляд.

– Ну, хорошо, – вздохнула она, и мы встретились глазами.

Прошла минута, я пристально посмотрела в глаза Марины, нашла внутри её души печаль, легкую грусть, перемешанную с влюблённостью, и новое чувство, похожее на неосторожное увлечение.

Это была ещё одна из моих способностей. Я многое о человеке могу сказать, посмотрев ему в глаза, если ему нужна помощь, сказать то, что он таит даже от себя. Но это не так работало, если дело касалось лично меня, когда я хотела узнать что-либо о парнях, с которыми знакомилась, или встречалась. Можно сказать, что оборотная сторона дара, это то, что мы не можем помочь близким по крови людям, я пробовала помочь бабушке, когда ей с сердцем плохо стало, повезло, что скорая вовремя приехала. Мы не можем что-либо сделать именно для себя, да и гадать на себя не желательно. Ведь в принципе, когда гадают так или иначе влияют на изменение будущего человека, если его знать, то не факт что будет именно так, как легли карты, будущее переменчиво. Часто я слышала, что ходить к гадалке, значит прогадывать свою жизнь, поэтому сама я не ходила ни к кому.

– Что ты там увидела? – спросила Марина.

– Хмм… – протянула я.

– Ну? – спросила она, не дождавшись ответа.

– Да ты и так знаешь… Только скажи мне что за новое увлечение?

– Вот видишь, дорогая моя, никуда твои способности не уйдут, хоть будешь ты заниматься магией, хоть нет, – Марина рассмеялась, пытаясь снять напряжение.

– Знаю, знаю. Что с тобой поделать? Кстати, который час посмотри, пожалуйста, – с этими словами я направилась к тумбочке, на которой стояло тройное зеркало и километр косметики.

– Уже половина одиннадцатого, у нас ещё есть время! – отвечает Марина.

Открыв выдвижной ящик, я достала черного цвета с узорами и камнями шкатулку. Именно в ней я хранила все свои карты, прикрыв для конспирации бижутерией различного рода.

– Тебе на каких картах сделать расклад? – спрашиваю я, вынимая колоды.

– Давай как обычно! – отзывается Марина.

Как обычно, это значит, используем обычные карты. Я беру платок, расстилаю на полу, мы садимся друг против друга. Из расклада я вижу что-то не так, и стараюсь говорить ей, только о положительных сторонах её новых отношений, что развиваются они бурно, и она этого не боится, что будут трудности со здоровьем несерьёзные…

Да уж, не совсем легко говорить того чего нет, и изображать что всё хорошо, но сегодня Марина немного рассеяна, это видно сразу, из-за парня, поэтому даже не замечает ничего. А я с внутренним ужасом смотрю на карты, внешне оставаясь спокойной.

Наше занятие прервала музыка на сотовом телефоне Марины, из сумочки, она побежала в прихожую. Я, воспользовавшись моментом, отхожу к окну, и тут же набираю Юру.

– Юра, напомни, пожалуйста, мне, что показывают карты, если человека нет в будущем?! – как только он отвечает на звонок, приглушенно говорю я.

– Либо вообще ничего, либо карты смерти. Что ты видела? – спрашивает он.

– Первый вариант… – я перехожу на шепот.

– Кому расклад сделала? Ты же вроде давно не гадаешь… – он обрывает фразу, и я понимаю, что он догадывается о ком идёт речь.

Образовалась неловкая пауза, от которой так неуютно стало на душе.

– Да, – чтоб нарушить паузу говорю я.

– Я всё понял. Вы где? – быстро говорит он.

– Пока у меня, – отвечаю шепотом я.

– Она знает? – спрашивает Юра.

– Да ты что, я ещё с ума не сошла, чтоб об этом говорить с ней! – возмущенно прошептала я.

– Ладно, не кипятись. Я приеду, – успокаивает он.

– Юр… Это началось? – спрашиваю я, внутри у меня разливается неприятный холодок.

– Всё будет хорошо! – настойчиво говорит Юра.

– Но… – пытаюсь я возразить.

5
{"b":"545180","o":1}