ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лана достала из стола лист бумаги и написала честное, откровенное письмо о том, что она чувствовала. Ей не хотелось причинять Вейни боль, но так было все же милосерднее, чем продолжать подавать ему пустые надежды. Она пообещала также при первой же возможности вернуть его кольцо.

Тем же вечером письмо было отправлено, но утренняя почта принесла очередное послание Вейни:

«Я решил не дожидаться вызова, а просто взять и приехать. Я просто с ума схожу, не зная, что там с тобой происходит, ведь ты пишешь так редко! Шеф дал мне отпуск, но я вряд ли вернусь назад, раз тебе так нравится на Гавайях. Надеюсь, ты встретишь меня в аэропорту…»

Ее растерянность перешла в полное отчаяние, когда, сверившись с расписанием рейсов, она выяснила, что его самолет садится в Гонолулу через несколько часов!

Ей оставалось только одно. Она нашла Брика и показала ему письмо.

— Вчера вечером я написала ему, сообщая о том, что наша помолвка расторгнута, — быстро сказала она, видя, что лицо отца стало чернее тучи. — Но, как видишь, было уже слишком поздно.

Брик испытующе посмотрел ей в глаза.

— Значит, ты все-таки решила порвать с ним?

Лана кивнула, и его лицо разгладилось.

— Наверное, я никогда не любила его по-настоящему. Но мать все время подталкивала меня к этому браку, и я…

Но Брик не дал ей договорить. Отбросив письмо, он прижал ее к себе и нежно поцеловал в лоб.

— Вот теперь я вижу, что ты и вправду моя дочь! Теперь тебе осталось только завоевать Курта…

— Нет! Я не хочу! Я… Он… — Она сбилась и покраснела.

— Ладно, там видно будет, — рассмеялся Брик. — И не волнуйся. Мы радушно встретим твоего — как его там зовут? — поклонника и отведем ему лучшую комнату для гостей. А ты должна пообещать, что разорвешь помолвку и отошлешь его назад не позже, чем через неделю. Договорились?

Она кивнула, радуясь тому, что Брик воспринял все так легко.

Через несколько минут вся семья была уже оповещена о предстоящем визите.

— Боюсь только, что все мы не поместимся в «сессне», озабоченно заметил Брик, — а внутренний рейс может и опоздать.

Курт тут же заявил, что у него много дел и лететь в Гонолулу он все равно не сможет. В его взгляде, брошенном на Лану ясно читались боль, гнев и упрек.

Фил тоже отказался.

— С какой это стати я должен встречать соперника? — возмутился он. — Искренне надеюсь, что его самолет грохнется где-нибудь посреди океана.

— Не будь таким глупым! — рассмеялась Лана. — Он приезжает всего лишь на неделю. Зачем портить человеку отпуск!

Молли, Делия и Калеа охотно согласились лететь, так что Вейни встретили «по полной программе», одарив традиционными поцелуями и увесив до ушей цветочными гирляндами.

Он выглядел странно и как-то неуместно в своем строгом черном костюме, и на обратном пути, сидя рядом с ним в маленьком самолетике, Лана искренне недоумевала, как она вообще могла думать, что любит его. Теперь ей хотелось лишь одного — чтобы они расстались как можно быстрее и, по возможности, не слишком болезненно.

— Полагаю, вы хотите побыть вдвоем, — многозначительно сказал Брик, когда они добрались до дома. — Лана, покажи нашему гостю сад. У нас там замечательные орхидеи.

— Что? Опять цветы? — вздрогнул Вейни, буквально срывая с шеи гирлянды, словно они жгли ему кожу. — А что прикажете делать со всем этим?

— Отдайте их мне! — радостно завопила Молли и, схватив цветы в охапку, помчалась в глубь сада. — Дядюшка Мои! Дядюшка Мои! У нас опять есть гирлянды!

Улыбнувшись ее детской непосредственности, Лана повела Вейни в сад.

— Кто эта малышка? — с любопытством спросил Вейни. — Она похожа на китаянку. Никогда еще не видел столько азиатов сразу, как сегодня в аэропорту. Ими что, заселены все острова?

— Здесь много смешанных браков, — мягко ответила Лана, стараясь не сердиться. — Люди приезжают сюда из Японии, Самоа, Филиппин…

— Так какого же черта, скажи на милость, ты решила здесь остаться? — изумился он. — От этих косоглазых физиономий у меня уже рябит в глазах! Лана, дорогая, давай вернемся домой! Белым людям здесь просто нечего делать!

Это было уже слишком, и девушка почувствовала, что в ней закипает гнев.

— Нет, Вейни, — твердо ответила она, снимая кольцо и вкладывая его ему в ладонь. — Ты вернешься один, без меня. Прости, но я поняла, что не люблю тебя. Я…

— Что я слышу?! — вскричал он. — Да как ты можешь бросаться такими словами только из-за того, что мне не нравится жить среди всякого сброда? Нет, со временем я, возможно, привыкну, хотя…

— Дело совсем не в этом! Я написала тебе, сообщая о том, что хочу расторгнуть нашу помолвку… — Она понимала, что делает все не так, но нужные слова не приходили.

— А, понятно! — горько усмехнулся Вейни. — Теперь, когда ты стала богатой наследницей, я уже недостаточно хорош для тебя, и меня можно выбросить, как старый дырявый башмак?! Я-то думал, что моя любовь для тебя дороже всех плантаций на свете!

— Вейни, мне очень жаль! Я не хочу обидеть тебя, но…

— Хватит! К чему мне твои извинения? Я немедленно отправляюсь назад, мне противно находиться там, где меня унижают!

— Да послушай ты наконец!! Тебя никто не собирается унижать. Если хочешь, поживи здесь неделю. Обещаю, с тобой будут обращаться, как с дорогим гостем. Я не скажу семье, что наша помолвка расторгнута. Брик знает, но он тоже будет молчать.

Он задумчиво посмотрел на нее, словно прикидывая в уме все «за» и «против».

— А ты обещаешь носить мое кольцо, пока я здесь? — спросил он.

— Да, если ты понял, что это все равно уже не имеет былого значения, — ответила Лана, снова надевая кольцо на палец. — Перед твоим отъездом я его верну.

— Что ж, — вздохнул Вейни, — быть может, за это время я заставлю тебя передумать. По крайней мере, постараюсь. Вся беда в том, что мы слишком долго были в разлуке. Поцелуй меня… Но только по-настоящему, а не так, как в аэропорту, когда ты повесила мне на шею эту дурацкую веревку из цветов!

— Нет! — Она отвела его руки, уже готовые сомкнуться у нее на талии. — Нет, Вейни. Будем просто друзьями.

Сама мысль о том, что он хочет поцеловать ее, была ей почему-то невыносима.

ГЛАВА 12

Она плохо спала в ту ночь. Мысли о недавнем разговоре с Вейни и какие-то странные, будоражащие звуки за окном не давали сомкнуть глаз. Непонятный гул, похожий на громыхание далеких барабанов, внушал тревогу; он то нарастал, походя на монотонное пение, то затихал… затем внезапно раздался сдавленный крик, похожий на человеческий, хотя это могла кричать и ночная птица… То уходя в беспокойную полудрему, то возвращаясь к яви, Лана не могла понять, кажется ей все это, или происходит на самом деле.

Уснула она лишь под утро и едва не пропустила завтрак. Когда она спустилась вниз, Вейни уже сидел за столом. Место Мои пустовало, но прежде чем Лана успела спросить о нем, он вошел; выглядел он усталым и встревоженным, словно тоже провел бессонную ночь.

— Что случилось, Мои? — озабоченно спросил Брик. — Ты выглядишь так, словно за тобой гнались менебуны.

— Ты почти угадал, — ответил тот, даже не улыбнувшись шутке; в глазах его стоял страх. — Должно случиться что-то скверное. Здесь были ночные странники!

— Кто такие ночные странники? — спросил Вейни.

— Я слышала их, — вздрогнула Калеа, проигнорировав вопрос.

— Я тоже, — мрачно кивнула Туту. — Я молилась за свою душу, но кто-то должен умереть.

— Кто такие ночные странники? — снова спросил Вейни, повысив голос, и на этот раз Калеа ему ответила:

— Ночные странники — это духи умерших. Когда они приходят в дом, кто-то должен умереть.

— Они были здесь! — повторил Мои. — Я вышел в сад и стал молиться, чтобы они ушли, но они надвигались прямо на меня. Смерти на дороге им оказалось мало. И они почти поймали меня, но я спрятался в высокой траве.

— Смерти на дороге? — резко переспросил Брик. — Чьей смерти?

18
{"b":"545184","o":1}