ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Своих бойцов "гороховцы" прятали очень хорошо. С размахом прятали. Те, кто избежал ареста (арестовывали всех в ту ночь, от кого пахло бензином, в чьих машинах были обнаружены железные прутья и бутылки с зажигательной смесью, кто ранее попадал в поле зрения органов), был "сослан" в ближайшее зарубежье — Эстония, Литва, Латвия. Но "менты" повязали почти всех. Эвакуировать пришлось немногих. Экономия, однако…

…8 октября в 22 часа неизвестный позвонил по телефону супруге Николая Горохова: "Николая выпускают. Скажи своим, чтоб встречали". Все оставшиеся ломанулись встречать лидера. Это был обман, на который купились все "спортсмены". Виктор Горохов (младший брат) оставался в офисе один с двумя охранниками. Офис "Триады" располагался в самом центре. На площадке так называемого 111 маршрута. Там, на крыше "Триады", и рвануло самодельное устройство. Слабое было то самое устройство. Уж слишком самодельное. Потому как то, что было обнаружено под машиной Гороха-старшего, ни в какое сравнение с этой штукой не идет. Как дипломная работа и курсовик первокурсника. В общем, что-то чмокнуло на крыше "Триады". И нетрудно догадаться, чьих это рук было дело…

Потом был звонок. В дверь "Триады". Горохов-младший дверь распахнул. С испуга, должно быть. Выстрел! Пуля Витю миновала. Пока. (Позже он будет убит в Москве, на Ленинских горах.) Пуля прошила косяк входной двери. Это была мелкая и неумелая месть "уркаганов" за ночную вендетту.

Что делать и кто виноват?

Через два дня после городских беспорядков в программе "События" ТК "Арсенал" вышла передача Вадима Дынина. Ведущий политический журналист республики разделял точку зрения милицейских чинов. Дынин был согласен и всячески настаивал на первоначальной версии следствия: поссорились "фирмы" Клейна и Горохова. Кто же тогда приделал к машине взрывчатку? Кто-то настаивал на том, что смуту вносят "урки". Но "урки", как следует из дальнейшего развития событий, вообще "ни ухом ни рылом". Не были готовы "урки" к развитию событий. "Урки" отдыхали и "отрывались" по кабакам. Они не ждали удара. Касима вообще не было в городе. Касим обладал какой-то странной и уникальной особенностью ИСЧЕЗАТЬ из города, как только здесь намечались серьезная заварушка и крупные "разборки". "Опера" даже шутили: "Что, Касима нет в городе?!! Значит, ЧТО-ТО будет!"

Горох в это время сидит в камере, и его пытаются раскрутить на умышленное убийство. 102-я "мокрая" пока не доказывается, зато вполне реально "светит" Николаю Петровичу 206 статья — хулиганство. А на воле — брожение и смута. Сторонники Гороха мобилизуют общественность в защиту узника. 11 и 12 октября телекомпания "Арсенал" проводит пресс-конференцию. 16 октября на первой полосе "Недели Удмуртии" (N 42 (1207) печатается "Обращение к должностным лицам Министерства безопасности, МВД, Прокуратуры, Совету Министров, Президиуму Верховного Совета УР". Под требованием освободить Николая Горохова 146(!) подписей. Среди подписантов: Октябрьский и Первомайский исполкомы, Управление сбербанка со всеми пятью городскими филиалами, десять коммерческих банков, куча предприятий различных форм собственности и даже народный депутат УР. Это было что-то! Это был крик души! "Свободу Юрию Деточкину!" из кинофильма "Берегись автомобиля" — жалкий лепет по сравнению с этим обращением. Ребята из серьезных ведомств спешно бросились переписывать всех "подписантов", справедливо полагая, что это и есть те самые фирмы, которым "ставил крышу" Николай Горохов.

Удивительное дело, но в ЭТОТ ЖЕ ДЕНЬ и под ТОЧНО ТАКИМ ЖЕ номером выходит другая газета — "АИФ Удмуртии" (см. в Ленинской библиотеке "АИФ" N 42 (1207) от 16.10.1993 г., стр. NN 1 и 10). На первой странице популярного издания размещено ОБРАЩЕНИЕ К ГРАЖДАНАМ Удмуртской Республики. Обращение слегка "пожиже" того, что появилось в "Неделе", и несколько посдержанней в суждениях. Под "аифовским" обращением подписались фирма "Рос. Мед", АО "Чикуров и К", Муниципалитет-Банк, АО "Республика" и т. д. (всего 11 подписей). А на 10-й странице в рубрике "Происшествия" эти самые происшествия и описывались. Словом, "есть что почитать"…

Наш ответ "Чемберлену"

На все эти официальные обращения надо было что-то отвечать. Положено. Крайними, как всегда, выставили "ментов". В том же самом "АИФе" появляется ЗАЯВЛЕНИЕ МВД УР от 28 октября 1993 года. Милиция поработала как положено и, как всегда, в ситуации разобралась!

Выяснилось, во-первых, "…к числу авторов нельзя отнести всех 146 представителей, якобы подписавших это обращение…". В редакцию "Недели" уже был заявлен ряд опровержений.

Во-вторых, редакция газеты "НУ", как выяснилось, "не смогла предоставить подлинный экземпляр обращения со всеми подписями. Если он вообще существовал, то, по непонятным причинам, таинственно исчез…". Непонятно, как авторы (истинные авторы!) обращения сумели за очень короткий срок собрать ТАКОЕ количество подписей, тем более что часть "подписантов" вообще из других городов и даже стран (!!!).

В-третьих, "органы" заявили, что "начальный вариант обращения был в наших руках 13 октября, то есть в день передачи в типографию…".

В-четвертых, оказалось, что экземпляр был обнаружен и изъят при обыске на одной из квартир, в которой находился активный участник тех самых событий — сотрудник фирмы "Статус" (предприятие Николая Горохова и его сподвижников). У "бойца" при задержании был изъят "ствол" — многозарядное помповое ружье. "Непонятно, какого слабого и обиженного собирался защищать его владелец… возможно, таким способом он собирался обеспечить охрану "Обращения" или собственную свободу…".

В-пятых, оказывается, что и вправду не все подписали обращение, "в изъятом экземпляре обращения из 103-х предусмотренных организаций проставлены подписи только против восьми…".

В-шестых, "менты" лихо вычислили главного заказчика обращения, который заплатил редакции "НУ" за публикацию 2 миллиона рублей наличными! Плательщиком оказалась Евроазиатская фрахтовая компания "Трансферо". Чем занималась вышеозначенная организация — расскажу как-нибудь в другой раз.

А покамест на удмуртскую землю потихоньку опускалась зима. И хотя стояла еще поздняя осень, снег уже выпал. Пришло время разочарований и обид. Все вдоволь "намахались шашками". Гороху и Сироте предстоял суд. Наступило похмелье…

Часть 13

В борьбе за торжество закона все средства хороши. Осенью 1993 года сложилась ситуация, когда для обуздания и наказания распоясавшихся "спортсменов" правоохранительные органы заключили "союз" с уголовниками.

Исключение из правил

По воровским законам, сотрудничество с "ментами" запрещено. Как прямое, так и косвенное. Нельзя, к примеру, давать свидетельские показания, добровольно участвовать в опознании и так далее.

После криминальных разборок с 6 на 7 октября братва ("урки", "синие", "васьки") оказалась в качестве потерпевших. Их били палками и кастетами, ломали руки и ноги, отшибали внутренности, отрезали уши. Теперь обидчики братвы — "спортсмены" — сидели за решеткой СИЗО. Родион, Сирота, Горох спокойны и безмятежны. Они знают воровские правила и уверены: "васьки" будут молчать. Так и происходит. Братва законы чтит и "ментам" жаловаться отказывается. Даже Степа (смотрящий по Машиностроителю), которому "бойцы-спортсмены" отрезали ухо, привычно и упрямо долдонил какую-то ерундовину типа "шел по лесу, зацепился за сучок…". Ухо Степе, кстати, пришили. Он его предусмотрительно сунул в холодильник, благо, что в кафе "Меркурий" таковые имелись… Молчали и другие "урки". Ушибы, синяки и ссадины потерпевшие объясняли однотипно: "Шел по улице, поскользнулся, упал, потерял сознание, очнулся — гипс…" Поскольку нет официально признанных потерпевших, следовательно, нет и правонарушения. Но задержанные есть. Что делать?

17
{"b":"545188","o":1}