ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пряника и Апельсина сутки пытали в бане. Утром пообещали казнить. Пряник и Апельсин очень хотели жить. Ночью они перегрызли друг у друга веревки и, как были, полураздетые, избитые, в одном нижнем белье ломанулись по сугробам прочь. Больше всех расстроился Родион, когда узнал о смерти Мэна. Какую "торпеду" потерял!

Сепаратные переговоры

"Братки" стали давать показания против "спортсменов", и тем реально замаячил срок уголовного наказания. Этого совсем не хотелось Гороху и Сироте. На сепаратные переговоры к Касиму был направлен некий гражданин Неведицин (этот "мутный" господин еще займет свое место в нашем повествовании). Суть переговоров была проста, как тюремная баланда: "спортсмены" компенсируют нанесенный ими ущерб, а "братки" меняют (или хотя бы смягчают) свои показания. Касим от возмещения ущерба не отказался, конечно. И тогда Саше Неведицину "спортсменами" были указаны "точки", где он должен был получить крупные денежные суммы. Началась репарация. Неведицин шустро обегает коммерческие точки и вскоре становится набит деньгами, как копилка.

А между тем в городе Ижевске близятся выборы мэра…

Часть 14

Еще Ленин (Владимир Ильич) авторитетно заявлял, что захватить власть — это полдела. Главное — эту власть удержать! Касим и Лукьян после ареста Гороха и Сироты остались на город Ижевск одни. То бишь полноправными хозяевами криминального мира. Князья удельные, да и только. Но власть (по Ленину) еще удержать в своих руках требовалось. А желающих эту власть на халяву ухватить ой как много!..

Разделяй и властвуй

Декабрь 93-го. Мудрый Родион ("чистильщик") сидит в СИЗО, продуманный и дальновидный Петров лежит в могиле в Хохряках. Горох и Сирота ждут суда и делают все возможное, чтобы хотя бы "взять статью" обычных хулиганов. Адвокаты работают в полную силу.

А в это время к Касиму приезжают авторитетные чеченцы под предводительством некоего Хасана. Хасан (он же Хусейн) — благообразный горец приятной наружности — был вместе со своими "нохчами" принят Касимом чисто "по-пацански". От всей широты воровской души. Хасан засел в гостинице "Ижевск" и притаился, ведя пристальное наблюдение за обстановкой. "Чехи" выжидали. "Чехи" желали "подмять" под себя хотя бы часть криминального бизнеса. Но ижевский рынок и производство "паленой" водки давно и прочно заняли "азеры".

Мусульмане — народ сговорчивый, но дерзкий и вспыльчивый. "Азеры" и "чехи" хоть и в одного аллаха верят, но когда дело касается денежных знаков, то… об аллахе как-то забывают. Коварные чечены, хоть и были приняты Касимом "по-людски", втихаря, говорят, стали за спиной негодяйства всякие чинить. "Чехи" пошли по важным, большим и деньгоносящим "конторам" и предлагали им свою "крышу". Руководители "контор" опускали глаза и вежливо отвечали, что, мол, "крыша" у них уже имеется и зовут эту "крышу" не иначе как Ильдар Нуриевич К. Злые и дерзкие чечены, сверкая острыми кавказскими глазами, кривили в ухмылке рот и говорили с гортанным акцентом примерно следующие слова: "Сегодня Ильдар есть, а завтра его нет…" Текст этого дерзкого заявления подробнейшим образом доносился до Касима.

Касим недоумевал и терпел покуда. А "чехи" между тем вконец обнаглели и попытались взять под свой контроль авторынок. Местная "братва" сферы влияния уже давным-давно распределила. У магазина "Автомобили" царствовал Горох, "померанцевы" заняли на авторынке освободившуюся нишу "кидалова" после Родиона. Все были при деле. А тут какие-то "чехи" со своим уставом. Местная "братва" "чехам" воспротивилась. И с молчаливого благословения Касима продемонстрировала чужакам свою силу.

Вначале "чехам" в машину подбросили на авторынке гранатку. В открытое оконце. Гранатка была всамделишная, но колечко в ней не было вынуто. Взрыва нет, но есть намек! Чечены — ребята бравые и "битые" — намек не сразу поняли или умело сделали вид. Тогда через пару дней, когда три бесстрашных "нохчи" выходили из гостиницы "Ижевск", из проезжавшего автомобиля им под ноги ударила автоматная очередь. Чечены наконец-то намек поняли и вместе с "дедушкой Хасаном" уехали по своим делам дальше по России. Касим уже вздохнул спокойно, как вдруг, как черт из табакерки, появился Шамиль…

"Буревестник"

Шамиля в "зону" определили Горохи. Причем так грамотно определили, что Шамиль провел (несмотря на все усилия дорого-стоящих адвокатов) в местах не столь отдаленных более двух лет. За это время обстановка в городе круто изменилась. Шамиль "тему" "на тюрьме" не уловил, но сумел договориться и познакомиться с серьезными людьми. За Шамилем стоял Якутенок — серьезный, авторитетный вор Пермской области. Ижевск стал другим за те два года, что Шамиль "топтал зону". В Ижевске уже давно наметились свои прикормленные места, тут было все "схвачено", и куда там Шамилю с его старыми замашками! "Ну и что, что ты все это начинал?"…

Шамиль не был "коронован", он был просто авторитетом. А Касима уже давненько короновали "на тюрьме", Лукьян "корону" вора тоже заслужил. Так что знай свое место, дорогой! Но Шамиль не успокоился. Шамиль своей наглостью шибко вредил Жене и Ильдару. Раздражал. За Шамилем стояла криминальная Пермь. За Касимом — криминальная Москва. Воры Ижевск делят, как лакомый кусок…

Шамиль Латыпов освободился в начале 94-го. Говорят, что Новый год он уже встречал на свободе. Как одержимый Шамиль кинулся собирать войско. В город для поддержки Латыпова приехал Якутенок. После криминальных войн осталось много недовольных. Бойцы, честно сражавшиеся с "гороховскими", севшие в тюрьму и оставшиеся без "кормушки". Молодежь совершенно "отмороженная" и готовая на все. Бравые парни, вернувшиеся из "горячих точек". Шамиль вполне мог собрать свою армию. И уже почти собрал. Но Касим сказал: "Нам здесь чужаки не нужны".

Касим недоволен. Касиму не понравилась инициатива Шамиля. Касим только-только избавился от назойливых кавказских друзей. А тут какой-то самозванец!

С пермской "крышей", пермскими заморочками и правилами. Касим захватил власть и старался ее удержать. Как великий Ленин учил. Рассказывают, что накануне к Касиму пришли остатки бригады Сироты и попросили помочь удержать Центральный рынок. Бригада Сироты готова была "лечь" под недавнего врага. Только чтоб "кормушку" не утратить. Но Касим был строг и справедлив. "Ваш хозяин в тюрьме. Я не могу решить за него. Меня не поймут…"

А шальной Шамиль в это время активно зазывал "под свои знамена" оторванных от дела бойцов. Шамиль был этаким "буревестником", он упрямо внедрялся со своим "пермским уставом" в чужой ижевский "монастырь". Шамиль становился опасен. Латыпова еще помнили многие "старички", к нему прислушивались. У Шамиля откуда-то появились шальные деньги. Много денег! В Ижевске откуда-то появилась уйма автомобилей с буковками "ПМ" в номерных знаках. Буковки очень недвусмысленно ассоциировались с небезызвестным пистолетом. "Буревестник" мог спутать карты Касиму и сломать устоявшиеся правила игры. "Буревестник" играл по своим правилам. Эти правила устраивали не всех. Шамиль должен был уйти или умереть. Уходить он не собирался, значит, оставался второй вариант. На ликвидацию Шамиля были направлены сразу три киллера…

Версии

Сохраним Шамилю на некоторое время его жизнь и рассмотрим другой, не менее животрепещущий вопрос: кто подложил бомбу под машину Гороха-старшего? Имеют право на существование несколько версий произошедшего. Но тогда, в октябре 93-го, в горячке и суматохе предстоящей бойни, никто особо и не задумывался об этом. Было безоговорочно решено: бомбу подсунули "уркаганы". За что и получили по самые "помидоры", что называется. Прошло время, улеглись страсти, и можно было оценить обстановку с объективных позиций. Итак:

19
{"b":"545188","o":1}