ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Касим под каноны, заявляемые авторитетным вором, уж никак не подпадал. У Касима были большие деньги, он стремился легализовать свою деятельность, позволял неуместную по старым воровским меркам роскошь, не уважал традиции. Ислентию это не нравилось. Потому хотя бы, что сам Ислентий понимал, что добиться таких же результатов ему уже не под силу, а поступаться своими принципами он не хотел. Опять же вору "западло" отказываться от принципов.

Бывалые, опытные "братки" недоуменно дергались, замечая, что, с одной стороны, вроде как Ислентий прав, а с другой — отказываться от "халявных" денег тоже не хотелось. Назревал конфликт.

Летом 1995 года Ислентий вместе со своим сподвижником — местным местечковым авторитетом Рапаем — исчез. Бесследно. Говорят, что где-то под Казанью. Слухи о безвременной кончине Ислентия еще долго бродили в воровской среде, будоража ее. По одной из версий, оскорбленный нарушением воровских традиций Ислентий получил крупную сумму "морального ущерба" и уехал доживать остаток жизни в Прибалтику. По другой — его просто убили. Тихо, мирно придушили и закопали. Криминальному миру нужен был только ОДИН вор.

…А между тем во время своего московского визита Касим понаделал в столице немало безобразий, и его уже давно и плотно разыскивал МУР — Московский уголовный розыск.

Часть 26

Весь 95-й год для криминалитета республики прошел в хлопотах. Основные недруги Касима — Ворон, Родион и Ислентий — были нейтрализованы. Настало время заняться делом. Легализовывать криминальный бизнес.

Московские каникулы

В первопрестольной Касим взял под свою «крышу» крупного московского бизнесмена Х. Барыга успешно прокрутил «общаковские» деньги и вот-вот должен был отвалить Касиму ни много ни мало 1 миллион «зеленых» американ-ских рублей.

Но тут возникла неувязочка. Оказалось, что на бизнесмена имеет виды команда вора в законе Шакро. Правая рука Шакро — некий гражданин Маркин — приехал к коммерсанту Х. и предъявил ему большую денежную претензию. Х. забеспокоился и пожаловался новой «крыше». Ильдар связывается по телефону с Маркиным и вежливо объясняет: «…Он тебе ничего не должен. Забудь». Однако Маркин, какой непонятливый, грубо и бесцеремонно прерывает Касима и обещает… «отыметь» его самого и всю его команду.

Вор не должен прощать оскорбления. Ильдар звонит «братве» в Ижевск: «Нам объявили войну!» Собралась элита ижевского криминала. Лучшие из лучших. Пламенно и проникновенно выступил на собрании Бабча. Речь его запомнилась всем своей краткостью: «Мочить». «Мочить» поехали померанцевские и металлурговские, богдановские и федуловские, рапаевские и воробьевские, болотинские и строителевские…

Маркина искали две недели. Безрезультатно. Но зато удалось выйти на его подружку. С девицей провели серьезную беседу, и она рассказала ижевской «братве», где регулярно мог появиться ее милый друг. Маркин каждый четверг поправлял прическу в одном из московских салонов красоты. Там «братва» и устроила маленькую засаду. В четверг, как курьерский поезд — по графику, появился наглый Маркин. Только сел в кресло, только расслабился, как вдруг в салон влетают какие-то громилы и с порога орут: «Всем лежать! Работает МУР!»

Маркина тут же роняют с кресла, застегивают на запястьях «браслеты» и волокут к машине. Маркин как бандит опытный и бывалый быстро смекнул, что «муровцы» уж очень смахивают на обычных «братков», и делает попытку вступить в разговор. Его тут же бьют по голове чем-то тяжелым и бросают в просторный багажник иномарки.

Очнулся бедняга от жуткого холода (январь на дворе). Раздетый, связанный, в каком-то подсобном помещении. Замерзнуть Маркину сразу не дали. С интервалом через час приходили какие-то мрачного вида мужики и вдохновенно пинали тело ногами, пока Маркин не лишался сознания от боли и шока. Вину свою Маркин признал полностью. Жертве отрубили ноги и руки, голову пилили пилой. Мерзлое тело. Управились быстро. Останки распихали в коробки и раскидали по мусорным бакам. Через пару дней Маркина хватился его «патрон» — вор в законе Шакро. Его люди добросовестно прошерстили все кабаки и бардаки, поинтересовались в моргах и больницах. Маркин как в воду канул. И тогда люди Шакро обратились в местный РУБОП.

Московские «опера» работают жестко и быстро. Через неделю в Ижевск полетели шифровки: «Кто такой Касим? Почему он в Москве?» Вскоре нашли части расчлененного трупа. Опознали Маркина по… носкам. Потерпевший признавал носки только одной иностранной фирмы (пара стоила 22 «бакса»). На отрубленной ноге, правда, еще имелась татуировка. Так что ошибка исключена. Но голову так и не нашли. Московские «опера» стали проводить задержания. Буквально через месяц добрая часть ижев-ской элитной братвы оказалась на «Петровке» и вскоре наперебой стала давать показания. В МУРе работать умеют.

К лету 95-го в Ижевск полетела очередная «ШТшка»: «Срочно задержать и взять под стражу Касимова И. Н.». Из Москвы выслали конвой.

Местное гостеприимство

Конвой столичный состоял из трех молоденьких московских «оперков» РУВД Северного административного округа города Москва. Бравых парней в аэропорту встречали… Лукьян и Юмин. На джипе, в сопровождении кавалькады сердитых «сотрудников». Лукьян представился ни больше ни меньше как начальником оперотдела местного УБОП, дерзко потребовал предъявить «ксивы» и командировочные удостоверения. «Опера» послушно полезли во внутренние карманы курток и пиджаков. «Добре! — осклабился «начальник оперотдела». — Давно ждем вас». После чего вся группа загрузилась в зеленый «мэрс» «Брабус» и резво покатила отпраздновать встречу.

«Тачка» Лукьяна вызывала уважение даже у гаишников. Еще бы! Большой, вагонообразный автомобиль с тонированными стеклами и пропуском в Госдуму РФ на лобовом стекле! Начальство! Большое! Некоторые особо ретивые сотрудники во избежание возможных недоразумений, заметив «Брабус» издалека, предпочитали взять под козырек. Московским пинкертонам казалось, что действительно едет очень уважаемое милицейское начальство. Раз гаишники так вытягиваются заискивающе «во фрунт».

Лукьян, пардон, «начальник оперотдела», устроил московских «оперов» в частную гостиницу, в номер «люкс», где полагалось все — от «кофе в постель» до девочек туда же. «Опера» первую ночь провели очень весело. На следующее утро (а проснулись они ближе к полудню, так что утром назвать это можно было с очень большой натяжкой) им предложили опохмелиться и повезли на пляж. Пообещали, что арестованного вот-вот должны подготовить, а пока…

Проснулись «опера» только на следующий день. С чувством легкого стыда перед родиной и службой. Но их успокоили. «Понимаете, мужики, у нас в СИЗО карантин. Ну никак не получается. Может, через недельку снова приедете?» Вся троица конвойная с радостью согласилась. Потому что устали уже «опохмеляться», потому что рассчитывали после «отдыха» приехать вновь на «конвой» и, наконец, потому что в качестве компенсации в сумки московских гостей лукьяновские «братки» проворно запихнули ящик водки «Калашников» (москвичи от нее просто впадают в ступор).

А в это время между московскими и ижевскими «ментами» идет активный телефонный диспут. «Где конвой?» — «Два дня назад уже отправили!…Как нету?!!» Тут аккурат приезжают пьяные и весьма довольные трое конвоиров и, гремя пустой тарой, что-то невнятно бормочут про какой-то «карантин». А Касим действительно давным-давно задержан на 30 суток (вновь без всякой на то реальной причины) и находится в ижевском СИЗО. Ждет конвой. И конвой действительно прибыл. Через неделю. На этот раз были согласованы все мельчайшие нюансы, конвой встретили в аэропорту настоящие милиционеры. И настоящего Касима по-настоящему передали и этапировали, как положено, в Москву.

На допросах Ильдар Нуриевич держался молодцом и вскоре при помощи хороших московских адвокатов оказался на воле. За убийство Маркина на очень серьезный срок «попали» Бабча, Сапог (Вячеслав Рачковский) и Миша Маленький (Дударев).

36
{"b":"545188","o":1}