ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Заклятые супруги. Леди Смерть
Сокровища эрлингов. Сказание о Тенебризе
Нож
Приключения Серёжи Царапкина
Скрытые чувства
Приход Теней
По ту сторону от тебя
Выхода нет
Другое тело. Программа стройности для мужчин и женщин от спортивного врача
A
A

Говорят, что арестанта навещали даже Слава К. и Коля Г. Эти ребята говорили мало, но били сильно. В конце концов Шамиль нужную бумагу пишет. Устал Шамиль от прессинга. Шамиля (матрац, свернутый под мышкой) ведет тюремный "дубак" в другую камеру. И по ошибке (ну надо же!)… заводит в сто первую! А там уже записку Шамилевскую прочитали в оригинале (!!!) и первым делом задают вопрос: "Санек, а как же так вышло?"

Шамиль, включив все свое актерское мастерство, оправдывается. А зря. Напрасно. Потому что его "писулька" с просьбой о переводе (что не по понятиям — см. выше) уже прочитана! Скорый суд, "правилка" и расправа. Наказывать Шамиля поручено его сводному брату — Бабче. Якобы у Бабчи и Шамиля общая мать. Но понятия — выше родственных связей! Говорят, что Бабча уделал Шамиля почти до смерти. Под любопытными взорами всей 101-й "хаты". Понятное дело, что после этого авторитет Шамиля резко падает. Что и требовалось…

Рафис Ахметшин (лидер "металлурговской" группировки. Убит летом 95-го из-за внутренних разборок. Труп не найден) тоже попадает под пресс. Рафис измучен карцером, недосыпом и недоеданием. Рафису хочется тепла и уюта. Рафиса помещают в камеру к "опущенным". Рафис сидит там добровольно, но это тщательно скрывает от "братвы". Аккурат в это время "опущенные" устраивают сокамерное чаепитие с лимоном. Рафис, усталый, нервный и изможденный, к чаепитию… присоединяется.

А тут как раз на прогулку выводят серьезных ребят из 101-й камеры. По правилам внутреннего тюремного распорядка заключенный при выходе из камеры обязан встать лицом к стене, ноги на ширине плеч, руки скрещены за спиной. По привычке тюремной бывалые сидельцы всегда стараются заглянуть при этом в "пику" — глазок в двери камерной, предназначенный для скрытого наблюдения "вертухаями" за арестантами. Серьезным ребятам из "сто первой" почему-то никто не помешал как следует разглядеть все подробности этого форменного безобразия — откровенного чаепития Рафиса с "гребнями". С лимончиком, блин. Рафис "тащится", тьфу! Стоит ли комментировать дальнейшую судьбу бедного Рафиса… Такие "фокусы" происходили со многими авторитетами.

Самое сильное звено

"Спортсмены" безоговорочно победили. Лидеры их основных конкурентов были вынуждены банально бороться за свое выживание. "Блатным" было не до конкурентов-"спортсменов". "Блатные" агонизировали. Они были самым слабым звеном.

А в это время Коля Г. и Слава К. делили территорию влияния. По карте города. Черным фломастером. Сплетни доносят еще кое-какие деликатные подробности. О них умолчим…

Коля Г. взял на себя контроль города и его окраин (по карте получалось не так уж и много). Слава К. ушел в коммерцию: "встал" под питерских. Балтийский банк — лихо звучит, верно?! Врач Вячеслав К. становится коммерсантом. Заводит "нужные" связи со столичными парнями. Юрий Кутырев — представитель общества "Защита" — берет под покровительство Славу К. В Ижевске появляются филиалы "Защиты". Кутырев (кстати, говорят, что очень неплохой рукопашник) приезжает в столицу Удмуртии, чтобы собственными глазами убедиться в расцвете своей "Защиты". Слава К. устраивает шефу обалденный шикарный прием. Декабрь 92-го. Бар ДК "Редуктор" (в народе прозывался не иначе как "Колхозник"). Говорят, что лихой парняга Александр Родионов со товарищи, не уловив по своей провинциальности великосветскую сущность московского гостя, грубо набили ему морду. По-русски. Без всяких там каратистских причуд. Слава К. очень расстроился. Неудобно за земляков перед столицей…

90-е годы. Начало расцвета спортивных "достижений". Объединяются очень разные, но общие духом люди: Мэн (Игорь Константинович — лидер и основоположник бригады "померанцевских". Вместе с Константином Арзамасцевым расстрелян в 1993 году в подъезде жилого дома), Сирота (Матвиенко Игорь Борисович, 1962 г.р. Расстрелян в кардиоцентре зимой 1998 года) и Александр Родионов (бывший "опер" Индустриального РОВД. Расстрелян весной 1995 года в офисе фирмы "ЗРВ" вместе с охраной).

Вячеслав Клейн начинает тянуть свой бизнес в одну сторону, Николай Горохов — в другую. Среди "спортсменов" назревает раскол. Из тюрьмы освобождается Касим. Он полон жажды мщения. "Спортсмены" решают "заказать" последнего из могикан. К тому времени создана некая фирма "Статус", в руководство которой вошли четверо: Горохов, Родионов, Сирота и Петров. Касим — самое ненужное звено, считают "лидеры спорта".

"Специально для того чтобы обеспечить себе "железобетонное" алиби, они всем "шалманом" уезжают на юга — на буржуазные американские курорты. Нанятый киллер со своей задачей не справляется и по приезде "спортсменов" доложить результат "отстрела" не может. "Спортсмены" негодуют, спешно меняют киллера и ждут доклада. На Касима спешно организуется и совершается неудачное покушение. Впопыхах неумелый киллер только ранит авторитета и его жену. По воровским законам семья страдать не должна. Разозленный Касим быстро залечил раны и приготовился нанести ответный удар. Надо было удалить самое СИЛЬНОЕ звено из команды конкурентов. Самым сильным звеном тогда считался Александр Петров…

Часть 6

Конец 1992 года. Касим на воле, Родионов недавно освободился. В воровской среде уже сформированы новые команды: бригада Федула, "Померанцевские", бригада Пушика. "Спортсмены" укрепились тоже основательно: предприятие "Статус" набрало мощь и силу. Война между двумя противоборствующими группировками стала неизбежной. Но перед тем как "обнажить стволы" и перейти к открытым боевым действиям, стороны, как и полагается, "забили стрелку".

"Стрелка"

До того как произойти решающей "стрелке", бывший "кум", а теперь процветающий коммерсант Александр Степанович Петров проводит личные встречи с Ильдаром Касимовым — признанным "лидером" воровского мира Удмуртии. Отставной майор Петров весьма непрозрачно намекает своему бывшему "зеку" о славных временах 101 камеры (см. "СК" N 11) и напористо пытается диктовать свои условия. Касим в бешенстве. По "понятиям" он должен вообще "поставить мента на перо". Но приходится терпеть и слушать. Решили "забить стрелку" для окончательного разрешения всех возникших противоречий. Десять лет назад никому и в голову не могло прийти, что это мероприятие на политическом языке именовалось бы "установить консенсус". Но консенсус обломался…

Декабрь 1992. Место встречи — прилегающая территория ресторана "Восточный" (ныне "Медведь"). С той и с другой стороны на "консенсус", то бишь "стрелку", прибыло более сотни представителей. Несколько десятков крутых "тачек". Для службы наружного наблюдения очень много работы. "Наружка" фиксирует наличие у большинства "делегатов" огнестрельного оружия. Щелкают затворы. Нервы у всех напряжены. "Органы" колеблются: "повязать" собравшихся со "стволами" — весьма заманчивая перспектива. Однако есть два "но". Во-первых, "стволы" легко скинуть. Во-вторых, с перепугу и по неразберихе может начаться серьезная пальба, результаты которой могут оказаться весьма горькими. Решили досмотреть до конца, а там сориентироваться по обстановке. "Стрелка" вскоре заканчивается. Авторитеты садятся в машины, почти полсотни двигателей разрывают ночную тишину ревом, и противники разъезжаются в противоположные стороны. Консенсус не достигнут. Значит, война!

8
{"b":"545188","o":1}