ЛитМир - Электронная Библиотека

– Время. Его у нас очень мало. Через десять дней баронесса должна участвовать в Ритуале Предков, где она подтвердит происхождение и возьмет власть над родовым владением Канваль. Последнее время она жила на территории Империи. Еще в детстве потеряв родителей, юная Тисара большую часть жизни провела в Содружестве. Но теперь пришло время возвращаться.

– Слушайте, Стюарт, давайте короче – при чем тут резкая необходимость в наемниках? Ее хотят грохнуть? Разве у вас не должно быть целой кучи охранников?

– Три дня назад от шпиона пришло сообщение о гибели командира гвардии. Он единственный, кому можно было безбоязненно доверить жизнь молодой баронессы. Но внезапная гибель и какие-то перестановки в гвардии… В общем, теперь власть в баронстве находится в руках дяди баронессы.

– Думаете, вашу девчонку хочет прикончить дядюшка из-за наследства? – снова оборвал я собеседника. Услышанное настолько банально, что хочется даже рассмеяться.

Все-таки рассуждения о человеческой природе оказались весьма верными. Большая часть из нас те еще фрукты. Мало денег, мало власти, еще… еще… еще… Ненасытные животные.

Можно спорить на что угодно, что этот «дядюшка-опекун» точно не голодал и не жил на улице, но ему этого казалось мало. Захотелось больше.

– Да, скорее всего. Есть такое крупное объединение под названием «Консорциум Т. А.О». Недавно они заявили о намерении развернуть в нашей системе крупный транзитный узел для гиперврат.

– Так в чем проблема? Пусть баронесса соглашается и дает торгашам строить узел, уверен, на этом неплохо можно срубить денег, – я говорю нарочито грубо, с удовольствием глядя, как каждый раз дергается в гримасе неприятия лицо дворянина. Наверняка надутый индюк не привык к такому общению. Ничего, пусть терпит обычную речь, мы люди простые, к куртуазным оборотам непривычные.

– Они в целом согласны, но похоже, бывший опекун хочет единолично получить деньги от сделки. До недавнего времени небольшое баронство не стоило много. В отличие от нынешней ситуации.

– А наняли вы меня и тех других здесь, потому что узнали обо всем только несколько дней назад? Раньше просчитать такую ситуацию не могли?

– Я думал, командир гвардии гра Шоу со своими людьми является достаточной гарантией безопасности юной баронессы. Он всю жизнь был предан ее отцу и перенес эту преданность на нее. Но похоже, он за это поплатился жизнью.

– А сейчас думаете, что кучка плохо обученных парней из Содружества поможет отстоять право на трон?

– Там нет трона, – машинально заметил Ламонт, одновременно поправляя длинную цепь из какого-то яркого металла, сбившуюся при ходьбе вбок. – А людей в баронской страже, называемой всеми гвардией, не так много, как может показаться. Пять десятков человек под командованием решительного лидера без проблем справятся с ними. Владение на самом деле не слишком большое. До последнего момента им мало кто интересовался. Придумать что-то еще я за такой короткий срок попросту не смог. Если через десять дней баронесса не подтвердит права на Скале Власти, она лишится титула и всех прав на домен. Пришлось торопиться.

Следующий поворот вывел на небольшую обзорную площадку с видом на ближайшие пристыкованные корабли. От пола до потолка стеклянная стена, усиленная силовым полем, позволяла взглянуть наружу без всяких помех и препятствий. Сейчас отсюда виден только один межсистемник, освещенный с одного бока местным солнцем.

– Родовой корабль семьи Канваль, – с совершенно непонятной интонацией гордости заявляет Стюарт Ламонт, указывая на здоровенный корабль правой рукой. – Впечатляет?

С веселым недоумением смотрю на жутко переделанный старый лайнер имперской постройки и не знаю, что сказать в ответ. С одной стороны, огромная металлическая туша, обвешанная многочисленными дополнительными листами брони и усеянная таким же количеством автоматических лазерных турелей, внушала уважение своей монументальностью и, может даже, мощью. С другой стороны, более уродливого корабля еще в жизни не встречал. На мой взгляд – эстетическая красота звездолета значила довольно много, и коверкать завершенный образ творения, созданного для космических перелетов, являлось каким-то извращением.

Я сейчас не говорю про модернизацию военных или гражданских судов. Такое вполне допустимо и правильно. Но пытаться сделать из последних боевые корабли – значит попросту их изуродовать. Достаточно представить земной океанский лайнер с парой десятков установленных орудийных башен, десятком ракетных пусковых установок и пятеркой контейнеров для торпед. Та еще картина.

– Да, впечатляет, – неопределенно отвечаю я, а потом, развернувшись, интересуюсь: – Вы вроде бы что-то говорили о закупленных базах и наличии на борту оружия со снаряжением. Позволите взглянуть?

– Конечно, следуйте за мной, – доверенный баронессы, обозначив легкий кивок, направляется в сторону коридора перехода.

Еще раз глянув наружу, но теперь уже все внимание уделив слегка притухшим от света местного солнца звездам, через пару мгновений присоединяюсь к своему временному работодателю.

Несмотря ни на что, космос удивительно прекрасен в первозданной красоте.

Родовой корабль семьи Канваль «Звезда Тисары»

– Дорогая, возвращаться в Доминион безумие! Ведь посланник оттуда заявил, что преданных тебе людей убили, и тебя ждет там только смерть. Твой дядя обезумел и обязательно захочет избавиться от твоих притязаний на власть вместе с тобой, – молодой человек с длинными волосами, уложенными по последней имперской моде в замысловатую прическу, сидел на бежевом пуфике и уже целый час пытался убедить возлюбленную вернуться в Империю.

– Если не вернусь, то кроме титула потеряю доходы баронства, регулярно поступающие на мой счет. Деньги вроде и не слишком большие, но без них мне совсем не на что жить, – в отличие от юноши, имеющего несколько изнеженный вид ленивого столичного повесы, его собеседница выглядела несколько по-иному.

Дело не в зеленом платье с длинным разрезом в районе бедер, глубоким декольте, драгоценностях или не менее сложной прическе, забирающей волосы вверх. Внешний вид жгучей брюнетки с ярко-зелеными глазами стопроцентно отвечал всем тенденциям имперской моды, и ни один кутюрье не смог бы придраться к нему.

Нет, все дело в глазах молодой наследницы владения сектора Доминион. В них четко видна воля к достижению поставленной цели, несмотря ни на что. Гордость вольных баронов Великой пустоты, текущая в крови, требовала забрать то, что принадлежало ей по праву.

В собеседнике, типичном представителе золотой молодежи Бетельгейзе, такого стержня воли видно не было.

– Мои родители обеспечат нас на всю жизнь. С деньгами не будет проблем.

– Слушай, Гарри, если не хочешь, ты можешь не лететь, я тебе уже миллион раз об этом говорила, – устав слушать про одно и то же, Тисара направилась к выходу из каюты: – Я прогуляюсь, не нужно меня сопровождать.

Коридоры старого корабля, помнящие еще дедушку баронессы, как ни странно, сохранились в довольно приличном виде. Внешний несуразный вид с лихвой компенсировался внутренней отделкой. Мягкие тона стен и потолка, покрытие пола, без единой выщербинки, отлично работающие механизмы, начиная от ламп освещения и заканчивая бортовым реактором – обеспечивали довольно комфортабельный полет на «Звезде Тисары».

В детстве, узнав про название родового корабля, маленькая Тисара очень обрадовалась, подумав, что тот назвали в ее честь. Но оказалось, так же звали и ее прабабку, чей муж и купил тогда большой межсистемник и дал ему имя своей жены.

За сотни лет на борту проводилось множество изменений и модернизаций, но название всегда оставалось старым.

Стюарт Ламонт неплохо следил за ним за время ее отсутствия. По внутреннему ощущению, здесь ничего не изменилось с последнего посещения.

Только подумав об управляющем баронского хозяйства, Тисара почти в тот же момент столкнулась с ним в одном из коридорных перекрестков огромного по площади корабля.

4
{"b":"545191","o":1}