ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меркьюри и я. Богемская рапсодия, любовь и котики
Продам кота
Правило четырех секунд. Остановись. Подумай. Сделай
Белые зубы
В моей голове
Друзья. Больше, чем просто сериал. История создания самого популярного ситкома в истории
Слон
Бусидо. Кодекс чести самурая
Отрок. Ближний круг: Ближний круг. Стезя и место. Богам – божье, людям – людское
Содержание  
A
A

--Ты видела, как я к тебе отношусь,-- в обвинительном тоне заговорил Сергей.-- Ты всё прекрасно понимала и знала, что мне нужно. Чёрт, Лавра, ведь я же ухаживал за тобой!

--Я не давала тебе повода для этих чувств...

Он отвернулся, словно обиженный мальчик. Сейчас Серёжа был собой, таким, каким Лавра его знала в студенческие времена. Злость на самого себя так и переполняла его, и от этого Гербер стало хорошо. Сознание сделалось ясным, голова чистой, а в теле появилась лёгкость. Нужно было совсем чуть-чуть, чтобы испытать истинное наслаждение, но Лавра не стала усердствовать с чувствами влюблённого сокурсника. Его, действительно, можно было пожалеть, и она властно развернула парня к себе. Он не успел ничего понять, как она поцеловала его прямо в губы.

Сергей недоумённо уставился на неё, словно не веря в происходящее, и тут же сам принялся её целовать, обхватив девушку за плечи. Они бы простояли так ещё какое-то время, если бы не внезапный голос Ливадии.

--Валра, нам пора!-- сказала наставница, появившись у входа на балкон.

Она сделала вид, будто не заметила того, чем они здесь занимались, но молодым людям всё равно стало неудобно.

--Мы ведь ещё увидимся?-- с надеждой в голосе спросил Серёжа.

--Я не знаю,-- прошептала Лавра, снова наслаждаясь его разочарованием от того, что им помешали.

--Я найду тебя,-- сказал он, но Ливадия уже вела подопечную в зал, в котором всё ещё играла музыка.

--Лучше ничего не спрашивай,-- сразу же заявила Лавра на вопросительный взгляд наставницы и заметила, что Надя уже разыскивает своего супруга.

Ах, Наденька, если б ты знала, что у него сейчас на уме. От таких коварных мыслей на душе стало ещё лучше. Теперь Лавра чувствовала себя по-настоящему отдохнувшей. Всего какая-то доля страсти вкупе с человеческой злостью, и она в прекрасной форме.

--Ты не забыла, что мы собирались обследовать местную акваторию?-- напомнила Ливадия.-- И потом, тебя могли заметить, получился бы скандал.

--Скандала я и добивалась,-- призналась Гербер в своих грешных планах.-- Но, как видишь, всё прошло спокойно. И, кстати, мне уже не нужно лезть в воду, я в прекрасно себя чувствую.

--Зато я - нет,-- парировала Дольч, оставив на стойке бара несколько денежных купюр за ужин, и недовольно подтолкнула подопечную к выходу.-- Бегом, мы и так припозднились.

Глава 4

Площадь рогатых

Следующий день выдался таким же пасмурным, как и предыдущий, с тем лишь исключением, что сегодня не было дождя. Видимо, такая погода считалась в Греции нормальной для середины февраля, поскольку в отеле никто не возмущался холодом. А ведь вместо него туристические фирмы обещали жаркое солнце. Значит, Лавра была единственной, кто поддался иллюзиям окунуться в задорное лето. Впрочем, и без него она чувствовала себя как никогда лучше. Апатия, которая сопровождала её почти каждый день, сегодня куда-то пропала, поэтому на работу девушка собиралась в приподнятом настроении. И тому имелось несколько причин.

Во-первых, Эгейское море оказало самое благоприятное воздействие на двух русалок, которым довелось поплавать ночью по заливу Термаикос. Лавра сразу же ощутила всю мощь местных вод, едва очутилась на глубине. Ливадия тоже была поражена этой энергетикой. Так что под утро, когда пришла пора возвращаться в отель, обе нимфы чувствовали себя бодрыми и хорошо отдохнувшими.

Во-вторых, сегодня намечалась весьма разнообразная программа пребывания в Салониках. Сначала предстояло появиться в городском музее и получить распоряжение от руководства. Затем Лавра собиралась на прогулку по местным достопримечательностям, обещанную Янусом.

А в-третьих, где-то поблизости находился Сергей. Последнее и радовало её душу больше всего. Возможность поиграть на его чувствах и на нервах его жены - это ни с чем не сравнимое удовольствие. От этого русалку не остановил бы даже тот факт, что у них есть ребёнок.

--По-моему, ты затеяла какую-то интрижку,-- догадалась Ливадия, помогая подопечной собраться на работу.

--Почему ты так думаешь?-- наигранно удивилась Лавра, примеряя жемчужное ожерелье, подаренное наставницей на последний день рождения.

--Ну, твои глаза тебя выдают,-- с улыбкой сообщила женщина, расчёсывая синие космы девушки.-- Это связано с тем молодым человеком, с которым ты вчера целовалась в ресторане?

--Возможно. А что, я поступаю неправильно? Ты же сама всегда говорила, что сдерживать собственные чувства нельзя.

--Да я, собственно, ни в чём тебя не упрекаю. Но, Валра, ты забываешь, что вокруг люди. Кажется, у этого твоего поклонника есть жена.

--И ребёнок,-- добавила Лавра с коварной ухмылкой.-- Не беспокойся, я не собираюсь красть его у семьи. Однако он мой давний знакомый и влюблён в меня. Не могу же я вот так взять и отшить его.

--А, тогда всё понятно,-- засмеялась Дольч и обдала подопечную порцией дорогих духов.-- Всё, теперь ты прелестна. Уверена, в твоём музее все будут от тебя в полном восторге, особенно мужчины.

Предположения наставницы оправдались. Едва Лавра переступила порог Музея Современного Искусства, в котором намечалась экспозиция из Петербурга, все взгляды тут же устремились на неё, хотя мужчин здесь было совсем немного. Девушка прошлась по главному коридору, выискивая кабинет Павла Борисовича. Он наверняка желал видеть её больше всех на свете... Кроме, разве что, ангрилотов. Те, скорее всего, гадали и кусали локти от неведения, куда же скрылась находчивая русалка. Впрочем, они не проявляли себя уже три с лишним месяца, хотя у них и имелись шансы поймать Лавру. Марк Франкович считал, что они затаились не спроста. Он говорил ей перед отъездом, что ангрилоты всегда так поступают, когда замышляют очередную крупную операцию. А то, что Лавра станет их основной мишенью, он ничуть не сомневался. Но сейчас думать о таких вещах Гербер не хотелось. Она в Греции и ей здесь хорошо!

Секретарь в приёмной Павла Борисовича сказала, что он на собрании в главном зале. Там как раз всё готовилось к открытию выставки. Поэтому основная забота делегации из Музея истории религии заключалась проконтролировать этот процесс. Функция Лавры и вовсе была небольшой. В дни выставки она должна проводить экскурсии. То же самое входило в обязанности Ольги, которой здесь, кстати, не наблюдалось. В зале присутствовали только пожилые работники, в основном хранители и эксперты по историческим ценностям.

Павел Борисович как раз проводил инструктаж и раздавал поручения. Увидев Лавру, он на мгновение замолк, но быстро совладал с собой и продолжил речь.

--Так, всем всё понятно?-- спросил он под конец собрания.-- В случае каких-то проблем сразу же обращайтесь к нашим греческим коллегам, они добродушно согласились помочь нам практически во всём.

--А какой будет график работы?-- спросила женщина с неестественно густыми седыми волосами, которые, скорее всего, были париком.

--Пока работаем по факту, но знайте, что после открытия экспозиции работа в основном будет по вечерам. Да, кстати, никаких проблем с проживанием ни у кого нет?

Служители музея помотали головами. Они были довольны всем, хотя их гостиница и оставляла желать лучшего в плане комфорта.

--Я не вижу здесь Ольгу Клёмину,-- вдруг сказал господин Гринг и взглянул на Лавру.-- Она не с тобой?

--Олечка не возвращалась в свой номер с самого вечера,-- сообщила другая пожилая дама в больших очках.-- Кажется, вчера она ушла к кому-то в гости.

15
{"b":"545204","o":1}