ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Беглянка вообще боялась двигаться. Однозначно, она вывихнула оба плеча, а с такой травмой справиться самой очень трудно. Оставалось надеяться, что её крик кто-нибудь услышал, пусть даже подчинённые Клетиса. Висеть здесь всю ночь с невыносимой болью было подобно смерти.

Не прошло и минуты, как надежды Лавры оправдались. Окно, под которым она застряла, кто-то осторожно открыл. Видимо, человек ещё не понял, что произошло, ведь увидеть Гербер можно было далеко не сразу. Лишь когда она подала голос, над ней возникло испуганное лицо. Кажется, это была девушка, причём с раскосыми глазами. Она недоумённо уставилась на висящую беглянку. Впрочем, окажись Лавра на её месте, она бы тоже не сразу сообразила, что делать. Незнакомке на это потребовалась целая минута.

Когда девушка потянула за позолоченную цепь, боль вернулась к Лавре с ещё большей силой. Она кричала, хотя спасительница и говорила какие-то предостережения то ли на китайском, то ли на японском языке. Цепь оказалась довольно длинной, но основную проблему вызвала вовсе не она. Когда руки Лавры коснулись оконной рамы, японка взялась за них и принялась затаскивать в комнату. Тут крик сменился рёвом.

Боль затмила собой все другие ощущения, так что Гербер не заметила, как снова очутилась внутри замка. Теперь её рот сжимала влажная ладонь незнакомки. Та с опаской смотрела на дверь. Она сидела возле Лавры на полу и пыталась совладать с нервной дрожью. Когда прошло несколько минут, японка наконец успокоилась и подложила беглянке под спину мягкую подушку.

--Ты понимаешь по-английски?-- спросила она с сильным восточным акцентом, и Лавра сквозь приступ боли сумела кивнуть.

--Хорошо,-- обрадовалась девушка.-- Моё имя Кадома.

--А моё Лавра.

--Ты новенькая, так? Тебя поселили в комнату надо мной, я слышала. Не знаю, как ты оказалась под моим окном, но у тебя сильно повреждены руки. Если не вызвать доктора, то станет хуже.

--Нельзя,-- прошептала Лавра, но не из целей безопасности - голос она сорвала от крика.

--Я и без тебя знаю, что нельзя. Но тебя точно слышали, ты орала на весь остров. Моли бога, чтобы они не догадались, что это была ты.

--Спасибо,-- прохрипела Гербер.-- Если бы не ты, я умерла бы от боли.

--С вами, новенькими, всегда одни проблемы.-- Японка поднялась и отошла к чёрному шкафу.-- Вы ещё не знаете правила, не знаете, что бывает за попытку к бегству.

--А что бывает?

Кадома обернулась на неё. Глаза её горели злостью.

--У Григора дикие нравы,-- недовольно заговорила она сквозь зубы.-- За оплошность одной рабыни он наказывает другую. Если кто-нибудь из слуг узнает, что ты хотела убежать, то вполне могут покарать меня.

--Я, действительно, не знала об этом,-- ответила Лавра, виновато опустив взгляд.-- Я думала, у меня получится, но...

--О чём ты вообще могла думать!-- рявкнула девушка.-- Я спасла тебя вовсе не потому, что такая добрая. Просто если бы ты расшиблась в лепёшку, меня или кого-нибудь из других женщин всё равно наказали бы.

--Я очень благодарна тебе...

Японка поковырялась в шкафу и достала оттуда тёмную пузатую бутылку.

--Вот, пей,-- она поднесла к её губам горлышко, и Лавра почувствовала запах спиртного.-- Это ром, он ослабит боль, чтобы ты не кричала.

--Но я уже не кричу,-- возразила Гербер.

--Ты закричишь, когда полезешь обратно в свою комнату,-- заявила Кадома.

--Что?-- не поняла Лавра.-- Я не полезу обратно, у меня не получится!

--Полезешь, если боишься змей!-- повысила голос Кадома и подскочила к другому шкафу.

Через пару секунд оттуда донеслось неприятное шипение, и в руке японки возникла тёмная рептилия.

--Что ты делаешь?!

--Просто не хочу, чтобы меня прикончили из-за такой дуры, как ты!..-- грозно ответила девушка.-- Давай, лезь на свою верёвку!

--Я не стану этого делать!

--Я сказала - лезь!

Неизвестно, чем закончилась бы их перебранка, если бы дверь комнаты резко не распахнулась. Кадома отступила вместе со своей змеёй и испуганно уставилась на мужчин в камуфляжной форме. Она что-то затараторила на греческом языке, указывая на растерянную Лавру. Но те не хотели ничего слушать. Они были в бешенстве. Беглянку быстро подняли с пола и, не обращая внимания на её стоны, вывели в коридор. Впрочем, Лавра была этому только рада. Уж лучше оказаться в руках бандитов, чем в обществе полоумной японки.

Плечи до сих пор сильно болели, и Лавра поняла, что просто так они не заживут. Но её сейчас интересовало вовсе не это. Охранники повели пойманную беглянку куда-то вниз. Их было трое, и у всех имелось оружие: у двоих пистолеты, а у третьего боевой автомат. Казалось, что на острове таинственного Григориана охраняли не сексапильных девушек и парней, а кого-то сильного и опасного. Впрочем, Лавра именно к такой категории себя и относила.

--Как некрасиво с Вашей стороны,-- сказал низкий мужской голос, когда девушку привели в небольшой зал, в котором горело несколько зелёных ламп.

Лавра увидела невысокого мужчину в сером спортивном костюме. Он стоял возле барной стойки и наливал себе что-то в пузатый стакан. Выглядел он неприятно: жиденькие седые волосы, опухшее лицо, покрытое мелкими морщинками, маленькие свинячьи глазки, большой нос и рот, волосатые руки, выпирающий пивной живот, кривые ноги - в общем, по сравнению с Янусом или тем же самым Паулем, этот тип казался страшилищем. Он разговаривал на английском, но с сильным акцентом, поэтому Лавра не сразу понимала, что он имеет в виду.

--Я велел поселить тебя в одной из лучших комнат этого замка, дал еду, одежду,-- продолжал незнакомец, взяв наполненный стакан.-- Тебя не тронули мои ребята. И ты побрезговала моим гостеприимством?

--Я не считаю себя гостьей,-- парировала Гербер, указывая на скованные цепью руки. Хотя сейчас она была благодарна за то, что Пауль не освободил её запястья от них, ведь они буквально спасли ей жизнь.

--Знаешь, у нас в Греции можно по-разному расправиться с людьми: одних просто убивают, у других отбирают жизненно важные органы, третьих пытают, за кого-то просят выкуп. Мы же обращаемся с тобой как с гостьей. Что тебе не нравится? Может, мне стоит поместить тебя в комнату боли?

--Тебе лучше отпустить меня и моих друзей,-- предложила Лавра другой вариант и усмехнулась, хотя сейчас ей больше хотелось плакать от боли и обиды.

--Нет, лучше я покалечу кого-нибудь из этих твоих друзей,-- ухмыльнулся в ответ мужчина, приблизившись к ней. Лавра убедилась, какой у него небольшой рост, и это позабавило её, несмотря на его угрозы.-- Знаешь, я люблю, когда человеку на ногах перерезают сухожилия. Он после этого начинает смешно ходить, прямо как насекомое. Ты не видела?

--Ты можешь не угрожать мне, я не боюсь.

--Многие так говорят, думают, я блефую,-- улыбнулся незнакомец.-- Но ты ещё не знаешь, кто такой - Григориан Клетис!

--Значит, это ты организовал моё похищение,-- заключила Лавра.

--Я так же могу организовать для тебя что-нибудь похуже.-- Он глотнул жидкость из своего стакана и поморщился.-- Один мой знакомый из Трикалы любит бросать непокорных рабов в аквариум с акулами. Говорит, замечательное зрелище. Я на днях тоже установил здоровенный аквариум, это нужно для съёмок. Но я могу пожертвовать им ради твоих друзей. Думаю, Максим обрадуется, когда я сообщу ему, что есть возможность снять кровавую оргию двух тигровых акул. Кем ты готова пожертвовать: своей тётей или подружкой-археологом?

Теперь Лавре было уже не так весело. Григориан хоть и выглядел убого, но он производил впечатление человека, который не бросает слов на ветер. Если бы он угрожал непосредственно ей, Лавра бы и бровью не повела. Но сейчас на кону стояла жизнь знакомых ей людей.

--Вижу, что ты теперь понимаешь, с кем имеешь дело,-- сказал Клетис, уставившись на неё противными маленькими глазками.-- Меня лучше не злить понапрасну, потому что я очень несдержанный и могу сначала что-нибудь сделать, а только потом подумать об этом.

27
{"b":"545204","o":1}