ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

?Антон...? дрожащим голосом повторила Гербер, боясь теперь к нему прикоснуться.

Ливадия и Янус стояли рядом и наблюдали за ней. Их ничуть не беспокоила чудовищная обстановка. Значит, именно они занимались всеми этими гнусностями.

?Что ты с ним сделала?!? закричала Лавра, готовая наброситься на голую наставницу.

?То, что обычно делают с палачами,? с ехидной улыбкой ответила Ливадия.? Разве ты не знала, что твой милый друг работает на ангрилотов?

Лавра вновь обернулась к Антону, по лицу которого текли слёзы. Белки его глаз покрылись вздувшимися капиллярами. Ему срочно требовалась медицинская помощь.

?Даже если знала, он мой человек!? истерично завизжала девушка и хотела спуститься с постамента, но ноги её не послушались.

Ступни каким-то образом очутились внутри ступенек, а сверху им помешали каменные ободки. Она угодила в ловушку.

?Так лучше, поверь,? промолвила Дольч, обходя её и Антона.

Янус ничуть не удивился происходящему. Это была их совместная интрига.

?Из этого храма, моя дорогая, ты теперь выберешься совсем не скоро,? сказала Ливадия неузнаваемым страшным голосом.? Я вынуждена так поступить, поскольку обстоятельства сильно изменились.

?Какие обстоятельства?? разгневалась Лавра.? Что всё это означает? Что ты делаешь?!

?Я пытаюсь спасти твоего ребёнка,? произнесла женщина, направившись к небольшому столику за спиной Медведева.

?Какого ребёнка?.. Ты спятила!

?Вовсе нет.? Ливадия вернулась со шприцем, наполненным каким-то веществом.? Ты беременна, Валра, беременна от Вольса.

?Что?? поморщилась Гербер.? Что за чушь ты несёшь!

?Это не чушь, это правда,? заверила наставница, и змеи на её голове вновь жадно зашипели.? От связи с Вольсом ты получила великий подарок - ребёнка в своём чреве. Это самое желанное дитя в нашем мире, Валра. Оно призвано стать королём среди подводных обитателей и расправиться с нашими смертельными врагами - людьми и бесами.

Лавра не могла ничего говорить. Она не верила происходящему. Ей казалось, что перед ней мираж, сон, что угодно, но только не реальность.

?Русалки не могут иметь детей,? продолжила Ливадия.? Это не заложено их демонической природой. А если какая-нибудь русалка и беременеет, то потомство её нежизнеспособно. История знает мало примеров, когда нашему племени удавалось получить полноценного наследника. Ты - один из таких примеров.

?Ты лжёшь!? закричала Лавра, но из глаз почему-то сами собой вырвались слёзы.? Ты лжёшь, лжёшь! Я не верю тебе!!!

?Это не поможет, милая,? мягким голосом обратилась к ней наставница и тронула за руку.

?Ты сошла с ума, ты всё выдумываешь!? не унималась девушка, выдернув ладонь из руки Дольч.

?Если бы это было так, ангрилоты не охотились бы на тебя с таким упорством. Ты не думала, что заставляет их так усердно бороться с тобой? Только с тобой, а? Ведь на свете существует столько существ, подобных тебе, но ангрилоты избрали своей жертвой именно тебя. Именно тебя они столкнули осенью с люциферитом, чтобы он расправился с тобой, чтобы лишил тебя твоего ребёночка. Именно на тебя они устроили такие гонения, а не на кого бы то ни было другого. За мной, как ты заметила, никто из них особо не охотится.

Лавра молча плакала, слушая её бред. Ноги под холодной каменной плитой начинала сводить судорога, и девушка невольно села возле постамента Антона.

?Я ничуть не обманываю тебя,? говорила Ливадия дальше.? Ты мать будущего морского императора, который повергнет всех в ужас своим могуществом. Ребёнок Вольса обязательно появится на этот свет. И я обещала Марку, что это произойдёт без каких-либо эксцессов. Ни ангрилоты, ни другая нечисть, ни тем более ты не смогут помешать этому.

Она вдруг нагнулась к Лавре и всадила в плечо толстую иглу, быстро вводя что-то под кожу.

?Не трогай меня!? отмахнулась девушка, но было поздно - инъекция была сделана.

?Это всего лишь успокоительное,? пояснила Дольч,? чтобы ты не сопротивлялась.

?Чему?? задрожала Гербер, чувствуя, как тепло разносится по её телу, а левая рука мигом сделалась тяжёлой, словно камень.

?Марк и я поначалу думали, что ты сможешь самостоятельно выходить ребёночка. Я даже собиралась рассказать тебе о беременности. Но, хорошенько взвесив все твои качества, мы пришли к выводу, что ты опасна для самой себя. Дитя в твоём чреве придаёт тебе много силы, которой оно обладает. И эта сила возрастает по мере формирования плода. Сейчас ты на восьмом месяце. Как правило, это промежуточный срок, после которого зародыш начинает быстро расти. Через три-четыре месяца он должен родиться, и я поклялась, что это обязательно случится.

Она отдала использованный шприц Янусу, и тот ушёл куда-то в конец зала. Лавра заметила там большой стол, на котором при свечах поблёскивали различные инструменты и лежали каменные осколки.

?Я всегда была на твоей стороне, Валра,? сказала Ливадия, присев перед ней, и погладила её по волосам.? Я понимала тебя как никто другой. И хотя мне ни разу не довелось заиметь детей в этой жизни, я знала, как тебе тяжело и одиноко, как ребёнок наделяет тебя своим злом вдобавок к тому злу, которое отдавала тебе вода. Мы уже беседовали с тобой на эту тему, и я объясняла, что этому злу нужно найти применение, своеобразный выход, чтобы не сойти с ума и не умереть. Поэтому тебе требовались жертвы: боль, несчастья, страдания, ненависть. Всё это позволяло тебе контролировать себя и оставаться в человеческом теле. Твой ребёнок нуждается во зле, от этого он получает живительную энергию и готовится к приходу в наш мир.

У Лавры кружилась голова. Препарат, которым Ливадия кольнула её, уже разлился по всему телу и сильно ослабил организм. Лавра не могла пошевелить руками, а вскоре упёрлась затылком в каменные ноги Антона.

?А поскольку зла нужно много, я затеяла эту поездку в Грецию,? улыбнулась наставница, проведя холодной ладонью по её лицу.? Наш плен, пребывание на этом острове и все разыгравшиеся здесь страсти - всё это было специально для тебя. Тебе и твоему ребёнку нужно было зло, и ты получила его в полном объёме. Страдания и смерть других, грубости, жестокость, кровь - ты видела всё это в замке моего брата. Он старался как мог, чтобы удовлетворить твои потребности. Мне тоже пришлось разыграть из себя жертву, чтобы ты не заподозрила подвоха. Я знала, как ты привязалась ко мне за последние месяцы. Это было неплохим способом воздействовать на тебя и питать новым злом твоего ребёнка. Знаешь, мы продумали всё до мелочей. Даже змею на твои первые съёмки подбросили по моей указке.

?Ты... подстроила это...? прошептала Лавра, потеряв голос. Двигаться она теперь не могла, беспомощно сидя с зажатыми ногами и дожидаясь своей участи.

?Да,? кивнула женщина, поправляя извивающихся на голове змей.? И всё это ради тебя, понимаешь?

Янус вернулся, держа в руках молоток. Что он собирался с ним делать, пока было непонятно. Да и Лавра не обращала на него внимания. Её интересовал рассказ предательницы Ливадии.

?Но скоро стало ясно, что ты замышляешь что-то нехорошее. Беременность из малозаметных симптомов вот-вот должна перейти в очень болезненную фазу, и ты обо всём догадаешься. Сегодня ты устроила переполох в замке. Григор больше не может контролировать тебя. К тому же ангрилоты снова подослали агента расправиться с тобой.

Ливадия указала на Антона, и лицо её стало озлобленным.

?Я сразу раскусила их коварный план и опередила удар.

?Ты... ты издевалась не только... над ним,? прошипела Гербер и посмотрела на статуи возле стен.

Женщина тоже оглянулась на них, и злорадная улыбка вновь разрезала её разукрашенное лицо.

?О, это мой способ избавляться от лишнего зла,? указала она на застывших парней.? Помнишь, я когда-то обещала поведать тебе об этом?

?Ты... жестокая...

?Валра, я такая же, как и ты. Мы с тобой русалки, нам это необходимо. Без этого мы не сможем прожить. Согласна, мой способ выплеснуть зло несколько оригинален. Я с детства увлекалась скульптурой, ещё до перерождения. Мама и папа покупали мне собачек и кошечек, которых я училась превращать в статуэтки. Я хотела стать похожей на горгону, чтобы одним взглядом обращать всё вокруг в камень. Но, увы, вместо горгоны я стала русалкой.

84
{"b":"545204","o":1}