ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черт возьми, их двое
Профессор для Белоснежки
Вторая жизнь Уве
Удачный день
Думай медленно… Решай быстро
Homo Deus. Краткая история будущего
Хризалида
Тайна виллы «Лунный камень»
Жизнь, похожая на сказку

сначала она увидит, как само загорается пламя в Камине, а Старинные Часы

говорят ему, насколько он опоздал, а потом выбежит за ворота и больше никогда

с ним не заговорит.

Но что-то более темное в нем беспокоилось, что она не испугается. Что, может, Дэлайла Блу была так же смела, какой выглядела, и не убежит. И это

пугало его куда сильнее всего остального, потому что Гэвин был уверен: как

только Дэлайла войдет в дверь, он не захочет ее отпускать.

***

Гэвин шел в школу длинным путем, все еще не решив, что сказать, когда

Дэлайла снова попросится пойти к нему домой. Он в раздумьях шагал по

талому снегу. А она ведь так и сделает, он не сомневался. Не знал только, успеет

ли хоть что-то сказать перед этим.

Она ждала у входа, у ее ног лежала сумка. Гэвин заметил ее еще до того как

она увидела его, и его взгляд скользнул от ее заплетенных волос к ногам, выглядывавшим из-под яркой юбки в складку.

Гэвин знал о девушках не так уж много, но ему хватало этих знаний. Он

понимал, что многие из них носят такие вещи, думая, что этим сводят с ума

парней. Но не нужно быть гением, чтобы знать: надевая форму, которую она

сама считала скучной, Дэлайла и не догадывалась, что делает с ним или даже с

любым другим парнем. Она не задумывалась об одежде. Но невинного вида ее

ног ниже колен, обтянутых плотными колготками и обутых в ботинки, было

достаточно, чтобы он начал думать о тех частях ее тела, которые не мог видеть.

Она заметила его, когда он переходил через дорогу. Глаза Дэлайлы

округлились, лицо озарила улыбка, и узел в его животе стянулся еще сильнее.

– Привет, Дэлайла, – пытаясь убрать хрипотцу из голоса, произнес он.

– Привет, Гэвин, – отозвалась она, серо-зелеными глазами вглядываясь в его

лицо. – Закончил доклад про По?

– Да. А ты?

Дэлайла развернулась и зашагала к школе.

– Да, но это заняло целую вечность.

– Почему? Вы ведь, наверное, проходили По в Святом Бенедикте.

Они поднялись по ступенькам, и Гэвин придержал для нее дверь, вдыхая ее

яблочный аромат, когда она входила.

– Все равно пришлось прилично покопаться.

Он посмотрел на нее, гадая, откуда взялась ее загадочная улыбка.

– Уверен, ты просто упустила какие-то мелкие детали.

– Или на уроке английского есть на кого отвлечься, – заметила она.

Гэвин обдумал ее слова, отмечая для себя ее хитрый вид.

– Ну, мистер Харрингтон вполне привлекательный, – ухмыльнувшись,

ответил он.

– Мы могли бы отвлечься у тебя дома, – прошептала она. – Уверена, ты

прекрасный учитель.

Гэвин сглотнул и отвел взгляд, но как только он смутился, Дэлайла

рассмеялась и взяла его за руку. Она задрала его рукав и уставилась на слова, которые он написал чернилами этим утром:

«Она лишит тебя дара речи и заставит выть на луну».

– Что это?

Он опустил рукав и взглянул ей за спину, где несколько учеников с

интересом наблюдали за их разговором.

– Это из любимой песни.

Они остановились у шкафчика Дэлайлы.

– Ты точно это хочешь? – наконец спросил он. – Дом воспринять сложно, –

он огляделся и снова посмотрел на нее. – Впрочем, быть со мной тоже сложно.

Ее глаза вспыхнули, и, встав на цыпочки, она губами почти коснулась его

уха. В коридоре было полно народу, но им обоим было на них наплевать.

– Уверена.

Глава девятая

Она

Гэвин открыл тяжелую дверь, вошел внутрь и посмотрел по сторонам,

словно проверяя, все ли на месте. С улыбкой он поманил ее, кивнув и давая

понять, что все в порядке.

Всю дорогу к дому Дэлайла была в предвкушении увидеть тайный мир

Гэвина. Но на крыльце вдруг испугалась, что ее схватят за руки подлокотники

кресла или поставит подножку стол. Было ли все внутри… сумасшедшим? Она

представила, как бешено будет тогда биться ее сердце, словно она была

ребенком и разглядывала иллюстрации «Джуманджи»: растущие на потолках

лозы, носороги, бегающие по дому, и нападающие сверху огромные пчелы.

– Заходи, – прошептал он, подбадривающе улыбаясь.

Она неуверенно заглянула за спину Гэвина и убедилась, что внутри дом

вполне был похож на нормальный.

Дэлайла прошла по комнатам, касаясь кончиками пальцев каждой

поверхности и убеждаясь, что все это реально и что она сейчас на самом деле ко

всему прикасается. Мебель была старинной и красивой, на полу – был ли то

паркет, плитка или мягкий ковер – не было ни следа пыли. Обои на стенах были

украшены живыми картинами: с морских пейзажей кричали чайки, а от

картины с фруктовым деревом пахло апельсинами, когда она прошла мимо нее.

Но за исключением этих звуков и запахов, в доме было тихо.

Гэвин наблюдал за ней со смесью страха и радости, округлив глаза и

покусывая губу. Он шел позади, изучая ее взглядом, пока она касалась всего

вокруг.

– Тут я обычно читаю, – сказал он, когда она провела рукой по кожаному

дивану в гостиной.

– Я бы сюда не села, – он рассмеялся в ответ, а она посмотрела на тяжелое

кресло во главе стола в столовой. – Здесь ощущается отношение этой комнаты.

Она ожидала какой-то реакции от пространства, какой-нибудь гул или

дрожь, но все оставалось спокойным, кроме картин, о которых она уже забыла.

Остановившись в тихой кухне, Дэлайла начала задумываться, было ли в этом

доме хоть что-нибудь необычное.

– Не сказала бы, что дом… как-то отличается.

Гэвин улыбнулся и, повернувшись, открыл холодильник и достал оттуда

две бутылки сока.

– Ну ладно тогда.

– Думаешь, тебе было бы странно жить где-то еще? Например, во время

учебы в колледже?

Ее фраза была такой невинной, но Дом тут же ожил, содрогнувшись и

устрашающе застонав, от чего Дэлайла закричала и инстинктивно бросилась к

двери.

Дверь была заперта, и она замерла, безумно дергая за ручку, пока Гэвин не

подошел к ней, обхватив своей ее руку и мягко разжав ее пальцы.

– Все хорошо, Дэлайла, – он сжал в ладони ее дрожащий кулачок и прижал

их руки ей к животу. – Все хорошо.

Дом успокоился, комнаты уже не дрожали и не ощущались холодными.

Дэлайла ухом чувствовала дыхание Гэвина и прислонилась к нему, чтобы

успокоиться.

– Я просто не ожидала.

– Прости, – прошептал он, уткнувшись лицом в ее волосы. И хотя казалось, что он говорил с домом, это касалось и ее.

Дэлайла повернулась к нему лицом и выглянула из-за его плеча, скользя

взглядом по лучам света, играющим на поверхности стола, по стенам, что, казалось, дышали и пульсировали, словно до этого все вокруг сдерживало

дыхание.

– Это было лишь представление, – сказал он с улыбкой. – Я много о тебе

рассказывал, вот все и взволнованы. Думаю, мы немного не уверены, как себя

вести.

– Нет, это я виновата, – ответила она, и ее голос оборвался. – Я не хотела

никого обидеть тем вопросом.

Она дрожала, в глазах метался страх, когда Гэвин прижал ее к груди, обхватив руками. Она уткнулась лицом в его грудь, слушая спокойное биение

сердца, и на миг ей показалось, что он обнимал ее внутри другого тела, более

крупного и сильного. Мысли будоражили ее, словно невидимые пальцы

касались ее висков.

Сильно зажмурившись, Дэлайла покачала головой и почувствовала, как

закипает злость, преодолевая страх. А через миг это чувство рассеялось.

Гэвин скользнул длинным пальцем по ее спине, и она тут же пришла в себя.

Ее просто напугала дрожь дома. Только и всего.

– Давай выйдем отсюда в сарай, – сказал он, и Дэлайла почувствовала, как

его губы касаются ее волос, пока он говорит. Ей стало интересно, какие истории

расскажут его губы, касаясь ее кожи, и где именно он ими прижмется.

– Ты боишься? – очень тихо спросил он.

12
{"b":"545215","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слон
Вечный. Выживший с «Ермака»
Черная ведьма в Академии драконов
Миллион мелких осколков
Земля
Becoming. Моя история
Удивительные истории о любви (сборник)
День, когда я начала жить
Русская канарейка. Желтухин