ЛитМир - Электронная Библиотека

Гэвин поморщился, но когда посмотрел на нее, решительно сжал челюсти.

– Тогда уже поздно волноваться. Просто делай то, о чем думаешь.

Судя по словам ответившей на звонок женщины, ключи от сейфов

национального банка Канзаса были плоскими и с гладкими зубьями. Дэлайла

позвонила во второй банк – там даже не было сейфов для клиентов. Но третий

банк, в который она позвонила, Уэллс Фарго, не только был в двух километрах

по шоссе и с ключами, что совпадали с тем, что она держала в руке, но еще они

сказали ей – пришлось надавить – что у них есть сейф на фамилию Тимоти.

– А имени у нас не сохранилось?

– Я… – тоненький голосок на другой стороне прервался вздохом.

– Прошу вас, – настаивала Дэлайла, а потом решила нажать кнопку громкой

связи. – Гэвин, расскажи ему, почему нам нужно знать имя.

Гэвин прочистил горло и посмотрел в глаза Дэлайлы.

– Пожалуйста, не могли бы вы сказать имя счета? Мы думаем, что это

может быть моя мама, а я не видел ее с детства. Я нашел этот ключ и хочу

узнать, мог ли он ей принадлежать.

– Почему бы вам не назвать ее имя мне? А я скажу, правы ли вы.

Гэвин закрыл глаза и тяжело сглотнул.

– Хилари? Кажется.

– Кажется? Вы не знаете точно, как звали вашу маму?

– Можете просто сказать, принадлежит ли он Хилари Тимоти? – прорычал

Гэвин, и Дэлайла увидела бурю в его взгляде. – У меня есть ключ. И школьное

удостоверение с такой же фамилией.

– Можете назвать адрес? – спросил мужчина.

Гэвин отчеканил свой адрес, и после долгой паузы мужчина ответил:

– Да. Он зарегистрирован на Хилари Тимоти. Она открыла счет в ноябре

1999 года, но не обращалась к нему с февраля 2000 года.

– Спасибо, – сказала Дэлайла, машинально отключившись. Она посмотрела

на его лицо. Под его глазами пролегли серо-синие полукруги. Его губы были

краснее, чем обычно, по сравнению с его посеревшей кожей.

– Это было после твоего рождения.

– Знаю.

– Гэвин, мы должны увидеть содержимое. Все, что я слышала о твоей маме, говорит мне, что она не из любителей сейфов, как и не из тех, что «хранят все в

своем волшебном ящичке».

– Знаю, – снова произнес он.

– Там могут быть ответы.

Он закрыл глаза, подошел к скамейке у пианино и сел.

– Знаю, Лайла.

Дэлайла проследовала за ним и села достаточно близко, чтобы он мог

дотянуться до нее, но при этом на некотором расстоянии, чтобы не касаться его.

Если она его коснется, то захочет поцеловать, а если поцелует, захочет

большего. Снаружи стоял день, и хотя свет не проникал в темную

звуконепроницаемую комнату, сюда в любой момент мог войти кто угодно.

– На днях у меня была странная мысль, – сказал Гэвин, проведя длинной

рукой по лицу. – А если мы уберемся отсюда? Если просто сбежим?

– Это странная мысль? Я думала, только такая мысль и возможна.

– Нет, – ответил он. – Я не договорил. Что, если мы убежим и отправимся

куда-то еще? Если мы будем работать изо всех сил, чтобы свести концы с

концами. Если мы вместе с учебой будем работать на трех работах и не спать. И

что, если мы все это сделаем вместе, и между нами все порушится?

Дэлайла слегка отпрянула.

– И риск разрушить отношения заставляет тебя думать, что лучше остаться

в доме навеки?

Гэвин начал покусывать ноготь.

– Нет, – ответил он. – Это не все, что я скажу. Я знаю, что буду хотеть быть

с тобой навеки.

Прищурившись, она вглядывалась в его лицо, пытаясь осознать сказанное

им. Его пугает, что их отношения влекли за собой побег? Дом был одержим, опускаясь до жестокости – одержим чем-то темным и отвратительным – но он

никогда не порвет с Гэвином. И никогда не бросит.

– Ты тоже можешь разлюбить меня, – заметила она.

Его губы тронула улыбка.

– Не могу себе представить, что разлюблю тебя.

– И я тоже, – тихо сказала она. – Но, может, я чего-то недопонимаю. К чему

ты клонишь?

Наклонившись, он накрыл ее руки своими ладонями.

– Лайла, я говорю, что это крайний вариант. Как только заглянем в сейф, велика вероятность, что мы уедем в тот же день. Дом следовал за нами в парк.

Тебе казалось, что он добрался за тобой и к Давалу. Мы думали, что были

умными, переодевали меня каждый день, меняли деньги у Давала, пытались

делать все, чтобы он нас не подслушал, но мы все еще не знаем, как он

действует на самом деле. Знаю, что у нас есть план, но, думаю, мне хотелось

бы, чтобы ты понимала: тебе не стоит делать этого со мной. Дом сотворит что-

нибудь ужасное, если попытаемся уехать, и мы не будем знать, что именно это

будет, пока оно не случится.

– Гэвин…

– Я могу уехать сам, – сказал он, спешно пытаясь закончить мысль. – Ты не

должна больше из-за меня быть в опасности.

Сердцем она все понимала.

– Я не хочу, чтобы ты делал это без меня.

– Могут возникнуть проблемы, – проговорил он, и по его глазам она видела, что он дает ей последний шанс уйти. – Это не то же самое, что просто идти по

улице, не оглядываясь. Мы не знаем, как далеко он последует за нами.

– Думаешь, Дом может причинить нас вред на виду у остальных?

– Не знаю, – уклонился от ответа Гэвин. – А если попытается? А если будет

подыгрывать, а когда я попытаюсь уехать, он ударит по нам? У тебя не было

чувства, что нам стоит ворваться внутрь и… убить его?

Она не могла поверить, что именно он это сказал. Не могла поверить в

слова, что слетали с его чувственных привлекательных губ. Но ее облегчение от

этих слов было таким сильным, что могло распирало грудь. Он был в порядке, он справился с этим.

– Если дойдет до такого, я смогу защитить тебя.

Уголок рта Гэвина дернулся в улыбке.

– Тогда как только накопим деньги и получим дипломы, мы поедем в банк и

откроем сейф, а потом покинем город. А теперь затянем пояса. Будем беречь

каждую монетку, будем притворяться, что ты уедешь в Массачусетс, – что все

по-прежнему.

***

– Ты проводишь меня домой? – она приподнялась на цыпочках и

поцеловала его подбородок. Снаружи капля дождя, висевшая на ветке, упала и

попала ей на голову, ветер подхватил ее волосы и окутал ими их лица. – Я ведь

скоро уезжаю на Восточное побережье. Нам двоим осталось не так много дней

вместе.

– Я… – начал он и покачал головой, не в силах произнести слова вслух. Он

протянул руку и заправил волосы ей за ухо. – Я не могу.

– Прошепчи, – попросила она. – Так тихо, чтобы услышала только я.

Низко склонившись, он прижал губы к ее уху. Слова его прозвучали как

что-то напряженное, как отзвук дрожи где-то в горле.

– Я встречаюсь с Хинклом сегодня, чтобы поговорить о колледже.

Дэлайла отстранилась и подняла взгляд на деревья – недавно выработанный

инстинкт. Но мир вокруг оставался спокойным: земля не раскололась, ветви

дерева не попытались оттащить их друг от друга.

– Правда? – спросила она.

– Да.

Нахмурившись, она спросила:

– Разве не поздно?

– В некоторые – да, но он думает, что мы что-нибудь найдем. У меня очень

хорошие оценки.

– Ты получил мой список? Нашел что-то поблизости?

Он кивнул.

***

Дэлайла была так сосредоточена на собственных фантазиях – как входит в

здание колледжа, увитого плющом, с Гэвином рука об руку, как живет с ним в

маленькой квартирке, и они лежали бы на широкой кровати, ее голова

покоилась на его груди, а его голос гудел бы под ней, пока он говорил часы

напролет – что не услышала звуков огня.

Или не совсем так. Она слышала что-то, но по звуку это напоминало шорох

листьев, хлопки птичьих крыльев, а потом в воздух поднялся дым, словно после

ружейных выстрелов. И тогда Дэлайла, подняв голову, увидела, как над домом

45
{"b":"545215","o":1}