ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебя сейчас отвезут, куда ты скажешь.

— Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю Жерар.

После этого я позвонила Марте и сказала, что в связи с тем, что Жерар уезжает то праздничный ужин отменяется, а так же попросила приготовить машину.

Оставшись одна, я бесцельно слонялась по замку, не зная чем себя занять. Несколько раз включала телевизор, следила за новостями. Ничего нового не узнала. Когда стемнело, вернулась машина, которая отвозила Жерара. Но ничего интересного водитель не рассказал, кроме того, что отвёз Жерара до Парижа.

Так и не дождавшись сегодня больше ни каких новостей, легла спать. Проснувшись на следующее утро, я решила съездить в город развеяться. Многие мечтают попасть в Париж хоть на недельку, побродить по его улицам, посмотреть достопримечательности.

— А я можно сказать теперь почти живу здесь и что бы я, не посетила этот замечательный город, — да не бывать этому, — сказала я сама себе.

Тем более что в этот праздничный день 8 марта я осталась одна, а заняться чем-то всё равно надо. Поэтому, позавтракав, я сказала Марте, что собираюсь выехать в город, попросив приготовить машину без водителя, а сама пошла к себе, что бы приготовиться к выходу в люди. Поднявшись в комнату, я быстренько привела себя в порядок, оделась, и через час с небольшим я уже выехала с территории замка. Настроение было отличное, погода великолепная. Я решила что, добравшись до Парижа, я просто поброжу по городу, потом зайду, куда ни будь пообедать, а к вечеру вернусь обратно.

Однако всё получилось не так, как я задумала. Началось всё с того, что у моей машины спустило колесо. Выйдя из нее, и подойдя к спущенному колесу, я мысленно выругалась, надо же, как не повезло. Посмотрев на себя, как бы со стороны, я подумала да в такой короткой юбке и сапожках на высоченном каблуке только и делать, что менять колёса. Пришлось позвонить к себе в замок. И, объяснив как меня найти просить, что бы приехали и заменили колесо. А я, тем временем закрыв машину, зашла в небольшое бистро расположенное неподалёку, решив, что лучше дожидаться там, чем в поломанной машине. Заняв столик с таким расчетом, что бы мне можно было видеть свою машину я, заказав себе чашку кофе, стала дожидаться, пока ко мне приедут на помощь.

Вот тут-то всё и случилось. Минут через десять около бистро останавливается автобус из него выходит мужчина, одетый в коричневую куртку и направляется в сторону бистро. Я обратила на это внимание, потому что автобус загородил мою машину, и я потеряла её из виду. Оказавшись внутри и оглядевшись по сторонам, он достаёт из-за пазухи пистолет направляет его в сторону бармена стоявшего за стойкой и произносит, почему-то на русском языке, идиотскую как мне показалось фразу, —

-Всё съестное на стол.

В зале стоит полная тишина, все немногочисленные посетители — кроме меня ещё трое человек сидящих за двумя разными столиками, молча смотрят на происходящее, так как будто это их не касается. А зря, он, видя, что его, не слушают, то есть не выполняют его требований, тут же выстрелив в потолок, произнёс, —

-Поесть и выпить, на стол быстро, а не то перестреляю всех. И он навёл свой пистолет на столик, за которым сидели парень и девушка.

Ни кто не ответил. Его просто ни кто не понимал, кроме меня, так как он говорил на русском языке. А я, догадавшись, что это, скорее всего те, про которых вчера передавали по телевизору, испугалась но, видя что, сейчас может произойти непоправимое, не выдержала и сказала, —

-Вас не понимают, вы говорите по-русски.

Он, повернувшись в мою сторону, спросил, —

— А ты кто такая? — При этом он осмотрел меня с ног до головы.

Я молчала. Я не могла и слова произнести от страха, просто испугалась, —

— Чёрт возьми, зачем я вылезла со своими пояснениями, — проговорила я про себя.

— Ну, чего молчишь? Я тебя спрашиваю, — помолчав, добавил, — Если можешь перевести, переводи.

Подумав, что лучше выполнить его требования, я перевела все, что он сказал. Бармен тут же стал вытаскивать на ближайший столик продукты и спиртное. Увидев это, парень в куртке повеселел и добавил, —

— Пусть воды принесёт.

Я попросила принести воды.

— Сколько? — спросил бармен.

— Упаковку простой и упаковку газированной воды. да и пива, пива пусть принесёт.

Я беспрекословно перевела его требования.

Когда стол, на который всё складывалось, целиком был нагружен всевозможной провизией, парень с пистолетом приказал положить всё это в пакеты и отнести в автобус. При этом, показав пистолетом на столик, за которым сидели молодой парень с девушкой, мол, это сделать придется им.

— А ты, — повернувшись ко мне, сказал он, — пойдёшь с нами.

— Зачем?

— Ты будешь нашим переводчиком, у тебя здорово получается.

— Но я не хочу.

— Зато я хочу. И потом ты мне нравишься. Он не двусмысленно улыбнулся.

— Я не пойду.

— Пойдёшь, куда ты денешься, — помолчав, добавил, — а не пойдешь, пристрелю, понятно тебе.

— Понятно, ответила я.

— Тогда бери пакеты и пошли.

Ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Выйдя из бистро, и подойдя к автобусу, он приказал, —

— Вы кладёте всё сюда, — он указал место, куда парень с девушкой должны были положить все, что они принесли, — и вон отсюда, а ты, — он повернулся в мою сторону, — всё это, — показал на кучу пакетов, — заносишь в автобус и едешь вместе с нами. И тут же крикнул, обращаясь видимо к тому, кто находился в автобусе, —

— Толян смотри, кого я привёл, — показав в мою сторону рукой, продолжил, — классная телка, правда? К тому же по-французски шпарит так будто это её родной язык, она будет у нас переводчиком, — закончил он.

Из автобуса выглянул, как я поняла, Толян, посмотрев на меня, он сказал —

— Макс, давай быстрей, а то нам опять на хвост сядут.

Парень, которого назвали Максом, подгоняя меня, схватил несколько пакетов и вместе со мной заскочил в автобус. Тут же дверь закрылась, и автобус тронулся с места.

Макс, указав, куда мне сесть, ушел к своему напарнику, оставив меня наедине с собой, оставшись одна, я, оглядевшись по сторонам, увидела, что в автобусе кроме меня находится ещё примерно человек десять. Все они сидели в задней части автобуса. Меня же посадили впереди, на второе сиденье со стороны водителя, на первом положили продукты, которые мы принесли.

Оставшись одна, я, расстроившись, проклинала себя за то, что поддалась и начала разговор с этим налётчиком.

— Не заговори я с ним, и меня сейчас здесь, не было бы, — твердила я себе.

Потом, все-таки успокоившись, я подумала, что надо как-то выбираться из создавшейся ситуации. А для этого необходимо узнать, что собираются делать эти два сумасшедших, так я их начала называть про себя. Поэтому я попыталась прислушаться к разговору, который раздавался со стороны, где находились Толян и Макс, но был едва слышен. С трудом, но я все-таки услышала некоторые слова, из которых я поняла одно, Толян и Макс оказались одними из тех, кто приезжал искать меня, и которые в последствии были причастны к гибели нашей мамы. Тот, кого звали Толяном, узнал меня по фотографии, которая была у них, когда они нас с мамой преследовали.

— Только этого мне ещё не хватало, — подумала я про себя, — и где же эта хвалёная французская полиция. Интересно как это вообще получилось, что они остались без присмотра, и смогли, почти с полчаса стоять у бистро, и за ними ни кто не наблюдал.

Тем временем наш автобус продолжал двигаться в неизвестном мне направлении, так как я плохо ориентировалась на местности, по которой мы сейчас проезжали. А меня постоянно одолевали вопросы, — куда они едут, какие у них цели, и, в конце концов, что меня ждёт впереди. Но, к сожалению, ответы на эти вопросы пока не находились.

От размышлений меня прервал подошедший ко мне Макс.

— Подвинься, разговор есть.

— Садись, — отодвинувшись, сказала я.

Он, плюхнувшись рядом со мной, тут же уставился на мои ноги.

59
{"b":"545218","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Триумфальная арка
Пряничные домики и не только
Время для мага. Лучшая фантастика 2020
Хищник
Как читать рэп
Даркнет 2. Уровни реальности
Исцеляйся сам. Что делать, когда все болит и ничего не помогает
Комиссар Гордон. Дело для Жаби
Капитализм в Америке: История