ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Артур, какого черта ты делаешь? - не глядя крикнул из ямы Марк.

- Марк, тебя посещал Стэн? - спросил вошедший.

Голос неприятного посетителя был спокойным, но в нем чувствовалась затаенная угроза. Он напомнил мне тех аристократов Имперских времен, которые часто мелькали в художественных фильмах того времени.

Я сделал еще два шажка подальше от него. Он даже и не глянул в мою сторону.

А вот Марк, ни капли перед ним не заробел, и даже ощетинился:

- Он приходил, и ушел по своим делам, примерно три часа назад. А вот ты, Григорий из дома Клиффордов, - эти слова он произнес с изрядной долей издевки, - Держи свою благородную рожу подальше от моей установки. Если ты еще раз посмеешь выкинуть такое...

Я всей кожей почувствовал вспыхнувшее, словно вольфрамовая нить в лампочке, напряжение между ними. И мне стало очень... очень неуютно. Разве люди могут сейчас так разговаривать?

А этот мужчина, лет шестисот на вид, поиграл желваками, чуть сузил зрачки...

А потом также быстро и резко, как пришел, развернулся и вышел вон, хлопнув напоследок дверью.

Марк чуть слышно выдохнул.

- Артур, не пугайся это добродушного мужчину, - он усмехнулся, - давай тащи сюда детектор. Черт с ним с кристаллом, я тут вдруг подумал - не нужен он сейчас.

Я молча повиновался. Залез в яму, служившую корпусом для установки, и передал ему инструмент.

Марк начал молча возиться со своим хозяйством.

Кристаллов силы в установке было много - штук 20. 6 из них - основных - стояли вертикально, образуя равносторонний шестиугольник, на специальном возвышении. Остальные - вспомогательные - были утоплены в стену. И рядом с каждым маленький пульт с кнопками для контроля их положением. В принципе можно было бы делать все с помощью мысли, внутри пультов ведь были кристаллы, но такое вот дублирование чисто электромеханическим схемами практиковалось и в мое время. Хоть и пользовались ими редко.

Марк же сейчас отчего-то предпочел воспользоваться именно пультом. Он машинально нажимал на кнопки, подходил к кристаллам и снимал с них детектором показания, возвращался к главному пульту, снова что-то настраивал.

Всю работу он делал механически, явно думая о чем-то другом. Я же просто стоял в сторонке, глядел на его работу. Мое напряжение от недавней ситуации постепенно начало проходить.

- Знаешь, я, если честно, совсем не понимаю, как в наше время могут жить такие люди, - вдруг задумчиво проговорил Марк, - Все-таки четвертое тысячелетие на дворе. А вот, посмотри, есть семьи, в которых вырастают такие дети.

Мы помолчали немного.

- Я специально, после того как познакомился с ним, узнал про их семейку. Совершенно безумные люди, сошли с ума на благородстве своей древней фамилии. Все требования от Комитета, все предупреждения, разъяснительные беседы, да и социальное давление, наконец, просто игнорируют. Каких только мер к ним не применяли, вплоть до экономических санкций. Все без толку. Но не силой же решать этот вопрос?

Я был ошарашен. Зная, как щепетильно относится общество псионников к воспитанию детей и психологической поддержке личности, все это кажется невероятным. Сознательное общество, которое делает Солнечную таким дружелюбным местом, появилось не из культурных предпосылок. Оно держится не на всеобщей идеологии. А просто на том, что детей учат смотреть на мир адекватно и рассудительно, учат знать цену и меру своим эмоциям, объясняют их причины. Также ликвидирует негативное внешнее влияние, убирая внутренние деструктивные шаблоны, проводя тонкую психологическую работу, для того, чтобы к совершеннолетию не остались в подсознании те глупые и разрушительные установки, от которых у наших предков было столько проблем. Кому как не мне об этом знать?

А сейчас, просто в голове не укладывается, как такое могло возникнуть в наше время.

- Хотя иногда, кажется, что стоило бы быть чуть более жесткими в их отношении.

- Ну а вы? Почему вы сами разжигаете конфликт? - немного потерянно спросил я.

- Мы пробовали делать все правильно. Лично у меня просто лопнуло терпение, эта глыба совершенно непрошибаемая. Опять же, таких людей мало, очень мало осталось, и для общества в целом, они не опасны. Ну а лично... Приходится как-то мирится. Знаешь, пообщавшись с Григорием, я понял, почему в древности люди постоянно друг с другом воевали. Если встречаются два таких типа - жди беды.

- Вообще, странно... Это довольно известная семейка, неужели ты ничего о них не слышал? Поговаривают они были связаны и со Знающими, что по мне неудивительно. С таким-то отношением к обществу.

- Я как-то не слежу за новостями.

- Это ты зря...

И мы продолжили работать.

Все оказалось сложнее, чем я думал. Эта работа стала настоящим испытание моего профессионализма, моих знаний и навыков, а также и терпения. Но я с ней справлялся, и это приносило огромное удовлетворение. Пожалуй, теперь я смог бы написать более интересное резюме для работодателей. И возможно, ко мне чаще будут идти более серьезные и интересные заказы.

****

Мы работали до самой темноты. И когда мы вышли с Марком, усталые, но довольные, наружу, там уже стояли густые сумерки, которые немного разгонял лишь свет из нескольких окон Административного сектора - кто-то тоже засиделся допоздна.

В этот момент я, наконец, очнулся и вспомнил, где нахожусь. Удивительно, но я не испытал негативных эмоций. Наоборот, я чувствовал воодушевление. Я почему-то был уверен, что уж теперь-то точно со всем справлюсь.

Так мы и шагали с Марком, поддерживая неспешный разговор - мы обсуждали работу, оставшуюся на завтра.

Мы прошли мимо памятного домика Медпункта, и я вспомнил местную странную, но притягательную медсестру.

Мы с Марком неплохо познакомились, и мне не было страшно с ним разговаривать, так что я спросил:

- Марк, слушай, а тебе не кажется странной местная медсестра?

- Только она врач, не медсестра... хороший врач, кстати говоря, и приятный человек... Но Ольга не странная, нет.

- Постой... Ольга? - мне показалось, что я чего-то не понимаю.

- Ну да, - Марк с усмешкой на меня посмотрел, - А что?

Я что схожу с ума? Вообще неудивительно, в таких-то обстоятельствах.

- Тогда... Кто такая Лилиана?

- Какая из? У нас их две... три.

- Темные длинные волосы, оранжевая туника, лицо...

- А! Оранжевая Лил? - Марк мечтательно улыбнулся, - О, братец мой... Она - яркая утренняя звезда в предрассветном небе! Сверкающая жемчужина в темных глубинах океана! Совершенство! И только один крохотный недостаток - уже замужем.

Я не сразу переварил всю эту неожиданную поэзию.

- Незадача... И повезло же Стиву, - Марк вздохнул, но дальше продолжил спокойно, -Лилиана в Лагере не работает... Приехала с сыном навестить мужа, и силой утащить его в отпуск. Если ты встретил ее в медпункте, значит, ее попросили временно заменить Ольгу. Можно сказать тебе повезло - завтра, с утра, она с семьей улетает в Жемчужину.

Я вспомнил странный интерес Лилиану к просмотру "нетайных" каналов.

- А кем она работает? - спросил я.

- Не вникал, если честно. Что-то гуманитарное...

Может Лилиана историк? Это бы многое объяснило - историкам естественны подобные интересы...

Марк проводил меня до Жилого Сектора и наши пути разошлись - он оправился к себе в дом. Я же подумал, что свой как-нибудь сам отыщу.

Я начал проклинать свою самонадеянность через 20 минут блужданий по спящему лагерю. В сумерках, все эти дома казались одинаковыми, а уж лабиринты дорожек-тропинок между ними совсем были чем-то запредельным. Хорошо, хоть людей нет, никто не видит моих мытарств.

Но я смог, наконец, выбраться на местную "площадь". Я был здесь с утра, именно здесь, немного особняком от других домов и стояла столовая. Уф, хорошо, отсюда дорогу я найду.

Вот только столовая не была пуста - из окон лился свет. Интересно, кто это там так поздно ужинает - на часах было чуть больше полуночи. Забавно, еще и окна проекторы свернули, на которых утром я видел лес.

28
{"b":"545225","o":1}