ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лилиана будто прочла мои мысли:

- Да, я плохая мать, - внезапно сказала она.

Я покосился на скрытую в полумраке темную фигуру. Лилиана все также неподвижно сидела у стены и закрытыми глазами смотрела куда-то в потолок. Не человек - статуя.

- Да только не тебе меня осуждать, Приключенец.

Я промолчал.

Лелиана подняла одно веко, и оглядела меня. Вздохнула. И через пару секунд сказала:

- Наверное, я должна перед тобой извиниться. За то, что нагрубила тебе тогда, во флаере. Ты, конечно, не виноват, весь спрос с твоих родителей... Будто закон не для них писан...

Лелиана спокойно смотрела на меня, а я не мог отвести взгляд. Я хотел, но что-то неуловимое в ней не давало мне...

- Тебе, наверное, интересно, почему Грег услал нас сюда?

Я вздрогнул при звуке этого имени, а Лилиана продолжила:

- Это месть. Может, глупая, может странная... Но он именно такой человек - хотел позлить меня, спровоцировать на скандал. Я и подыграла... Пусть чувствует себя победителем, ему полезно, может теперь успокоится...

Я тихо покачивал Артуру, который услышав родной голос, стал беспокойно ерзать у меня на руках и вытягивать ручки в сторону матери. Удивительно молчаливый ребенок. Но Лилиана не обращала на него никакого внимания, она продолжала спокойно глядеть на меня... Будто ждала чего-то.

- Что вам от меня надо? - не выдержал я.

- Omnia vanitas est, сын Знающего?

- Если кто-нибудь мне объяснил, что это значит, я бы возможно и ответил.

Лилиана, к моему облегчению, снова прикрыла глаза, и с меня будто сгрузили непосильной тяжести груз.

- Забавно... И Марта тебя опекала, будто ты не меньше, чем сын Координатора... А ты и понятия не имеешь ни о Департаменте, ни о социониках, ни о Знающих... Не так ли?

На ее лице заиграла странная улыбка. Я растерялся.

- Успокойся. Я верю, что ты вообще не понимаешь, что происходит. Если бы я думала по другому, то и относилась бы совсем иначе... Считай, это моей последней проверкой.

- Проверкой?

- Я в отпуске - можно и побезобразничать, - Лилиана на миг улыбнулась мне озорной улыбкой, разом становясь похожей на прежнюю "медсестру", - Все равно ты идешь со мной. Без вариантов.

- Что?

- Ну, или ты рассказываешь мне правду, которая меня удовлетворит.

Спереди раздался шорох. Я стараясь не беспокоить Артура, направил фонарь в темный провал у которого мы стояли. Лилиана тоже повернула голову в эту сторону. В луче света, было видно, как на наш выступ забирается Стивен.

- В глаза не свети! - тяжело выдохнул он, забираясь к нам на площадку.

Я поспешно отвел фонарь в сторону.

- Фух... Путь ни капли не изменился, - сказал он отряхивая тунику, - Нам придется немного попотеть, но ничего опасного впереди нет. Лил?

- Да, конечно, - Лилиана поднялась и осторожно подошла к провалу.

- Давай помогу...

Держа ее за руку, он помог своей жене спуститься вниз. Мне показалось, что ей это не нужно, она двигалась достаточно ловко, чтобы справиться своими силами. Я заметил, что Лилиана и Стив опять что-то обсуждают через мыслеречь.

- Ну что, поехали? - с улыбкой обернулся ко мне Стивен, - Я вижу тебе понравился мой сын, но пусть лучше дальше его оберегает Лил. Что думаешь?

Я недоуменно заморгал глазами. Стивен на это только улыбнулся и аккуратно забрал у меня младенца. А я и не знал, что чувствую больше, облегчения или сожаления. Я никогда не общался с маленькими детьми, но этот покорил меня своей абсолютной невозмутимостью и спокойствием. Зато можно было вздохнуть поспокойнее, как ни крути, а килограмм 10 он весил точно.

Стивен... Стив лег на живот и аккуратно передал Артура вниз, Лилиане. Затем он помог спуститься мне. Даже не помог, а, фактически, спустил.

Почувствовав пустоту под ногами, я стал неловко дергаться, пытаясь нащупать пол. Рукой, с зажатым в ней фонарем, тщетно пытался зацепиться за гладкие каменистые выступы. Луч света от фонаря плясал на стенах и своде пещеры, выделывая немыслимые пируэты.

Я, похоже, больше мешал, чем помогал Стиву своими топорными движениями.

- Лучше не дергайся, - пропыхтел Стив, перехватил меня за вторую руку, и словно мешок с картошкой медленно спустил вниз.

На твердой земле стало спокойнее. Я отошел от невысокой - полтора метра всего - стены, чтобы дать дорогу Стиву и посветил вокруг.

Луч фонаря не доходил не то что до свода, а даже и до стен! Пещерная зала, в которую мы спустились, была поистине гигантской, и мне стало почему-то неуютнее. Раньше стены прохода, по которому мы шли, давали чувство защищенности. Сейчас же огромные размеры это природной полости подавляли. Первородный мрак будто загустел и сжался вокруг меня и, казалось, ослабевшего луча фонарика. Тьма почти ощутимо давила на плечи. Разыгравшееся воображение тут же нарисовало мне демонов, которые неуловимо быстро избегали света и прятались в черной пелене.

С пола пещеры веяло холодом, но воздух был сухим и пах каменной пылью. Откуда-то из глубины дул несильный ветер, и, уходя в проем из которого мы вылезли, изредка посвистывал.

Сзади вдруг раздался мягкий стук. Я вздрогнул и развернулся. Фонарь ярко осветил Стивена, и он тут же отвернул голову в сторону от прямого света.

- Лил, Артур, не отходите далеко и пристраивайтесь за мной. Дорога здесь совсем не похожа на главный проспект Жемчужины, - сказал он, решив не обращать внимания на мои попытки ослепить его.

Мне стало немного стыдно от того, что я такой трусливый. И решив больше не создавать лишних проблем, пристроился в хвосте маленькой колонны из двух взрослых человек, и одного ребенка удобно едущего на руках у Лил. Теперь он окончательно проснулся и начал издавать различные звуки. Его угуканья и лепетания уходили в темноту и возвращались пугающим, много раз перекликающимся, эхом.

Меня слегка передернуло. И хочется верить, что от холода, а не от этих звуков.

Стив пошел не прямо, а сразу вильнул в сторону. Посветив через минуту по бокам, я понял почему.

Мы шли по небольшому плоскому гребню, а слева и справа пол пещеры начинал уходить вниз. Весь камень был сухим и будто неумело отшлифован пескоструйным аппаратом. По нему пролегали ровные полосы, и часто попадались мелкие сколы, напоминающие осиные норы. Слева, где скат был куда отвеснее, метрах в семи от нас луч фонаря высветил неровный темный провал, вертикально уходящий вниз. Светить по сторонам сразу расхотелось, и я предпочел освещать дорогу под ногами.

Иногда на сухом и местами потрескавшемся камне, попадались неглубокие лужи. Стив и Лилиана не обращали на них никакого внимания, шлепая по ним прямо босыми ногами. Я же не рискнул приближаться ближе к краю гребня, обходя эти лужи, и потому промочил свои тонкие летние ботинки. Идти сразу стало еще неприятней - регулировать теплобаланс я умел только в теории.

Дул легкий ветер. Временами он усиливался и кидал мелкую пыль в лицо. Откуда только ее здесь так много?

Наш путь вдруг преградил толстый, угловатый каменный столб из более темной породы. Он уходил к самому потолку, то расширяясь, то сужаясь, иногда делая резкие непредсказуемые изломы в сторону. Как и весь камень вокруг, он был грубо отшлифованным. Могли ли ветер и пыль вместе сотворить такое в течение многих лет?

Этот столб нам пришлось обходить, приблизившись вплотную к краю нашей тропки. И как назло, именно в этом месте скаты с обеих сторон становились круче. И гораздо более неровными. То тут, то там из них вырастали кривые белесые сосульки с острыми краями.

Я сглотнул. Чтобы преодолеть препятствие, я на всякий случай жался вплотную к столбу, хотя ширина тропки и позволяла идти по ней более свободно. Но в свою ловкость мне не очень верилось.

Стивен, видя мои затруднения, не стал мне ничего говорить. Он просто остановился с другого конца, и подождал пока я пройду, выражая готовность помочь в случае чего. Я был благодарен ему за такую страховку. Чтобы я там не думал, он внимательный человек.

39
{"b":"545225","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отражение
Тайна таежной деревни
Боевой 41 год. Если завтра война
Одна привычка в неделю. Измени себя за год
4321
Послание в бутылке
Трущобы Севен-Дайлз
Призрак победы
Маркетинг 4.0. Разворот от традиционного к цифровому. Технологии продвижения в интернете