ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виму нужно было поговорить с местным главой селения, выяснить подробности утреннего происшествия. Люди, неизбежно должны были уловить те эманации человеческой смерти, которые зафиксировал спутник. А так как это совсем нетипичное происшествие, многие люди не были с ним знакомы и были изрядно взволнованы.

Разговаривая с председателем, он подбирал те слова, которые должны были его успокоить, и которые чуть позже он должен донести до всех жителей поселка. На самом деле это была не совсем его работа. За разговором Вим ждал сообщения Реакционной группы, которая должна была провести первичную разведку. Только затем в дело вступал он.

Время тянулось медленно. Но Вим был терпелив. Да, его поколение с этим ни разу не сталкивалось, но их готовили ко всякому развитию событий.

- Вим? - на связь, наконец, вышел глава Реакционной группы, капитан Мозэ, - Мы засекли только одного человека в этом районе.

Вим жестом прервал словоохотливого Председателя.

- Одного? - Вим слегка напрягся, - Проверяли на маскировку?

- Да. Спутники показывают лишь одного человека. Самое интересное, мы сравнили текущую картину с прошлыми записями. Раньше на этом месте ничего не было. Обычная лесная живность, обычная картина для глухого леса. Но сейчас маскировка полностью снята.

- И что там?

- В общем и целом... Ничего опасного, - в эмоциях Мозе чувствовалось непередаваемое облегчение, - видим небольшой дом с пристройками. Внутри по данным тепловизоров кто-то есть, но он маскирует свою ауру.

- Он точно один?

- Точно, вряд ли кто-то смог замаскироваться от нас на таком расстоянии. Правда вот аура и пси-энергия... Даже наши приборы не видят их у человека внутри. Да и силуэт, если честно... Маловат. Похож на ребенка.

- Образ! - приказал Вим.

Через мгновение ему пришел мыслеобраз той картины, что видел Мозэ.

Его группа находилась в лесу, широко рассредоточенная вокруг небольшого дома. Не выращенного, а построенного из бревен и досок, как делали предки. И построенного очень качественно. Домик выглядел очень уютным, хотя и основательно обветшалым. А вот в отдалении от дома стоял уже более грубый сарай. Просветы между досками такие, что можно было ладонь просунуть, местами виднелись подпалины. Рядом с неказистым сараем, колодец. И все. Ни сада, как это обычно принято, ни забора вокруг, ни даже изгороди.

И все это надежно укрыто под кронами деревьев, только в отдалении видна небольшая полянка.

Не похоже, чтобы здесь жило больше нескольких людей. Это успокаивало Вима. Но зачем так прятаться? Вся эта прошлая маскировка. Отшельников никто никогда не трогает, зачем такие сложности?

В мыслеобразе капитана, также были картины, снятые различными визорами. И в эмо, и в пси диапазоне все спокойно. Электромагнитное излучение - чисто. Только тепловизор выдает маленькую сгорбленную фигуру, стоящую на коленях прямо на полу, в одной из комнат странного дома.

Фигурка не шевелилась.

- В дом не входить. Держать позиции и ждать меня.

- Принял...

????

Блаженное забытье сменилось холодом и тупой болью по всему телу. Я очнулся, обнаружив, что ничком лежу на россыпи мелких камешков. Они всюду впивались в меня своими острыми гранями. К правой щеке, подступала ледяная вода, и пока я недоуменно хлопал глазами, просыпаясь, эта лужа продолжала расти. Вот она добралась до шеи и пошла дольше. Вода уже насквозь пропитывая влагой мою футболку, джинсы и кроссовки.

Где-то недалеко от меня сочно барабанили капли воды. Пахло дождем и влажным камнем.

Вставать не хотелось, но эти острые камушки подо мной и ледяная вода, кого хочешь доведут до белого каления. Я нервно хихикнул неожиданно пришедшему в голову нелепому сочетанию: "ледяная вода" и "белое каление".

При попытке встать, мое тело отозвалось знакомым ощущением - будто в мышцы подсыпали песка и теперь он терся там, почти слышно скрипя и причиняя боль. Я сдавленно охнул, но вставать пришлось. Похоже, меня опять перенесло к черту на куличики, и хорошо, если здесь спокойнее, чем в прошлом...

И я внезапно вспомнил все. Стиснул зубы, но яркие картины не хотели уходить из головы. Я не хотел их видеть!

Во мне взорвалась жгучая и суетливая энергия. Кровь будто перемешали с шампанским, и я, казалось, даже чуть опьянел.

- Камни... Большие... Мокрые, - я не обращая внимания на боль в мышцах, начал щупать все, на что упадет взгляд, - вода... холодная черт!

Под руку попался мягкий мох, и я начал остервенело его отдирать, ломая ногти о камни. Я кусками срывал его и раскидывал в сторону, стараясь, чтобы он улетел как можно дальше. Многие с хлюпом падали в лужи.

Когда я очистил ближайший камень от мха, я энергично выпрямился. Да так, что хрустнуло в позвоночнике.

Быстро осмотревшись, я понял, что снова был в пещере. Только камней было больше, они устилали весь пол, иногда собираясь в завалы выше моего роста. Многие были покрыты мхом, на некоторых на небольшом слое земли, даже росла куцая трава. В в потолке, чуть дальше от места, где находился я, зияла огромная неровная дыра, метров тридцать в диаметре. Из нее пробивался тусклый свет, погружая всю пещеру в серые сумерки.

Из этой дыры, словно из гигантской лейки хлестал дождь. Именно он постепенно превращал пол в огромную лужу. Где-то сверху вдалеке глухо ударили раскаты грома.

Я любил дождь. Не знаю почему, но обильно капающая с неба вода приводила меня в неописуемый восторг еще с детства. "Шампанское" в моей крови разыгралось пуще прежнего.

- Дождь! - возбужденно завопил я, словно обезумевший.

И устремился на четвереньках, словно обезьяна, прямо по завалу камней в сторону дыры, из которой лилась вода с неба. Руки скользили, ноги разъезжались, и я пару раз чувствительно ударялся коленкой. Плевать!

Добравшись до дыры, я дико захохотал, запрокинув голову вверх и подставив лицо свежим струям воды. Сквозь бьющие в глаза капли дождя на меня смотрел гигантский проем широким неровным туннелем поднимающийся на поверхность. За ним, совсем близко, рукой подать, тянулись светло-серые тучи.

Я возбужденно начал ползать по камням и нашел небольшую ровную площадку. Я принялся бегать по ней, как заведенной. Я прыгал и смеялся, иногда вопил что-то в полный голос до одури. До хрипов в горле. Мне вторили тяжелые раскаты грома, и яркие росчерки молний.

Одежда быстро промокла и прилипла к телу, я вывозил ее в местной грязи, валяясь на камнях, и крепко разодрал в нескольких местах. Плевать!

Тело болело, но в душе царила истеричное и бездумное веселье. В ботинках хлюпала вода. Пару раз, в разгаре веселья, я задевал ногой камни. Я не чувствовал боли, но подошва одного кроссовка отошла на половину. Громко горланя что-то нечленораздельное, я отодрал ее с мясом, высоко выпрямился и швырнул высоко вверх.

- Мокрая вода! Дождь! Дождище! Дождяра! - орал я во все горло, - Ааааргх!!!

Последний вопль вышел совсем уж диким и сильно не понравился моему горлу. Я согнулся в три погибели и закашлялся. Легкие, казалось, сейчас вырвутся наружу.

Когда кашель прекратился, силы вдруг оставили меня и я упал на четвереньки. На глаза попалась разодранная левая рука, залитая засохшей кровью. Я мгновенно отвел взгляд и, пошатываясь, встал обратно на ноги.

Я стоял в полутемной пещере, под дырой на поверхность, под угрюмыми серым небом. Сверху падала вода и ее капли барабанили по камням. Шум дождя эхом отдавался в пещере. Было мокро и холодно.

Накатившее безумие выветрилось у меня из головы, будто кто-то отключил ему питание. Взамен там поселилась пустота и растерянность.

Внезапно где-то сбоку, из глубины пещеры, раздался каменный шорох и стук, будто кто-то рассыпал груду камней. Раздались мерные влажные шлепки - шаги по мелкой луже, в которую превратился пол пещеры. И вряд ли этот кто-то не расслышал тот концерт, который я здесь устроил.

44
{"b":"545225","o":1}