ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Грег! - испуганно воскликнул мальчишка, вбегая в комнату.

Он пробежал прямо сквозь меня и бросился к лежащему на полу телу мертвого старика.

- С тобой все в порядке? - с испугом и надеждой спросил он, вставая рядом с ним на колени.

Двенадцатилетний я, уже понял, что произошло. Он читал об этом в книгах. Но до самого последнего момента он не хотел в это верить.

- Сволочь... - я медленно отходил к стене, с ужасом наблюдая, как совсем мелкий мальчишка в панике начинает захлебываться слезами.

- Грег, очнись!

- Сволочь... - я уже не знал, кому адресовано это слово, я просто цеплялся за него как за последнюю соломинку.

Я сел у стены и прижал колени к подбородку, крепко обхватив их руками.

- Какая же сволочь...

Двенадцатилетний Артур захлебывался слезами, отчаянно теребя плечо мертвого Грега.

Мир мигнул.

И я вдруг увидел, как в центре комнаты рядом с живым Грегом стоит моя копия. Она заносит руку с пылающей в ней тьмой. Вспышка, шар ударяет Грега в грудь и он падает на пол. Стук в дверь. Дверь со скрипом открывается. В комнату вбегает двенадцатилетний Артур и бросается к телу Грега.

Я моргнул. И увидел со стороны, как я стою напротив Грега и заношу руку с горстью тьмы в ней. Вспышка, Грег падает. В комнату влетает двенадцатилетний Артур, бросается к телу...

Мир на мгновение сжимается в точку, разворачивается - я стою напротив Грега и заношу руку. Артур влетает в комнату.

Мир мигнул.

Я еще крепче вжался в стену, и еще сильнее обхватил колени руками. Тьма в моей руке; вспышка; Артур влетает в комнату. Захлебывается слезами.

Мир мигнул.

Как на древней заевшей кинопленке, все повторялось снова и снова. В точности. До последнего вздоха и взмаха ресницами каждого из персонажей участвующей в этой адской постановке. И я, как истинный режиссер всего спектакля, с ужасом следил со стороны за делом своих рук.

Мир моргнул. Грег падает на пол.

- Сволочь...

Я никогда отсюда не выберусь. Навечно застряну в этом фильме. На моих глазах сцена повторялась из раза в раз.

Я обратил внимание на медальон, сиротливо лежащий на столе. Медальон матери...

Вспышка, Грег падает на пол, и безжизненно смотрит в потолок. На его лице еле уловимо изгибается в улыбке краешек губ.

Только в этот момент я осознал, что не понимаю поступков этого человека.

Я вдруг понял, что совершенно не хочу понимать любых других людей вообще. Но вспомни Марту или Стэна, они вначале казались мне мрачными и недружелюбными ко мне. А потом, именно они помогли мне справится со страхом, с неумеренностью, с которыми я пришел в Лагерь. Они скорее всего погибли... еще тогда во время Венерианской чумы. От этой мысли я еще теснее прижался к своим коленям.

Вокруг меня продолжал разыгрываться вечно повторяющийся спектакль. Падает Грег. Моя копия яростно сверлит взглядом старого человека. И маленький я, двенадцатилетний шкет, вбегает в комнату, проходит сквозь старшего меня, как сквозь призрака, падает на колени около мертвого Грега. Раз за разом... Все повторялось.

Я снова уткнулся в колени. Вспомни Стивена... Как он на самом деле ко мне относился. И он оказался вовсе не снобом, как я думал сначала. Нет, он хотел помочь мне. По-своему ободрить. А я... все принимал в штыки. Вспомни Лилиану... Как она... спасла меня. Как защищала, не пожалев жизни...

И все, чем я отплатил им - это недоверием и мрачным взглядом исподлобья. Теперь они все мертвы. Сделав все, чтобы выжил я. И что я опять отдаю взамен? Тоже недоверие, тот же страх, ту же нелюбовь ко всему миру вокруг. И то же желание убежать от всего, спрятаться.

Может быть, настала пора выходит из под своего личного Барьера?

Почему, Грег?.. Почему ты сделал это? Что тобой двигало? Ты спрятался в этой глуши от всего мира не просто так. Но в конце концов вернулся за мной... И воспитал, как собственного сына. Могу ли я ненавидеть тебя после этого?

И в одном из бесконечных повторений этой ужасной сцены, я посмотрел на Грега. Я вгляделся в его лицо, в его взгляд. Что же... Что же тобою движет?

Я вдруг увидел его ауру. Рваную, неуверенную блекло-оранжевую ауру с редкими прожилками серого, темнозеленого, и иногда багрового цвета. Она, то чуть таяла, прижимаясь к телу, то отдалялась от него - и дышала чувством вины.

И я, будто наяву, увидел молодого Грега. В панике, он бежит с Венеры, боясь осознать, ЧТО совершили демоны его подсознания. Он прячется от мира здесь. Съедаемый заживо страхами и своей безумной второй личностью. Боясь высунуть и носа из этого места, он надежно закрывает себя от постороннего взгляда, прячется в надежно защищенной от внешнего мира клетке.

Я увидел, как Грег, старея и увядая, веками влачит своей существование на этой поляне, затерянной в бескрайних лесах. Какой смысл он видел в своей жизни? Никакого. Он вставал рано утром с чувством вины, и засыпал ночью, мучаясь кошмарами. Он знал, что именно он повинен в смерти миллионов людей.

Это было слишком. Слишком, даже для его безумного альтер-эго, которое постоянно донимало его, мучало постоянными страхами и загнанной ненавистью.

А сам он не видел в жизни ни цели, ни смысла. Он жил в прошлом. Черном, кровавом, ужасающем прошлом.

Пока в нем не проснулось что-то новое. И он, словно сомнамбула, ведомый неведомым кукловодом, снова отправился в мрачные Венерианские подземелья. Порожденное мучительными столетиями одиночества, в нем проснулось новое чувство.

Совесть.

И он улетел на Венеру. Только теперь я понял, зачем он это сделал. Он хотел найти тот самый медальон моей матери, из которого она сделала для меня защиту. Зачем он ему, я не знал. Но ясно увидел его намерение - найти медальон и отдать его... Каким-то людям. В его голове, они виделись жесткими, беспощадными... И справедливыми. Он чувствовал обреченность. Он верил, что после того, как он отдаст им медальон, его просто уничтожат. Но он все равно полетел на Венеру.

Но вместо медальона Грег нашел меня. Шок от осознания поступка Лилианы снова пробудил в нем страх. И его альтер-эго, которое он почти контролировал до этого, снова взяло верх и трусливо бежало обратно в этот одинокий дом.

Снова столетия одиночества. Еще более разрушительные, еще более тягучие. Грег начал полностью сходить с ума.

Он вернулся за мной только через полтысячелетия. Я не понимал, как он справился со своими демонами, но в один из моментов просветления, особо яркого, он вернулся, чтобы забрать меня к себе.

Грег долго не решался разрушить оковы стазиса. Несколько десятилетий потребовалось на это. И вот однажды...

В голове яркой вспышкой возникла новая картина. Грег, безумный, невообразимо старый, стоит над неподвижным младенцем. В его руках дрожит, занесенный для удара, колышек. Нелепый, но от того не менее для меня опасный. Но случайность, провидение, в виде любопытной вороны спасло меня и в этот раз. Грег пришел в себя. Понял, что дальше тянуть опасно, и пробудил меня к жизни.

Я видел, как он старался. Видел, чего стоило ему, постоянно держать себя в руках. Но видимо за эти долгие века, он что-то смог решить для себя, найдя себе смысл жизни в моем воспитании. Не идеальном, полном ошибок и срывов. Он осознавал, что я получаюсь странным, зашуганым ребенком и совершенно никаким псиоником. Но выйти к людям он уже не решался.

Слишком долго он был один. Слишком долго боялся, что мир вокруг, пылая гневом, узнав всю правду о Венерианской чуме, превратит его жизнь в еще больший ад.

И он решил... Я не поверил своим глазам, когда увидел эту решимость в Греге... Он решил убить себя. Он понял, что вредит мне тем, что растит в одиночестве, и что так все оставлять дальше нельзя. Но выйти к людям, раскрыться... К этому он был не готов, он боялся их больше чем смерти.

Грег снял все барьеры и бесконечные фильтры энергии вокруг своего дома. Он поставил защиту мне... Чтобы я... Ничего не почувствовал.

А потом Грег, с трудом перебарывая свое трусливое алтер-эго, коротким импульсом практически полностью сжигает свой мозг, отправляя себя в небытие.

47
{"b":"545225","o":1}