ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я сидел, уткнувшись носом в колени, и в сотый раз наблюдал как Грег заваливается на спину. Его смерть - не моя вина. Вряд ли я вообще мог что-то здесь сделать. Он убил себя сам. Насколько это возможно стирая всю свою память о самых страшных поступках в своей жизни.

Величайшее преступление в истории человечества. И страшнейшее из наказаний, которое существует в этом мире. Раскаяние.

Тысячелетие, проведенное в страхе и безумии. Без тени просвета и лучика хоть малейшей радости. Моя детская месть запоздала на десять веков.

Я встал и подошел к своей копии, которая поднимала руку в сторону Грега. Положил самому себе, который час назад был совсем другим человеком, руку на плечо. Тот Артур вздрогнул и повернул голову ко мне. В его глазах мелькнула тень удивления. Вряд ли он сейчас до конца понял произошедшее.

- Мы не убийцы, - сказал я глядя самому себе в глаза, - когда-нибудь мы научимся понимать других людей.

Мне в глаза вдруг ударила вспышка света, а потом знакомо зарябило перед глазами. Я будто слился со своим двойником в единое целое, и на короткое время в голове царил сумбур и хаос. Пока тот Артур, все не понял. Он был странным... Пугливым и вспыльчивым. Желающий странного и вечно запертый в своем хаосе мыслей. Не видящий, и не хотевший видеть мир вокруг. Он долго не мог согласится со мной, но тот Артур, он был все-таки умным человеком. Он все понял.

И мы слились воедино.

На тело навалилось тяжелое чувство, будто тебя скручивают и выжимают, как мокрую тряпку. Но я уже не обращал на это внимания.

Я знал, что возвращаюсь домой.

Глава 8. Редукция состояний.

Полгода после старта "Пилигрима"

Я с трудом разлепил веки. Казалось, в них залили свинец, и потому открывать глаза было так тяжело. Первое, что я увидел - белое размытое пятно. Оно постоянно шаталось вправо, влево, вправо... И ощущение будто вокруг меня не воздух - мягкий гель.

Издалека послышался тусклый женский голос:

- Доктор Розмари! Семнадцатая палата! Пришел в сознание!

За километр от меня, еле слышно скрипнула дверь. Шорох шагов, и через секунду надо мной навис человеческий силуэт, окруженный блеклой синей аурой. Точь-в-точь как на картинке в детской книге. Какое странное зрелище...

В глазах двоилось, тяжелые веки не было сил держать открытыми. Я снова провалился в темноту.

****

Через день, я уже мог ходить по палате.

Моя комната была не очень большой, зато светлой и приятно обставленной. Простые вещи - кушетка, тумбочка, на ней тарелка с фруктами. В углу, около окна стоял простой деревянный стол, несколько книг на нем, одна с закладкой - я начал читать "Моби Дика". На такой странный выбор меня натолкнула картина, изображавшая рассвет над морем, полном маленьких лодок и кораблей. В другом конце комнаты - дверь во внешний мир. Но я ни разу еще туда не заходил -не было повода. Из-за этой двери пока ко мне пришли только двое, и оба незнакомцы. Но сегодня обещала прийти Лил...

Окна выходили на замершую в зимнем сне излучину широкой реки. На том берегу расположился тихий и светлый сосновый лес, густо заметенный снегом. Я мог часами стоять у подоконника, укутанный живым теплом комнаты, и наблюдать законсервированный в уютном холоде маленький бело-зеленый мирок.

Я не удержался и, не смотря на запрет доктора Розмари, снова начал забавляться с предметами. Мыслью подкинул подушку в воздух, а потом аккуратно переместил ее на стол. Потянул за уголок тонкого одеяла, и оно послушно скатилось на чистый пол.

Я отошел в самый угол комнаты и мыслью вытащил из тарелки большое зеленое яблоко. Подкинул его к потолку и там толкнул вбок. По большой дуге оно начало падать, метя в стену. Но я не дал ему врезаться, толкнул в сторону - поймал. Потом в другую, потом в третью...

Как же легко это делается! Я был в полнейшем восторге. Немного сосредоточившись, я вытащил из того же блюдца апельсин, одновременно, держа в воздухе яблоко. Получилось! Я принялся аккуратно вращать их вокруг центра комнаты. Словно планеты вокруг солнца. Яблоком пусть будет Земля, а апельсином Марс.

От меня к кружащимся фруктам шел аккуратный и тонкий поток энергии. Просто супер!

Я принялся вращать фрукты все быстрее и быстрее.

В дверь вдруг постучались, и в комнату вошел доктор Розмари - мой лечащий врач. Очень приятный, кстати, человек.

Отвлекшись на него, я отпустил фрукты с "поводка". И тут же раскаялся в этом. Апельсин ударился о картину и изрядно помятый упал под стол. А вот яблоко ударилось в стену и разлетелось на кусочки. Стену теперь придется мыть.

- Извините, - стыдливо сказал я, - я все уберу.

Я собрал яблоко и разом переместил его в местную корзину - гиперпортал-утилизатор. А апельсин пролеветировал обратно в тарелку - потом съем, нечего добру пропадать. Осталось почистить стену, и...

Врач только глазами удивленно захлопал, глядя на мою воодушевленную уборку.

- Энергия из тебя так и хлещет. Но воздержись пока от таких забав. На несколько часов, пока не придут последние результаты анализов. Артур, после двухнедельной комы надо быть аккуратным в использовании пси-сил, так не трудно и надорваться. Мы не идеальны и могли пропустить что-то. Остерегись пока.

Я кивнул, полностью с ним соглашаясь. В конце концов, он мой врач. И я решил, что перетерплю тягу к баловству свежеобретенными умениями.

- Извините, я не сдержался... - виновато сказал я.

- Понимаю... Я хотел тебя пригласить к одному человеку. Помнишь он заходил к тебе вчера?

- Мистер Каетан, да? - спросил я.

- Точно, давай за мной.

И с этим словами он повел меня по больнице. То есть, я предполагал, что это была больница, хотя сейчас это больше напоминало своеобразный пансионат или даже тихий зимний курорт.

Мы вышли в длинный и просторный коридор. Справа, в окна врывался дневной солнечный свет. Через них было видно, как, не смотря на холод и снег, вовсю цвел жизнью местный лиственный сад. Несколько птичек порхали с ветки на ветку, стряхивая снежные шапки с деревьев лазурной листвы.

По левую сторону шли двери. Некоторые из них приоткрыты, и из них слышаться голоса, а иногда и тихий сдержанный смех. И на всех дверях таблички-номера, убывающие в сторону куда мы шли. А под ними фамилии: Перов А. Т., Кая Е. С. Т., Делоне М. и так далее.

Мимо нас редко проплывали люди. Я с интересом их рассматривал. Большинство были в простых белых туниках, пошитых на разный манер. Иногда попадались зеленые и синие, но такие имели один и тот же фасон - местные доктора...

Мимо прошел мужчина, улыбаясь своим неведомым мыслям. Я, встретившись с ним взглядом, не удержался и улыбнулся в ответ. Здесь хорошо...

Когда мы дошли до конца коридора, слева оставалась одна дверь. Без номера, без других пометок. Простая деревянная дверь.

Доктор Розмари остановился перед ней.

- После того, как закончишь - можешь заняться, чем хочется, - он снова улыбнулся мне, - только постарайся не взорвать клинику своей неуемной энергией. Держи кристалл, в нем и карта, и контакты людей, которые могут помочь тебе сориентироваться. Да и много разной полезной информации и инструментов.

Доктор протянул мне подвешенный на цепочку кристалл, почему-то синего цвета. Я молча взял его, с легкостью разглядел его структуру и свойства. Ого, это сделано по технологии Алвандера. Как там ее?.. Распределенные системы управления? В общем, кристаллы в кристалле. Занятная штука. До этого я видел только один такой - тот, что был центром моей звуковой установки. Альвандер сделал его мне на заказ, года за два до того, как эту технологию массово начали внедрять повсюду. Эксклюзив можно сказать. Есть, чем похвастаться.

- Спасибо, - поблагодарил я.

Доктор напомнил мне, чтобы я воздержался от активного использования пси-сил до вечера, а потом, попрощавшись, ушел в противоположную дверь. Та была прозрачной, и я увидел, как он спускается вниз по лестнице. Надо будет потом туда сходить. Как любопытно-то...

48
{"b":"545225","o":1}