ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вижу, ты удивлен, Артур. И я тебя понимаю. Но давай обо все по порядку, - он вдруг усмехнулся, - Ты наверное ждал очередного врача, или психолога, который снова начнет задавать бесконечные вопросы?

- Что-то вроде, - осторожно ответил я.

- Не очень-то я похож на врача, - Стив оглядел себя и рассмеялся.

Я против воли тоже улыбнулся.

- Но давай ближе к делу, пока не вернулась Лил. Сначала я хотел бы поговорить только с тобой.

Как все странно...

- Я начну издалека. Прошу, если у тебя возникнут вопросы, не спеши их пока задавать. Уверен, тебе все станет ясно под конец моего рассказа.

Я кивнул, а Стив после некоторой паузы начал свое повествование. И начал его, совсем уж из начала времен.

- Сейчас, как ты видишь Солнечная - очень мирное и безопасное место, - говорил Стив, Но так было не всегда. Когда возник Барьер, и человечество лишилось возможности развиваться своим привычным путем - через захват новых территорий и ресурсов, возникла острая необходимость что-то менять в привычном укладе общества и в головах людей. Иначе нас ждала бы неминуемая деградация. Умные люди понимали это еще в самом начале. И, слава богу, что в ходе всего хаоса, который тогда творился в Солнечной, именно они пришли к власти. Среди прочих их программ, было создание специальной комиссии, которая разработала бы долгосрочный план, по возрождению Солнечной. В эту комиссию попали многие люди. Историки, социологи, психологи. В общем, представители большинства профессий, объектом исследований которых была личность и общество. Благодаря их наработкам, пусть сквозь пот и кровь, но был заложен фундамент современной системы.

Через несколько столетий эта комиссия превратилась в полноценный институт исполнительной власти в Солнечной. Его назвали "Комитет Социальной Протекции и Развития". В его составе теперь числились не только социологи или психологи, а так же биофизики, психофизики. В общем, те научные отрасли, которые изучали человека, с точки зрения физиологии. Со временем это принесло плоды - было официально открыто и научно обосновано существование того, что сейчас называют псиэнергией.

Комитет работал долго и кропотливо. Разрабатывались программы, применялись реформы в образовании и воспитании, которые способствовали бы проявлению пси-сил у детей. Это был очень долгий процесс. Но тогда человечество верило в его жизненную необходимость. Сейчас мы можем видеть, что они не ошибались.

Это то, что идет в общеобразовательной программе. И поэтому не все люди знают, что Комитет, или если более официально КСПР, существует до сих пор и продолжает работать на благо Солнечной. Он до сих пор производит мониторинг нашего общества, чтобы определить его состояние, делает прогнозы и старается удерживать Солнечную на плаву. Удивлен?

Даже более чем!

- Зачем? Ведь все и так отлично! - воскликнул я.

- И так думают многие, - кивнул Стив, в его глазах не было ни тени улыбки, он был абсолютно серьезен, - Но это ложное впечатление. Неужели ты не замечал, что идеи сменяют другу друга весьма неохотно? Что наш прогресс хоть и сделал резкий скачок вперед, но по-настоящему революционных идей не было очень, очень давно. Мы только медленно и постепенно развиваем то, что было придумано несколько тысячелетий назад.

Я задумался. А ведь и вправду, все технологии - только усовершенствования изобретений наших предков. Да даже в музыке! Еще три недели назад, в своей стычке с Лорой, я говорил как раз об этом.

А ведь я уже забыл об этом случае совсем. А ведь она никуда не делась, и, наверное, жутко переживает из-за меня. Ведь как ни крути, именно она меня подтолкнула к чертовому кристаллу, и, наверняка чувствует себя виноватой. Я лениво подумал, что когда Стив уйдет, надо обязательно с ней связаться.

Я кивнул Стиву:

- Да, совсем недавно, еще до того случая с кристаллом, я общался... на эту тему.

Стив, едва заметно наклонил голову и улыбнулся краешком губ. И сразу посерьезнел. Слишком мимолетно была его эта улыбка, что я даже засомневался, не показалось ли мне?

Тем временем, Стив продолжал:

- Это неизбежная стагнация старого замкнутого сообщества. Во времена Империи и ранее человечество двигалось вперед, благодаря быстрой смене поколений и донельзя враждебному окружению. Молодые и неуемные бунтари - вот двигатель того общества. Понятно, что нам это недоступно и даже вредно - нет пространства, нет объекта для сопротивления. Даже к Барьеру уже начинают привыкать. Добавляется развитие консерватизма с возрастом и неизбежные "шоры" на глазах. Долгая жизнь - это не всегда плюс. Особенно, для общества в целом. И это стало серьезной проблемой в последние полтысячелетия. Однако, около ста лет назад, Комитет предложил возможный выход из этой ситуации. И, на мой взгляд, у них получилось.

Думаешь, почему дети этого Цикла такие творческие? Это все работа Комитета и обширные дополнения к стандартной программе воспитания. Вспомни, например, Альвандера. Мальчишка, всего пятнадцать лет, а дал Солнечной такой пинок, который поднял нас сразу на несколько ступеней вверх. И, хотя он, действительно уникальный случай, но всего лишь вершина айсберга. А ведь есть еще многие тысячи детей, которые сейчас заняты научным творчеством и, поверь, их достижения не менее ценны для нашей цивилизации. Да, конечно, каждый новое поколение продвигает что-то новое. Но по-настоящему революционные идеи - только сейчас. И все благодаря Комитету, сумевшему придумать такую методику, которая культивировала в головах детей нужные для научного творчества семена. Мало того, по всем прогнозам, подобное мышление, отголоски детской тяги к новому, сохранится в течение долгого времени. И если раньше плодотворный срок работы ученого был примерно 300 лет, то сейчас он увеличился до полутора тысяч! Такое долговременное противодействие неизбежно возникающему с возрастом консерватизму - очень сложная задача. И пока, конечно, рано говорить, но будущее мне видится оптимистичным.

Когда КСПР создавал свою программу, то предполагалось, что Барьер будет стоять еще очень долго. А теперь, перед нами скоро откроется целый новый мир... Пусть, возможно, и враждебный, но поток новых идей поднимет нас еще выше, невольно играя на руку социальным программам Комитета. Уж поверь.

Стив увлек меня своим рассказом, и я немного выбрался из своей меланхолии. Да уж... В таком случае работа этих людей из Комитета, будет поважней всего того, о чем я думал раньше. Подумать только, какие странные и неочевидные проблемы оказывается существуют у человечества.

Стив, взял небольшую паузу. Устроился поудобнее на стуле и снова продолжил.

- И вот тут мы подходим ближе к сути, - от его воодушевленного тона не осталось и следа, он был снова серьезен. - Еще одна вещь, о которой знают уже совсем немногие. И не потому что это тайна, а просто, как и в случае с Армией, о ней просто не говорят вслух, и их деятельность не освещается широко.

- Их?

- Я говорю о подразделении, которое было создано внутри Комитета около четырех тысяч лет назад - Департамент Регуляции и Коррекции. В узком кругу, людей, которые там работают, называют социониками.

Их работа заключается в том, чтобы... скажем, сглаживать, критические моменты в жизни общества. Любой непредвиденный социальный кризис рано или поздно проявляется на теле общества появлением особой категории людей, а порой и целых неформальных организаций. Можно сказать раковых клеток, которые могут запустить смертельный для всего социума процесс, и за столетия спустить в дыру все то, что Комитет выстраивал тысячелетиями. И соционики выступали чем-то вроде службы внутренней безопасности Солнечной - ее иммунной системой. В основном они старались решать все мирным путем, с помощью тонкой манипуляции вокруг окружения отдельной личности, или интригами, ведущими к развалу деструктивной организации. Иногда, вопрос решался более жесткими методами - насильственной коррекцией личности. И изредка... В особых случаях...

52
{"b":"545225","o":1}