ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В связи с тезисом "60 семейств Америки" о том, что сравнительно малое количество тесно связанных между собой крупных капиталистических семейств господствует над финансовой и экономической жизнью Соединенных Штатов, поучительно заметить, что в лице Ричарда Уитни фирма "Дж. П. Морган и К°" имела своим агентом высшее должностное лицо фондовой биржи. Подобных же пособников богатых семейств, можно найти повсюду на важных в стратегическом отношении финансовых, политических, академических, журналистских, судебных, коммерческих и государственных административных постах. Некоторые принадлежат по рождению к низшим классам, но удачно женились, другие рождены в роскошных поместьях, но являются бедными родственниками богатых акционеров или связаны благодаря браку с вышедшими из низов преуспевающими дельцами. Будучи членом совета директоров фондовой биржи, Ричард Уитни не возражал против выпуска в продажу перед биржевым крахом 1929 г. вансверингенских акций, хотя технический эксперт фондовой биржи предостерегал, что эти бумаги не безупречны. Ричард Уитни был одним из внесенных в моргановский "список избранных", директоров, которым вансверингенские акции доставались по цене значительно ниже рыночной. Эти факты были приведены в материалах сенатского расследования деятельности Уолл-стрит, против которого контролируемые Уоллстрит газеты протестовали, утверждая, что оно подрывает "общественное доверие" к деловым предприятиям и служащим, имея при этом в виду скорее избранный круг крупнейших богачей, пользующихся благами существующей финансовой системы, нежели деловые предприятия и служащих в целом.

Уитни имел и другие связи с группой господствующих семейств. На публичном разборе его дела комиссией по ценным бумагам и биржевым операциям он показал, что получил от Гарольда G. Вандербильта и покойного Джорджа Ф. Бейкера II необеспеченные залогом ссуды по 100 тыс. долл, каждая и затем в 50 тыс. долл, от Маршалла Филда III. В качестве привилегированного фельдмаршала крупного капитала он получил также необеспеченные залогом ссуды от менее выдающихся представителей уоллстри. товских кругов, таких, как Фрэнк Крокер, Дж. А. Суитцер, Герберт Веллингтон, Отто Абрахам, Дж. У. Прентис, Джордж X. Булл, Дж. Б. Мэбон и Э. А. Пирс. Большинство последних были крупными маклерами.

Хотя фирма "Ричард Уитни и К°" но была хорошо известна широкой публике, все же благодаря своей близкой связи с "Дж. П. Морганом и К°" она вела крупные и до последнего времени прибыльные дела. Как указывалось в меморандуме, врученном окружным прокурором Томасом Э. Дьюи суду присяжных перед тем как был вынесен приговор по делу Уитни, в течение ряда лет на долю комиссионной фирмы Уитни приходилось свыше 10% всех сделок с ценными бумагами на нью-йоркской фондовой бирже, и в числе ее клиентов был ряд крупнейших банков.

Уитни внезапно получил широкую известность в качестве мнимого спасителя общества, когда 24 октября 1929 г. в 1.30 пополудни, в самую черную минуту "черного четверга", он мелодраматически заявил, что покупает 10 тыс. акций "Юнайтед Стейтс стил" по 205 долл. В течение последовавших полутора часов он театрально метался по зданию биржи и показал себя настоящим "героем", разместив ордера на огромное количество акций, принадлежащих по крайней мере двадцати различным компаниям. В общей сложности он выдал ордеров на 30 тыс. долл. Неофициально сообщали, что он действовал в интересах "Дж. П. Моргана и К°", и сообщение это не было опровергнуто.

В течение следующих пяти лет Уитни достиг еще большей известности, оказав открытое неповиновение расследователям сенатской комиссии по банковским делам и валюте в 1933 г. и яростно сражаясь против введения в силу тех положений закона о ценных бумагах и биржевых операциях, которые были направлены на ограничение и регулирование этих операций. Выражаясь поэтически, именно это усиливавшееся регулирование, введенное и стимулировавшееся "новым курсом" Франклина Д. Рузвельта, опутало своими сетями грешного Уитни. Начиная с 1932 г. Уитни произносил перед группами дельцов во многих районах страны воинственные речи, направленные против правительственного "вмешательства" в дела Уолл-стрит и фондовой биржи, которую он назвал "совершенным" учреждением. Поскольку фондовая биржа была одним из основных средств контроля над денежным рынком и кредитом страны, Уитни и связанные с ним лица имели достаточно оснований для беспокойства. Короче говоря, Уитни был рьяным противником "нового курса".

Крупная фигура на Уолл-стрит, Ричард Уитни, брат которого, по общераспространенному мнению, становился все более последовательным выразителем интересов "Дж. П. Моргана и К°", ^стал казначеем нью-йоркского яхт-клуба, директором "Корн эксчейндж бэнк" (учреждения не моргановского в том смысле, как это понимается на Уолл-стрит) и владельцем обширного имения "Эссекс фокс хаундс" в Фар Хиллс (штат Нью-Джерси), с домом в 27 комнат и роскошными конюшнями, полными чистокровных лошадей; в Нью-Йорке ему принадлежал дом стоимостью в 210 тыс. долл. Несмотря на все это, он владел директорскими постами большей частью лишь в небольших полуспекулятивных частных предприятиях, где он полновластно господствовал. Единственным "моргановским" директорским постом, который он занимал, было место в "Моррис энд Эссекс рейлрод", филиале "Делавер, Лакаванна энд Вестерн рейлрод" (Морган). Между тем его брат занимал много важных постов в корпорациях.

О высоком социальном положении Джорджа Уитни лучше всего, пожалуй, свидетельствует тот факт, что он член узкого избранного круга финансистов попечителей Гарвардского университета.

По прихоти судьбы, Ричард Уитни был членом инспектировавшей экономический факультет Гарвардского университета комиссии, председателем которой был Уолтер Лиггпмаи.

Было установлено, что незаконная деятельность Ричарда Уитни продолжалась даже тогда, когда он был президентом фондовой биржи, даже тогда, когда он непринужденно давал советы правительству и широкой публике по вопросу о путях, которыми Америка может достигнуть процветания. На самом деле Уитни был против государственного регулирования промышленности, .потому что оно мешало его противозаконным действиям в духе многолетней практики высших кругов Уолл-стрит — практики, о которой мы узнаем из официальных материалов многочисленных правительственных расследований.

Хотя "Дж. П. Морган и К°" могли и не быть полностью осведомлены о делах Ричарда Уитни, все же они знали об этих делах гораздо больше, чем показал Ричард Уитни при публичном слушании на суде. Показания Уитни зафиксированы в меморандуме окружного прокурора Дьюи. Согласно этому документу, "еще в начале весны 1931 г. Фрэнсис Д. Бартоу, компаньон "Дж. П Моргана и К°" и один из директоров "Корн эксчейндж бэнк траст компани", заметил, что банк выдал подсудимому необеспеченный залогом заем в сумме 300 тыс. долл. В то время подсудимый был президентом нью-йоркской фондовой биржи и также одним из директоров "Корн эксчейндж бэнк траст компани". Г-н Бартоу обратил внимание брата подсудимого, г-на Джорджа Уитни, компаньона фирмы "Дж. П. Морган и К°", на то обстоятельство, что подсудимый, оперируя с ценными бумагами, не имел права на получение необеспеченного залогом займа из банка, директором которого он сам состоял.

"Г-н Джордж Уитни согласился, что, принимая во внимание положение подсудимого, сделка, была незаконной. 29 июня 1931 г. подсудимый занял у "Дж. П. Моргана и К°" 500 тыс. долл-, из которых 300 тыс. долл, пошло на покрытие займа, полученного подсудимым в "Корн эксчейндж бэнк". Заем, выданный фирмой "Дж. П. Морган и К°", был впоследствии сокращен до 474 тыс. долл, и оставался непогашенным до самой катастрофы, разразившейся 8 марта 1938 г., после неоднократных продлений срока займа".

140
{"b":"545227","o":1}