ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все магнаты публично выразили сожаление по поводу войны. Однако, хотя Морган и Карнеги высказались против нее, Лодж и Рузвельт не менее Херста и Пулитцера содействовали ее возникновению. И сенатор Джозеф Б. Форекер и член палаты представителей Джозеф Бэйли, оба в свое время разоблаченные в качестве открытых наймитов "Стандард ойл", ежедневно требовали войны, когда решение висело еще в воздухе.

Документы, отражающие внутренние мотивы, относящиеся к этой войне, еще не опубликованы. Но достоверны следующие факты: наймиты Рокфеллера в конгрессе были за войну; Херст и Пулитцер требовали ее; Рузвельт и Лодж подготовляли ее; Мак-Кинли и Ханна согласились на нее; и наибольшую выгоду извлек из нее рокфеллеровско-стиллменовский "Нэйшнл сити бэнк", ибо Куба, Филиппины и вскоре затем вся Латинская Америка оказались усеянными отделениями "Нэйшнл сити", и сахарная промышленность Кубы стала тяготеть к "Нэйшнл сити бэнк". Самую неблаговидную роль сыграл в этом сам Мак-Кинли, скрывший от конгресса полученные им сведения, что в последнюю минуту перед началом войны Испания капитулировала, согласившись на все до единого американские требования.

Характерно, что во время пребывания Мак-Кинли на посту президента "Нэйшнл сити бэнк" был более тесно связан с правительством, чем какой-либо другой банк, и широкие круги считали министра финансов Лаймана Дж. Гейджа агентом "Нэйшнл сити"[1 J. К. Winkler, The First Billion; A Biography of James Stillman, p. 106.]. Гейдж пригласил в Вашингтон в качестве своего помощника Фрэнка А. Вандерлипа, финансировавшего издания чикагской газеты "Трибюн". С этого поста Вандерлип перешел в "Нэйшнл сити бэнк", в конце концов став его президентом. Гейдж покинул казначейство и получил от Джеймса Стиллмена пост президента "Юнайтед Стейтс траст компани".

После быстро закончившейся войны начался процесс создания трестов, которому Ханна отдал все свои силы. В одном лишь 1899 г. было организовано не менее 92 корпорированных трестов, включая "Стандард ойл компани" штата Нью-Джерси. Ничего подобного до сих пор не существовало.

Новые организации, однако, не были "трестами" в прежнем значении этого слова. Это были акционерные компании, которые благодаря специально состряпанным законам штатоз получили возможность делать все, что им было угодно. Старая "Стандард ойл компаии" и свыше десятка других компаний, включая сахарную "Америкен шугар рефайнинг компани", были "трестами", от которых произошел этот термин. Рокфеллеровское предприятие и было названо "Стандард ойл траст"; благодаря этому приему компаньоны Рокфеллера, держа на основании трестовских соглашений акции сорока концернов, входящих в "Стандард ойл", могли распоряжаться ими, не запрашивая действительных владельцев акций.

С наступлением новой эры держательских компаний, владеющих ценными бумагами других обществ и контролирующих их, банковские группы, в первую очередь "Дж. П. Морган и К°", стремились принудить представителей семейств, возглавлявших соперничающие предприятия, обменять свои акции на наличные или на паи в объединенных предприятиях. Бумаги новых компаний широко распродавались доверчивой публике, соответствующим образом обработанной радужными статьями в газетах и журналах. Выручка шла владельцам компаний, составлявших новые акционерные общества, и в форме солидных комиссионнных и гонорара — банкирам.

В 1901 г. синдикат Моргана, основавший "Юнайтед Стейтс стил корпорейшн", взыскал, по данным Бюро по делам корпораций США, 62 500 тыс. долл, комиссионных, в то время как реальная ценность всех акций составляла лишь 682 млн. долл., номинальная же стоимость — 1 400 млн. долл. Подобные же комиссионные были получены при слиянии ряда компаний в "Дженерал электрик компаии", "Интернэйшнл харвестер компани" и "Америкен телефон энд телеграф компани".

Большая часть новых ценных бумаг, как это имело место и в отношении "Юнайтед Стейтс стил корпорейшн", представляли собой, по крайней мере наполовину, "воду", что сделало для многих корпораций, включая "Юнайтед Стейтс стил", невозможным выплачивать даже скромный доход со столь разводненного капитала; многие из них попросту кончили банкротством в течение последующих трех десятилетий. Даже там, где эти дутые предприятия выдерживали, биржевая стоимость их бумаг часто падала почти до нуля. Мелкие вкладчики, вновь подогретые красочными газетными отчетами, разбегались, как напуганные гуси, неся тяжелые потери, в то время, как комбинаторы и первоначальные владельцы возвращали себе обесцененные бумаги по цене, которая была намного ниже их подлинной потенциальной ценности.

Дело велось с точностью крупной военной операции, и доходы его организаторов в период 1899—1909 гг. превысили трофеи многих великих войн.

Перепись 1900 г., проведенная в конце первого четырехлетия Мак-Кинли на посту президента, показала, что 185 новых организаций, располагавших капиталом в 3 млрд, долл., контролировали одну треть производительных ресурсов страны [1 L. Hacker and В. В. Kendrick, The United States Since 1865, p. 280. 1934.]. С другой стороны, в октябре 1903 г. ценные бумаги ста таких компаний упали в биржевой цене на 47% по сравнению с высокими ценами 1899—1900 гг.[2 Там же, етр. 281.]. Акции "Юнайтед Стейтс стил" упали с 40 долл, до 8 3/8 долл., что принесло соответствующие убытки тысячам вкладчиков.

III

Мак-Кинли снова восторжествовал в 1900 г., так как мишурный блеск победоносной войны и новой колониальной тропической империи окружили его кабинет ореолом славы. Президента снова поддержали Ханна и тот же конгломерат соперничающих финансовых сил, что и в 1896 г., хотя этой гармонической коалиции предстояло вскоре распасться.

Состав кабинета Мак-Кинли отражал коалицию, которая дважды привела его к власти. Джон Шерман с головы до пят был ставленником Рокфеллера — Ханна. Джон Хей, бывший секретарь Авраама Линкольна, ставший государственным секретарем, был закоренелым республиканцем. Корнелиус Н. Блисс, министр внутренних дел, заведывал предназначенными для покупки фондами Моргана—Райана и был директором страховой компании "Икуитэбл лайф ашуренс компани". Элиху Рут, получивший портфель военного министра в 1899 г., был юридическим представителем Райана, а затем Моргана; ранее он был адвокатом Туида — "боеса" группы Таммани-холл и в качестве такового получил порицание от суда за неподобающие действия во время скандального дела Туида. Филендер К. Нокс был "своим человеком" Фрика — Меллона, директором нескольких банков Меллона, в течение долгого времени финансировавших коксовое дело Фрика, и реорганизатором "Карнеги стил корпорейшн" в акционерное общество. Филендер К. Нокс был ближайшим политическим соратником Фрика, и их преданность друг другу была чревата весьма важными последствиями[1 G. Harvey, Henry Clay Frick, The Man, p. 290.]. Фрик лично хлопотал перед Мак-Кинли о министерском портфеле для Нокса[2 Там же, стр. 290—291.]. Гейдж, как мы видели, был ставленником Рокфеллера — Стиллмена.

Нокс и Рут, верные янычары экономических роялистов, состояли в правительствах трех президентов. Позднее они проникли в сенат, чтобы продолжать "сверлить" изнутри. Э. X. Гарриман выдал секрет популярности Рута в высоких кругих, сказав: "Другие адвокаты говорят нам, чего мы не можем делать, а мистер Рут говорит нам, что мы можем сделать".

Джозеф А. Чоут, самый толковый из рокфеллеровских адвокатов, годами отстаивавший интересы своего хозяина и делах о роспуске, возбуждаемых штатами и федеральными правительствами против "Стандард ойл", был назначен Мак-Кинли послом в Великобритании; его сменил стареющий Хей. Так как с ростом международного финансового капитала посты послов в некоторых странах приобрели важнейшее значение, мы видим, что после 1890 г. почти все послы в Лондоне, Париже, Токио, Берлине, Риме и в столицах других, менее крупных, государств доверяются представителям морга новской, рокфеллеровской, меллоновской и других банковских групп.

23
{"b":"545227","o":1}