ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В 1900 г. "Стандард ойл" снова дала республиканцам 250 тыс. долл. Страховые компании, как всегда, свободно распоряжались средствами держателей своих полисов — средствами, которых было больше, чем могли немедленно поглотить основные отрасли промышленности. Все магнаты снова затопили деньгами республиканскую партию, обеспечив ей успех у избирательных урн.

Несомненно, что во время кампаний 1896 и 1900 гг. демократическая партия, несмотря на усердие Брайана и его популистских когорт[1 Популист — член "народной" партии, основанной в 1892 \\ (Прим, ред.)], тоже не обошлась без финансовой поддержки частного капитала. Уильям Рэндольф Херст, наследник золотых, серебряных и медных приисков, догадался, что может произвести выгодную для себя сенсацию, поддерживая Брайана, которого истерически поносило большинство нью-йоркских газет. В 1896 г. Херст предложил пожертвовать точно такую же сумму, как и его читатели, приславшие 40 тыс. долл. Маркус Дэли, владелец серебряных приисков в Анаконде, вместе с Уильямом А. Кларком и Ф. Огюстусом Хейнце, членом группы, подкупившей всю администрацию штата Монтана, собрал в 1896 г. 289 тыс. долл, для демократов, шумно рекламировавших спекуляцию акциями серебряной промышленности [2 D. С. Seitz, Joseph Pulitzer, р. 226.]. Четыре года спустя Брайан был снова поднят на щит теми же сомнительными элементами.

После того как в сентябре 1901 г. Мак-Кинли, вновь избранный президентом, был убит, радужные перспективы прислужников маммоны временно омрачились.

 Дж. П. Морган был совершенно выбит из колеи этой новостью [1 Н. Pringle, Theodore Roosevelt, р. 237.]. Рокфеллеры были тоже сражены, так как "после выстрела в Мак-Кинли они получили прекрасную медицинскую консультацию и установили, что его шансы на выздоровление невелики", как сообщает Джеймс Р. Филиппе младший, президент горнорудной компании "Бэтт энд консолидейтед" и компаньон Арчболда, Роджерса и Уильяма Рокфеллера по "Амальгамейтед коппер". "Поэтому они распродали все акции, которыми спекулировали" [2 С. W. Barron, More They Told Barron, p. 80.].

Морган имел основания для беспокойства, ибо незадолго до того фирма "Дж. П. Морган и К°" объявила себя управляющим раздутой до гигантских размеров' корпорации "Юнайтед Стейтс стил корпорейшн", избрав в качестве подходящего момента для этого заявления день вступления президента в должность. Внезапная смерть Мак-Кинли вызвала не только ужас, но и тревогу в ожидании действий вице-президента Теодора, Рузвельта, автоматически ставшего президентом. Несмотря на то, что Рузвельт неоднократно резко высказывался за необходимость реформ, консерватизм его не подлежал сомнению. Во многих отношениях замена Мак-Кинли Рузвельтом была благословением божьим для магнатов, ибо чисто словесный радикализм нового президента должен был сдерживать волну социального недовольства, поднимавшуюся все выше по мере, безудержного роста капиталов: Мак-Кинли никогда не был достаточно гибким политиком, чтобы притворяться врагом магнатов, выполняя в то же время тайно все их требования. Рузвельт же" виртуоз обмана, еще и поныне слывет либералом и реформатором.

С первых ступеней до самой вершины своей политической карьеры Рузвельт был поднят моргановской кликой; но недогадливому Моргану понадобилось некоторое время для того, чтобы научиться понимать его игру. Рузвельта сделали вице президентом потому, что в действительности было твердо решено предать его политическому забвению. Его фокусничанье на посту губернатора Нью- Йорка вызвало недовольство многих могущественных особ, в том числе Дж. П. Моргана. Последний имел основание быть недовольным, ибо вся политическая карьера Рузвельта была делом рук моргановских агентов.

После службы в законодательном собрании Нью- Йорка Рузвельт в 1886 г. был выдвинут кандидатом на пост мэра Нью-Йорка; кандидатура, предложенная президентом вандербильтовской корпорации "Нью-Йорк сентрал рейлрод" Чонси Дипью, была одобрена Элиху Рутом и Леви П. Мортоном [1 Н. Pringle, Theodore Roosevelt, рр. 202—203.

]. После того как Рузвельт прослужил при президентах Гаррисоне и Кливленде в качестве комиссара гражданской службы, а также был начальником нью-йоркской полиции, он по рекомендации тех же кругов стал в 1897 г. помощником морского министра.

Появление Рузвельта в качестве воспетого прессой героя испано-американской войны было единственной ролью, не написанной для него заранее. Его военная слава была йезамедлительно использована, ибо в 1898 г. Томас К. Платт, "босс" штата Нью-Йорк, получил от Дипью инструкцию поддержать кандидатуру Рузвельта на пост губернатора штата Нью-Йорк[2 Там же, стр. 208.].

Слово компании "Нью-Йорк сентрал рейлрод" было законом; Дипью выставил в Саратоге кандидатуру Рузвельта, причем последнему -была обеспечена поддержка Элиху Рута, отличившегося в 1893 г. составлением совместно с Джозефом X. Чоутом конституции штата Нью-Йорк, лишившей избирательного голоса значительную часть жителей города Нью-Йорк. Избирательной кампании Рузвельта содействовал председатель комитета республиканской партии штата Нью-Йорк Бенджемин Б. Оделл, преуспевший в качестве губернатора во время расследования деятельности страховых компаний. Э. X. Гарриман жестоко заклеймил Оделла, как свою персональную креатуру[3 Там же, стр. 201.]. "Патриотизм" Рузвельта принес ему победу на выборах.

"Кампания по выборам губернатора была первым случаем, когда финансовые тузы восточной части США внесли деньги, чтобы обеспечить победу Рузвельта. Они повторили это в 1900 и 1904 гг. Пожертвования были сделаны страховыми компаниями "Мючюэл", "Икуитэбл" и "Нью-Йорк", так же как и трамвайными компаниями "Метрополитэн и "Тэрд эвеню рейлуэйс". Том Платт хвастал, что получил 10 тыс. долл, от Дж. П. Моргана... За Рузвельта стояли респектабельные лица" [1 H. Pringle, Theodore Roosevelt, р. 208.].

На посту губернатора Нью-Йорка Рузвельт доказал, что он помнит, чьим хлебом кормится. Уже после составления своего второго послания конгрессу в декабре 1899 г. он уступил настояниям гарримановского агента Оделла и значительно видоизменил это послание[2 Там же, стр. 211—212.].

Еще более решительно разоблачила Рузвельта грозная нью-йоркская газета "Уорлд", прямо обвинившая губернатора (статья от 13 марта 1900 г.) в злоупотреблении своей властью, выразившемуся в сокрытии незаконных действий Томаса Форчюна Райана и изворотливого Элиху Рута, в то время члена кабинета Мак-Кинли.

Обстоятельства были таковы: Рут был юрисконсультом "Стейт траст компани" в то время, когда банк выдал незаконные займы на сумму 5 млн. долл. Один заем в 435 тыс. долл, был выдан Л. Ф. Пэйну, уполномоченному штата по делам банков и страхования, основному связному Уолл-стрит с властями штата и бывшему главному агенту Джея Гульда по части воздействия на законодательные органы и раздаче; взяток. Другой заем, в 2 млн. долл., был выдан Дэниэлю X. Ши, состоявшему в роли рассыльного на службе у Томаса Форчюна Райана, директора банка. Рут, говорила газета "Уорлд", допустил эти нелегальные сделки, Рузвельт же не сделал ничего, чтобы привлечь Рута, Пэйна и Райана к ответственности. Напротив, позже Рузвельт с радостью сделал Рута членом своего кабинета.

Рузвельт также закрыл глаза на заведомые мошенничества, связанные со строительством канала Эри.

Однако Рузвельт решительно вызвал недовольство Дж. Г1. Моргана своим покровительством налогу на концессии, что теоретически должно было приостановить мошенничества в предприятиях общественного пользования. Помимо того, Платт стал опасаться Рузвельта как грозного соперника и предложил избавиться от него, сделав его вице-президентом. Рузвельт грозил стать для Платта камнем преткновения "в зеленой долине политических интриг штата Нью-Йорк" [1 Н. Croly, Marcus Alonso Hanna, p. 314.]. На съезде республиканской партии в 1900 г. Рузвельт, уверенный, что в политическом отношении он сел на мель, принял покровительство коварного Платта и опасного Куэя из Пенсильвании, выдвигавших его кандидатуру на пост вице-президента. Его кандидатура официально поддерживалась Дипью, правомочным делегатом съезда. Куэй, с подозрением относившийся к могуществу, выпавшему на долю группы Ханна — Рокфеллера, сам сблизившись с группой Меллона — Фрика, хотел затруднить работу правительства, навязав ему человека, прослывшего упрямцем; при этом имелось еще и другое соображение: возможно, что компания Куэя могла впоследствии повлиять на этого человека. Дело кончилось тем, что Фрик сам стал одним из личных советников Рузвельта; впоследствии ему было предложено место в комиссии по строительству канала через перешеек. Мак-Кинли и Ханна протестовали против выдвижения в 1900 г. кандидатуры пламенного на словах "лихого наездника"[2 "Лихими наездниками" прозвали добровольческий кавалерийский полк, которым командовал Теодор Рузвельт во время войны с Испанией 1898 года. (Прим, перев.)], но это не помогло[3 Н. Croly, Marcus Alonso Hanna, pp. 309—310.]. Они добились только того, что убедили Рузвельта во враждебном отношении. "Стандард ойл" к его карьере.

24
{"b":"545227","o":1}