ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После проведения закона Хэпберна "Рузвельт снова ударил своей дубинкой по трестам, но свободной рукой он подавал знаки стоявшим за его спиной "молодчикам", шепча: "Не волнуйтесь, это делается для широкой публики" [2 W. F. McCatcb, Theodore Roosevelt, p. 261.]. Говоря о законе Хэпберна и прочих подобных ему мероприятиях, Мак-Калеб замечает: "Законодательство Рузвельта стало сейчас подлинным оплотом наихудших комбинаций, приносящих стране неисчислимые беды" [1 W. F. McCaleb, Theodore Roosevelt, р. 254.].

Однако Рузвельт сохранил свою популярность, возбудив судебные дела против "Тобэкко траст" и "Стандард ойл компани". "Америкен тобэкко компани", как и "Стандард ойл", находилась под властью Рокфеллера, хотя Томас Форчюн Райан и Джеймс Б. Дьюк также пользовались в ней большим влиянием. Тяжба против этих компаний явилась политической репрессией со стороны Рузвельта против действительной и воображаемой оппозиции Рокфеллера, и это укрепило группировку Моргана — Меллона — Фрика до такой степени, что Рокфеллеры оказались ослабленными.

Тяжба против "Стандард ойл" привела к "роспуску" компании Верховным судом в 1911 г.; но отдельные составные ее части процветали, и в 1929 г. Рокфеллеры снова начали постепенно собирать их воедино. Особым решением суда в 1907 г. судья К. М. Лэндис доставил общественному мнению величайшее удовлетворение, оштрафовав "Стандард ойл" на 29 млн. долл., но затем это постановление было отменено.

В период своего второго пребывания на посту президента Рузвельт в частной беседе о своей антитрестовской тактике сказал: "Фактически я прекращал дела каждый раз, когда имел для этого хоть малейший повод". Он ограничился судебным преследованием нескольких особо скандальных комбинаций, но "даже когда приговор бывал в пользу правительства, это не приводило ни к каким реальным результатам" [2 Там же, стр. 256.]. Состоявшие на правительственной службе адвокаты, по наблюдению Лзфоллета, обычно саботировали возбужденные государственными органами судебные дела.

В своем послании в декабре 1906 г. президент настаивал на обложении налогом доходов и наследства (требование Пулитцера в 1884 г.), а также требовал государственного лицензирования корпораций, запрещения политических фондов корпораций, ограничения рабочего дня железнодорожников и сокращения права судебного вмешательства в трудовые конфликты. Конгресс послушно запретил корпорациям делать взносы на политические цели (но отдельным лицам, состоявшим в корпорациях, подобные взносы по прежнему были разрешены) и установил максимальный срок рабочей смены для железнодорожников в 17 часов. Остальные пункты послания президента были иронически обойдены.

К протесту Лафолетта присоединился сенатор Олберт Дж. Беверидж из штата Индиана, бывший империалист, постепенно начавший понимать зловещий оборот, который принимали политические дела. Именно Беверидж и Лафоллет, поддержанные общественным мнением, возмущенным описанными в "Джунглях" Эптона Синклера условиями работы на бойнях, настояли на проведении закона о доброкачественности пищевых продуктов и лекарств.

Но реакционеры во главе о Олдричем фактически свели это мероприятие к нулю. Беверидж снова, без какого-либо содействия со стороны Белого Дома, тщетно пытался добиться повсеместного запрещения детского труда; Лодж выступил против этого запрещения, хотя Беверидж в своей длившейся три дня речи сказал: "Сенат располагает доказательствами того, что эти дети медленно умерщвляются не десятками и сотнями, а тысячами". Спунер заявил, что вмешательство в эксплоатацию детского труда является нарушением конституции. Написанный Бевериджем второй закон о детском труде был похоронен в комиссии.

Закон Олдрича-Бриланда о денежном обращении, впервые предложенный Рузвельтом, разрешал банкам страны образовывать ассоциации и получать взаймы у правительства суммы до 90% их объединенных активов; закон этот был принят, хотя Лафоллет и затянул обсуждение его на 18 часов в тщетной попытке предотвратить то, что по существу представляло собой выступление центрального правительства в роли гаранта финансового капитала. Попытки запретить судебное вмешательство, направленное против интересов рабочих, и усилия Бевериджа и Лафоллета образовать тарифную комиссию экспертов были сведены на-нет Олдричем и его присными при попустительстве Белого Дома.

На всем протяжении своего пребывания у власти Рузвельт продолжал требовать ,и получать фонды для строительства колоссального военно-морского флота, предназначенного лишь для облегчения международных экономических завоеваний Уолл-стрит; в 1907 г. Рузвельт театральным жестом послал флот в кругосветное плавание. Игнорируя соответствующие статьи конституции, он превысил права президента в области дипломатии. Например, во время первого своего четырехлетия он предписал наложить арест на доминиканские таможенные пошлины в пользу европейских кредиторов, которые настаивали на этом через "Дж. П. Моргана и К°". В начале своего второго четырехлетия он заключил с Японией и Англией секретное неофициальное соглашение, касавшееся тихоокеанских проблем; об этом соглашении не было известно ни сенату, ни народу. Как полагает доктор Бирд, этим шагом Рузвельт положил основание вступлению Америки в мировую войну на стороне Англии и Японии.

Президент самовольно вторгся в раздел между европейцами торговых привилегий в Китае, настаивая на американских "правах", и вскоре после этого, в 1909 г., фирма "Дж. П. Морган и К°" заняла ведущее положение в американском синдикате, финансировавшем китайские железные дороги. Это привело к китайским финансовым консорциумам 1910 и 1920 гг., в которых Морган оба раза представлял американскую сторону. Американцы, скупившие китайские ценные бумаги, выпущенные этим синдикатом, потерпели убытки, достигшие почти 50%.

Влияние Моргана в Белом Доме при Рузвельте было наиболее убедительно продемонстрировано во время паники 1907 г. В дальнейшем совершенно открыто утверждали, — и сам президент Рузвельт намекал на это, — что паника была усугублена, если только не начата, с единственной целью дать корпорации "Юнайтед С гейте стил корпорейшн" возможность в нарушение закона Шермана поглотить корпорацию "Теннесси коул энд айрон корпорейшн". "Теннесси коул" не играла тогда заметной роли; однако было известно", что она владеет богатейшими в мире залежами руды.

Если такой заговор существовал, — а большинство бесспорных улик говорит о том, что он существовал, — то он представлял собой совместную авантюру моргановской и рокфеллеровской групп с целью поделить сферы их экономического господства. Рокфеллеровская и моргановская группы в этот период переплелись между собой в целом ряде спекуляций и вели усиленную торговлю, обмениваясь сферами влияния.

История захвата "Теннесси коул энд айрон" и разорения Ф. Огюстуса Хейнце начинается с собора протестантской епископальной церкви в Ричмонде, осенью 1907 г. К концу собора на бирже началось падение цен, и некоторым комиссионным конторам угрожала опасность краха. Уолл-стрит и ее трубадуры в прессе обвиняли в этом Рузвельта, который незадолго перед этим воинственно намекал на "преступников огг крупного капитала".

Как рассказывает епископ Лоуренс из Массачусетса [1 H. Pringle, Theodore Roosevelt, р. 437.], Морган, один, из старост епископальной церкви, весело напевал в поезде, возвращаясь с собора в Нью-Йорк — воистину странное поведение в момент финансового кризиса! Но скоро причина необычайного музыкального вдохновения Моргана объяснилась особым стечением обстоятельств. Повидимому, она заключалась в крахе, который постиг за несколько дней до этого, 16 октября, "Юнайтед кошер компани", принадлежавшую Хейнце, президенту "Меркантайл нэйшнл бэнк"; Хейнце немедленно отказался от своего поста в банке. В тот. же день фирма маклеров "Отто Хейнце и К°" разорилась дотла, а зате,м лопнул и банк "Батт и Хейнце". Повидимому, именно об этих волнующих событиях и говорилось в телеграммах, полученных Морганом в Ричмонде[2 Там же, стр. 437.]. И все- таки Морган весело напевал.

31
{"b":"545227","o":1}